Политкорректность убила американское кино



Игорь Мальцев
писатель, журналист, публицист

Так получилось, что с момента прихода видеомагнитофонов в страну, а было это в 80-х, я смотрю от одного до пяти фильмов в день. Только не спрашивайте. Просто это даже на какие-то годы помогало в профессии – в частности, в первые годы приобретения прав для становления лицензионного рынка. Twin Peaks, Reservoir Dogs, Pulp Fiction и даже весь Monty Python, приобретенные на территорию России и СНГ, – это при моем деятельном участии.

Это не бахвальство, а просто чтобы вы понимали, что для меня кино – часть профессии. То есть, в принципе, тот, кто не поколение ЕГЭ, может посчитать легко, сколько я фильмов к сегодняшнему дню посмотрел, многие из них – по нескольку раз, скажем, с 1986 года. Вот, например, «Обыкновенные подозреваемые» Зингера все время пересматриваю, чтобы понять, где же меня обманули. Даже купил нерезаный сценарий, чтобы понять.

И я продолжаю смотреть кино в таком же темпе по сей день. Только не спрашивайте, что у меня прямо сейчас крутится на левом мониторе (если честно – документальный сериал «Самые жестокие серийные убийцы» в пяти сезонах).

Так вот, в какой-то момент я понял, что уже много лет практически нет фильмов, которые хотелось бы пересматривать, а теперь еще хуже – идет какая-то масса фильмов, которые не хочется смотреть даже по первому разу. И это, в основном, то самое американское кино, к качеству и творческой мощи которого мы как-то привыкли и воспринимаем это как должное. Но теперь это не так. Вот просто до тошноты не так. Прям на уровне постера начинается какое-то внутреннее отторжение.

Для чистоты эксперимента: я вот прямо сейчас открою какой-нибудь популярный киносайт и посмотрю, что сегодня вышло в интернет-прокат. «Человек, который упал на Землю» – на постере сериала черный актер. В «настоящем» «Человеке, который упал на Землю» играл Дэвид Боуи, и это было сильное кино. Нынешние, решившие паразитировать на бренде, делают инопланетянина негром, который озабочен сохранением земного климата. Ну обалдеть теперь. Пролистываем.

Нет, конечно, первые годы внезапной любви Голливуда к черным актерам, которых начали совать в каждое кино вне зависимости от профессиональных качеств, мы помалкивали – мало ли что там у них происходит – чувство вины за недововлеченность, рабство, welfare и за то, что Хендрикс уехал в Лондон. Но теперь обязательные негры по любому поводу стали выглядеть как партийная разнарядка. Назойливо, неумно, непрофессионально.

Что там еще? «Воспламеняющая взглядом» по Кингу. Спасибо, страдания этой девочки мы уже видели в 1984 году. Я понимаю, что новых идей вообще нет, а «девочка любого возраста плюс страдания» это тоже уже несколько лет – обязательная формула. Я понимаю, что именно актрисы продают кино, но теперь истерическая концентрация женских драм, страданий и переживаний – из-за гнусных мужиков, что тоже обязательная программа. На каждом постере обязательно женщина (и негр), даже в сериале про нацистских подводников «U Boat» – новым маркетологам невдомек, что нацистам было наплевать на феминизм.

Какие-то «Сияющие» с дамой, преследующей своего обидчика, снятый аж тремя дамами-режиссерками. Да, женщин в режиссуру уже, похоже, набирают по объявлению и завозят автобусами. Наверное, тоже из чувства вины на недовключенность. Но тут есть одна проблема: им всем никогда не стать Кэтрин Бигелоу, Татьяной Лиозновой, Кирой Муратовой, Джейн Кэмпион, Агнешкой Холланд и Верой Хитиловой. Хотя бы потому, что это очень тяжелая профессия, куда не стоит соваться только на основании партийной разнарядки или с ощущением, что теперь тебе все должны за века унижения (вообще-то давно уже нет). Результат – резкое понижение качества кинопродукта.

