Речи о войне зазвучали и в Западной Сахаре



Антон ВЕСЕЛОВ

Там, где залегают 25% мировых запасов фосфатов…

14 ноября правительство Марокко объявило о начале военной операции в буферной зоне Гергерат, недалеко от границы с Мавританией, в ответ на «провокации ПОЛИСАРИО». Глава МИД Сахарской Арабской Демократической Республики Мохамед Салек со своей стороны обвинил марокканские власти в нарушении установленного в 1991 году режима прекращения огня в Западной Сахаре. «Началась война. Марокко аннулировало мирные договорённости», – заключил министр.

Согласно сообщениям из Рабата, целью военной операции Марокко является разблокирование кратчайшего сухопутного маршрута, связывающего страну с Западной Африкой. Движение по дороге, проходящей через буферную зону и находящейся под контролем миссии ООН (MINURSO), было полностью перекрыто вооруженными формированиями ПОЛИСАРИО в октябре после того, как СБ ООН принял резолюцию 2548. В этом документе содержится призыв «к реалистичному, практическому и устойчивому решению, основанному на компромиссе».

По мнению ПОЛИСАРИО, отсутствие упоминания о референдуме отбрасывает ситуацию на полвека назад, наносит удар по чаяниям местного населения и дезавуирует все ранее принятые ООН решения по этой теме. Нельзя не признать, что по вопросу Западной Сахары позиция ООН (организации, некогда влиятельной и авторитетной) действительно претерпела кардинальные изменения.

Ещё в 1960 и 1965 годах СБ ООН принял резолюции, требовавшие вывода испанских войск, а в 1966-м Генеральная Ассамблея ООН признала право сахарского народа на самоопределение и призвала Испанию «установить порядок проведения референдума под эгидой ООН». Мадрид был вынужден реагировать, и в 1967 году испанские власти создали местный орган управления – Генеральную ассамблею Западной Сахары, в состав которой вошли преимущественно вожди племён. Однако одновременно Марокко и Мавритания обратились в ООН с притязаниями на западно-сахарскую территорию, ссылаясь на исторические, этнические и географические факторы. Мнение местных жителей при этом игнорировалось. В результате в мае 1973 года был создан «Народный фронт за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-О́ро» (ПОЛИСАРИО), который выступил за предоставление региону независимости.

14 ноября 1975 года в Мадриде было подписано соглашение, по которому Испания отказывалась от Западной Сахары и с 28 февраля 1976 года передавала эту территорию под «временное административное управление Марокко и Мавритании». Они быстро договорились о «новой границе», фактически разделив земли Западной Сахары между собой. И вновь никто не поинтересовался мнением тех, кто веками жил на этих землях.

Результат: 27 февраля 1976 года фронт ПОЛИСАРИО объявил о создании Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), а Марокко и Мавритания были названы оккупантами, с которыми необходимо бороться всеми средствами. Началась война.

Партизанам ПОЛИСАРИО удалось нанести ряд серьёзных поражений мавританской армии, хотя ту поддерживала Франция (эскадрилья истребителей-бомбардировщиков «Ягуар»). Кроме того, атаки на промышленные объекты Мавритании нанесли большой ущерб её экономике. В июле 1978 года в Нуакшоте произошёл военный переворот, и пришедший к власти полковник Мустафа уль Салех заключил с ПОЛИСАРИО соглашение о прекращении огня. 5 августа 1979 года был подписан мирный договор, и Мавритания вывела свои войска из Западной Сахары.

Казалось, мир совсем близок, тем более что ООН наконец признала фронт ПОЛИСАРИО законным представителем народа Западной Сахары. Однако место мавританских заняли марокканские войска – власти Марокко объявили об образовании новой провинции на юге Западной Сахары. У ПОЛИСАРИО не было выбора, и боевые действия вспыхнули с новой силой. Численность марокканских войск в районе конфликта достигла к 1981 году 100 тыс. человек, однако отряды ПОЛИСАРИО проводили не только диверсии, но и успешные крупные операции, в том числе с применением бронетехники. Армия Марокко несла большие потери в живой силе и технике, а бойцы фронта парализовали разработку фосфоритов в Бу-Круа, их транспортировку в Эль-Аюн, а также осуществляли рейды вглубь территории Марокко.

Командование ВС Марокко осознало, что, несмотря на подавляющее преимущество в вооружении и боевой технике, численности личного состава и абсолютное господство в воздухе, разгромить формирования ПОЛИСАРИО – непосильная задача. Тем более что последние стали получать существенную помощь из-за рубежа, прежде всего от Алжира, где размещены лагеря беженцев, тренировочные лагеря и руководство ПОЛИСАРИО, а также другие объекты.

