Жизненный уклад, кантри-полис, транспорт и машиностроение — все новое



Сначала о проблеме. Все уже услышали (а некоторые почувствовали), что в новом технологическом укладе работы кардинально меньше. Роботизация и автоматизация вытесняют рабочие места. Недавно на сочинском инвестфоруме выступающий оценил, что за 10 лет в России сократится 25 млн.мест и появится 20 млн.новых. То есть, вроде всего минус 5 млн., но на самом деле исчезнет 25 млн.мест старого типа, а уволенные не смогут занять рабочие места нового типа. И «пойдут они солнцем палимы»…

Безработица растет с ускорением

Отчего так хорошо растет ИТ отрасль, прибавляя по 10-20% в год? Оттого что она автоматизирует рабочие места, повышает производительность труда и — алле-апп! — ликвидирует старые рабочие места. Посчитать легко. Окупание затрат заказчиком проходит за год-полтора. Человек в ИТ компании обычно стоит в 2 раза дороже среднего по стране, значит один сотрудник ИТ компании сокращает два-полтора человека в год. И так как вся отрасль ИТ растет на 15% в год, то 1,15 — это ускорение с которым ежегодно растет скорость сокращения рабочих мест.

Не только ИТ отрасль сокращает рабочие места, но ИТ отрасль их точно сокращает. Там, где сидели клерки, – сейчас электронные госуслуги. Вместо бухгалтеров — интернет сервисы. Вместо юристов — семантические программы разбора договоров. Вместо диспетчеров такси — сервис Яндекс. На подходе — автоматизация водителей, революция в ритейле и логистике. Промышленность перестала генерировать рабочие места, заводы стали малолюдными, фермы — тоже. Старый уклад ушел из промышленности, сейчас уходит из услуг.

Большинство из 25 млн выбывших работников не смогут переквалифицироваться на современные профессии, их доход упадет. Перейдут в таксисты, «выпадут из рынка», не смогут обеспечить уровень потребления семьи. Кто-то запьет, перестанет платить за квартиру, потеряет жилье, забомжует. Массово мы это проходили в 90-е. Тогда была перспектива роста экономики, можно было дождаться и вернуться в профессию. Сейчас процесс более плавный, но перспектив возврата к профессии нет совсем.

Какие последствия? Вспомним наши 90-е: расцвет наркомании и криминала, депрессия и пьянство. Превращение подъездов многоэтажек в грязные помойки с соседями нарколыгами. Превращение окраин в криминальные районы. В 90-е еще был запас самосознания от советского воспитания, сейчас молодежь неустойчива.

Новый образ города

Выходов из положения вижу два. Первый способ – как в Америке, Европе — кормить, давать социальные пособия. Но есть минус. Большинство американских негров и французских арабов уже не думают про работу. Полицейские уже не думают заходить в их кварталы. Проверено, что когда в районе много иждивенцев — жизнь всех превращается в ад. Бедность и беспросветность жизни заразна, дети остаются такими же. Люди дичают, только герои могут выбраться.

Второй выход — нов и не опробован, — заранее расселять город, строить за городом автономные поселения на земле. Благо у нас земли достаточно. Добиться, чтобы народ на небольшие деньги мог вести достойную жизнь и сам себя кормить, воспитывать детей и содержать семью. В этом случае человек не дичает, его среда становится ментально и физически «чистой», он уважаемый член общества, а его дети стремятся к лучшей жизни. Дать возможность семье вести современную жизнь на земле, с огородом и в своем доме. В «деревне» при низких доходах требуется постоянный труд для самообеспечения, это напряженная жизнь. Но самостоятельность сохраняет достоинство и вызывает уважение, формирует правильных детей. Это не слишком трудоемко, современные технологии освобождают время — хватит и на детей и на внуков, и на свое развитие.

Новые производительные силы

Зачем про это думать и что-то менять? Может вести западную политику, кормить бедных и пусть дичают на пособиях «невписавшиеся» в рынок? А «вписавшиеся» будут жить в охраняемых поселках за колючей проволокой. Вот в ЮАР белые так и живут, не пересекаясь с неграми в обычной жизни, не заходя в центр Иоганнесбурга. Думаю, что Россия так не выживет, апартеид невозможен, не совместим с культурными кодами. И города погибнут. Нужен вариант общей жизни.

К тому же новый техуклад предъявляет иные требования. Почти все профессии могут автоматизироваться. Не автоматизируются – исследования, разработка новых знаний и технологий. И не автоматизируется воспитание и обучение. В современном техукладе за человеком останется производство новых знаний и технологий, исследования. Этот процесс станет массовым, займет на порядок больше людей, чем сейчас, процентов 20-30, начнется со школы. Никто уже не назовет это наукой для избранных, это будет основная, массовая человеческая деятельность. И детей надо к этому готовить с детства.

Соответственно – производство людей станет главным, будет определять судьбу страны. Нам нужно недорогое для государства, но высокого уровня – производство людей, выигрывающих цивилизационное соревнование. Люди становятся основными производительными силами. Даже с прагматичной точки зрения, нам нельзя половину людей, «невписавшихся» в рынок, бросать на произвол, у них рождаются талантливые дети, необходимые стране, эти дети должны быть воспитаны в правильной семье и хорошими учителями.