Вот какая-то фантастика «Ликвидация» – дама-режиссер даже не понимает основ профессии или что такое сценарий. А потом смотришь – оказывается, она же сценарист. Спасибо. В топку. «Игрушка для взрослых» – сериал: «Устав от токсичного брака, Хэйзел сбегает от супруга. Однако свобода оказывается не такой желанной, какой она себе ее представляла. Оказывается, что бывший возлюбленный вживил в ее мозг высокотехнологичное устройство в виде чипа». Конечно, две дамы-режиссерки. Короче, они умудрились убить даже такой вездеходный жанр, как хоррор. Читать двухсотый синопсис «группа друзей (семья, парочка) приезжает в заброшенный (не заброшенный, но одинокий) дом, где они встречают…» решительно невозможно. Где вы, новые Раими и Карпентеры? Тишина.

И это снимается тоннами – судя по всему, денег в индустрии не считают вообще – какие-то фонды помогают с продвижением правильной повесточки демократической партии. Ну, приходит сценаристка, продюсерка, режиссерка с очень свежим проектом кино про токсичный брак – ну как же не дать на такое денег? Главное, потом не спрашивать, сколько народу посмотрело. Потому что – нисколько. Но это теперь неважно. То есть на самом деле наплевать на повесточку, просто это все халтурно, бездарно и непрофессионально.

Но даже в так называемом большом кино – посмотрите «Оскар–2022» – что смотреть? «Ребенка глухих родителей»? Они гордо сообщают, что исполнитель роли «аж второй глухой актер, который получил награду за историю Оскара». По-моему, это унизительно, прежде всего, для этого глухого бедняги. Да и фильм в оригинале был бельгийский вообще-то. Ну, слава богу, дали, наконец, «Оскара» Джейн Кэмпион – она всю жизнь пашет режиссером, как вол, и сценаристом, и вообще она сняла потрясающую картину «Пианино» еще в 1993 году. А Оскара дали за полупидоров-ковбоев в 2022-м.

Проблема в том, что давно прошли времена «Нового Голливуда» – реальных, выдающихся картин – хоть Майкла Чимино, хоть Сэма Пекинпа, хоть молодого Копполы – ничего масштаба «Охотника на оленей», «Соломенных псов» или «Крестного отца» уже не может возникнуть в этом пруду по колено, где плещутся какие-то мелкотравчатые авторки и режиссерки с обсасыванием собственных обид и психических отклонений.

Кстати, про «Крестного отца» – пожалуй, единственное, что сейчас вдруг вышло нормального, – это сериал «Предложение»: о том, как создавался «Крестный отец» – рассказ с точки зрения продюсера этой картины Альберта Радди. Который ничего хорошего так потом и не снял. Когда реальных тем, которые трогали бы, как раньше, большую часть мировой аудитории, нет, остается каннибализировать старые достижения – того же «Крестного отца», и рассказывать про былых героев и былое величие. Возможно, темы есть, и даже, возможно, есть писатели, которые это пишут, но все это никому в Голливуде не нужно. За всех отдувается своей идеальной красотой картинки Уэс Андерсон. В полном одиночестве, превращаясь в европейца.

И есть сейчас буквально в каждой американской картине какая-то инфернальная фальшь и лицемерие, которое заставляет нормального зрителя отворачиваться. Вы думаете, Netflix терпит падение доходов в диких масштабах, потому что перестал подписывать противных русских? Нет. Потому что во всем мире людей уже тошнит от киноамериканщины.

Неслучайно все больше и больше на киносайтах русского кино, турецкого, испанского, аргентинского и, конечно, британского, где видно, что людей волнуют совершенно иные вещи, чем им указывает американское кинопроизводство. Только не смотрите канадское и австралийское. Нет там больше нового Кроненберга или Питера Уийра с Джорджем Миллером – там такое село и колхоз, что аж стыдно. Всем, кроме них самих.

Короче, гасите свет, Голливуд уходит в туман банальности и хтонической серости. Серые победили и черных, и белых.

 

 

Источник:  vz.ru

 

Заставка:   pixabay.

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.