В этих условиях в 1981 году марокканцы начали возведение системы оборонительных сооружений, получивших название «Марокканская стена» протяженностью 2500 км. Строительство продолжалось шесть лет, но стеной это назвать нельзя – ресурсов хватило лишь на возведение песчано-каменной насыпи высотой около трёх метров. Помимо минных полей, заграждений из колючей проволоки и технических средств оповещения, вдоль насыпи расположено 500 армейских постов, ведущих постоянное патрулирование. Это в значительной мере уменьшило количество нападений бойцов ПОЛИСАРИО, но те перешли к новой тактике – «войне на истощение». В итоге марокканцы не могут ничего сделать против партизан, но и бойцы ПОЛИСАРИО мало что могут из-за стены.

В поисках выхода из тупика враждующие стороны пытались усадить за стол переговоров в рамках Лиги арабских государств и Организации африканского единства. Не оставалась в стороне и ООН: в августе 1988 г. в Женеве представители всех противоборствующих сторон одобрили план урегулирования, разработанный ООН при активном участии ее тогдашнего Генерального секретаря Переса де Куэльяра. По рекомендации СБ ООН были проведены консультации с королём Марокко и руководителями ПОЛИСАРИО. В марте 1990-го Генсек ООН посетил район Западной Сахары, контролируемый марокканцами, а также лагеря сахарских беженцев в Тиндуфе, и вскоре П. де Куэльяр представил план урегулирования. Предусматривалось, в частности, полное прекращение огня, переход Западной Сахары под контроль ООН, отвод части марокканских войск и проведение референдума о будущем территории. Соглашение о прекращении огня было подписано в сентябре 1991 года, и в Западной Сахаре была развернута миссия ООН, которая так и называется – по проведению референдума. Датой референдума объявили январь 1992-го.

И вдруг проблема оказалась напрочь забытой. Запад, воодушевлённый распадом СССР, принялся кромсать лакомые куски по живому, проблемы жителей Западной Сахары перестали интересовать кого бы то ни было, кроме них самих. Утратила интерес к теме и ООН – там были заняты поиском ОМП в Ираке и другими увлекательными играми. А ситуация в мире стремительно менялась.

Неудивительно, что в 1999 году новый король Марокко вообще отказался признать ранее принятые соглашения о возможности независимости Западной Сахары. Позиция понятна – это позволяет выкачивать ресурсы как из земли, так и из воды САДР (исключительная экономическая зона и континентальный шельф Западной Сахары полны природных богатств, начиная от рыбы и заканчивая нефтью). Кроме того, в Западной Сахаре находятся крупнейшие месторождения фосфатов – около 25% мировых запасов. В недрах пустыни найде­ны также залежи железной руды, содержащей титан и ванадий. На оккупированной Марокко территории Западной Сахары обнаружены и нефтеносные пласты, где некоторые западные компании уже начали разведывательное бурение. В ответ на обращение президента САДР Мохаммеда Абдельазиза к Генсеку ООН выступить с осуждением этого грабежа ответа не последовало. Ведь в ООН до сих пор считают, что САДР – это «недеколонизованная и несамоуправляемая территория». И это притом, что большинство стран мира выступает в поддержку ПОЛИСАРИО, а Сахарскую Арабскую Демократическую Республику признала даже Мавритания, но не ООН.

В этой организации, которая, как утверждают некоторые, не имеет альтернативы, продолжают имитировать деятельность, но в случае с Западной Сахарой «деятельность» приобретает уж совсем извращённые формы. Так, в апреле 2015 года СБ ООН отказался заслушать  специального представителя Африканского союза по Западной Африке, бывшего президента Мозамбика Ж. Чиссано по ситуации в Западной Сахаре! А в декабре того же года была принята резолюция с «выражаем поддержки переговорам сторон». Это притом, что переговоры не ведутся с 2008 года! Единственное, что в Нью-Йорке делают с неизменным постоянством – ежегодно продлевают мандат миссии ООН по подготовке к референдуму, выделяя деньги на содержание миссии.

 

Фактически MINURSO не предпринимает никаких действий, да и не может: её мандат сводится к тому, чтобы наблюдать и мониторить, чем и заняты 29 лет многочисленные военные и полицейские наблюдатели во главе с генералом. На политическое урегулирование нет даже намёка. За эти годы из бюджета ООН на миссию было потрачено свыше 1,5 млрд долл. Результат – нулевой. И вот в октябре 2020 года СБ ООН принял резолюцию № 2548… Новое слово в миротворчестве.

Грозные заявления властей Марокко не означают, что в регионе действительно вспыхнет новая война. Однако если в Рабате решили, что пришло время упрочить свои позиции силой, это обернётся вооружёнными столкновениями. Фронт ПОЛИСАРИО к этому готов. Да и Алжир очень внимательно наблюдает за обстановкой…

Источник:  .fondsk.ru

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.