То есть постараться стоит для детей. Они — будущие производительные силы. Обществу нового техуклада придется принять ценность рождения и воспитания детей, как одну из главных. И если такую ценность принять, то основной отдачей «деревни» становится не сельское хозяйство, а выросшие дети. Производство людей – самое перспективное производство в современном техукладе:). А кантри-полисы — необходимая среда.

Транспортный барьер для кантри-полисов

Что мешает? Главный барьер для построения «мегаполисов с деревнями» (назовем их «кантри-полисы») — недорогие скоростные транспортные коммуникации до 300 километров. Для полноценной жизни деревне надо обеспечить часовую доступность общественного пассажирского транспорта до центра города. У Екатеринбурга, например, должна быть равномерно заселена окружность радиусом в сотню километров.

В городе – секции, кружки, выставки, учебные заведения, культура, медицина. Одним словом — цивилизация. Цивилизация должна быть доступна любому поселку. Чтобы люди в деревне не дичали, производили умных и развитых детей, они должны иметь быстрый и дешевый доступ в город.

Сравнительно недорого обеспечить оптоволокно и электричество в деревню. Провести газ — уже дорого и необязательно. Запретительно дорого — построить и содержать дороги для ежедневного массового автотранспорта от города до каждой деревни. На автомашине не попасть в центр города за час. И дороги и сами автомашины слишком дороги. Нам не совершить подвиг Америки — провести автодороги в субурбии, и построить 12 полосные въезды. Но возможно есть лучший вид транспорта.

Есть ли принципиально иное проверенное решение для транспорта? Нет, есть лишь гипотезы. Одной из таких гипотез является струнный транспорт Юницкого. Допустим гипотеза Юницкого верна, и его струнный транспорт может обеспечить кратное снижение цены транспортной инфраструктуры, и кардинально иную пассажирскую транспортную доступность. Или, допустим, существует другой способ получить дешевый скоростной транспорт.

В таком случае возможна качественно иная схема развития мегаполиса. Мегаполис перестанет быть местом постоянного жительства всех, кто участвует в его деятельности. Люди будут жить в поселениях за пределами города, в разных местах, которые им «по карману» при неравномерном годовом доходе современного техуклада. Дети в деревне недорогие, ЖКХ недорогое. Образование бартерное, учителей в деревне кормят.  Дети и родители имеют полный доступ к городской инфраструктуре — образовательной, медицинской, культурной, рабочей. Качество образования можно держать высоким, поддерживать государством.

Мегаполис перестает строить жилые многоэтажки для «вечного» проживания. В «деревенском» доме ребенок растет, ходит в школу. Постепенно начинает ездить в город, после пятого класса – на разовые занятия, после седьмого —  несколько раз в неделю на кружки и секции. Потом живет в городе во время интенсивной учебы в вузе или колледже.

В городе человек живет при получении работы в проекте. При появлении детей потребуется переезд семьи в «деревню», рядом с родителями, участниками воспитания внуков. Если главный выход — дети, то и главное требование среды — к качеству среды для семей. Мегаполис не в состоянии дать такое качество семье, он неблагоприятен для детей.

Работы дистанцируются, все больше работников не ездят в офис каждый день. По многим работам требуется быть на работе раз или два в неделю. Так что жизнь за городом может стать комфортной.

Трансмашкластер

Если представление о новых производительных силах и укладе жизни – адекватно, то вопрос транспортного расселения мегаполиса в «деревни» становится критическим. А рынок создания новой инфраструктуры — потенциально огромным, мировым.

Значит встает вопрос, кто создаст машиностроение, какие крупные компании наладят производство машин и механизмов всего процесса строительства транспортной инфраструктуры? Пилотный проект Юницкого не быстро, но идет в Белоруссии. Транспорт Юницкого привлекателен, имеет преимущества для мегаполиса и для природы, не требует перемещения грунта, позволяет проходить над городскими коммуникациями в центр города. Но – не подтвержден эксплуатацией.

Задача для машиностроения непростая. Нужен механизированный, скоростной процесс строительства новых «дорог». Машины должны быть на все этапы цикла строительства, а строительство должно стать независимым от факторов местности (болот) и погоды (зима).

Возможно у кластера компаний Свердловской и Челябинской областей есть шанс создать такой комплекс разработки и производства машин. Компании имеют шанс участвовать в самом начале гонки производства таких машин и механизмов, создающих инфраструктуру, могут складывать правила игры. Это может быть заявкой на место Урала в мире.

И, надеюсь, компании рискнут проверить гипотезу создания принципиально новой транспортной инфраструктуры мегаполиса нового типа.

Обновление

Когда говорил о запретительной стоимости автодороги — получил критику. Поясняю, конечно, нужна автодорога — для строительства, грузоперевозок, местных поездок на личных автомашинах. Но будет, как всегда, — сначала автодорога на которую есть деньги, потом постепенно, может, достроят до лучшей (если деньги появятся), без какой дороги к поселку – невозможно. Имел в виду другое, – никак нельзя рассчитывать, что автодороги сгодятся для массовых пассажирских поездок в мегаполис.

Александр Давыдов, председатель совета директоров  NAUMEN,

специально для РНК

30 марта 2017 г.

 

 

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях