«Своим вы там никогда не будете». Что говорят о жизни за рубежом переехавшие из Германии в Беларусь



«Информационное агентство «Минская правда»

Анна Халдеева

Николай Шафоростов прожил в Германии более 10 лет. Там он получил образование в сфере программирования, нашел хорошо оплачиваемую работу. Впрочем, чтобы строить семейное счастье Николай вернулся в Беларусь. Уверен: это самое правильное решение в его в жизни.

— Как вы попали в Германию?

— Я родом из еще советской Украины. В Беларусь вместе с родителями переехал, когда мне исполнился год. Отец был пилотом авиации. Ему предлагали распределения в различные точки страны. В БССР были хорошие условия для жизни, поэтому родители остановили свой выбор на этой республике. Здесь они получили квартиру.

Во время учебы в Белорусском государственном лингвистическом университете у меня завязались знакомства с немцами. Так, я начал ездить в Германию в гости, прошел там учебную практику. Как таковой цели переехать у меня не было. Как молодому человеку мне было интересно посмотреть мир, людей.

Сначала я жил в Мюнстере. Поступил в местный институт на второе высшее, изучал информатику. По специальности работал уже в Баден-Бадене.

«Регулярно приезжая в Беларусь, я замечал, насколько быстро и хорошо меняется у нас жизнь».

— Сложно ли было освоиться в новой стране?

— Владея языком, совсем не тяжело. Что касается заработка, то надо понимать, что есть работа более оплачиваемая, есть менее. Пока я не получил образование в сфере программирования, работал, как все студенты: в ресторане, на стройке, весной на каникулах занимался подготовкой теннисных кортов к сезону. Я был молодой, полученных денег мне было вполне достаточно.

Если есть диплом об окончании университета в Германии можно хорошо устроиться. Впрочем, я отнюдь не сразу нашел подходящее место. Работал программистом в фирме, начинал как молодой специалист.

Мало кто знает, что в Германии может учиться любой иностранец. Желающие просто пишут заявление в университет. Сумма за семестр не очень большая, порядка 350 евро, в зависимости от федеральной земли. И даже плохо зная язык, вам предоставят базовый курс, чтобы подтянуть свой уровень. В Германии в университетах нет обязательного учебного плана. Ты сам определяешь количество лекций и экзаменов, которые обираешься сдавать. Никто это не контролирует. По этой причине я лично встречал студентов, которые учились в Германии по 20 лет. (Смеется.)

А вообще поначалу в новой стране все было очень интересно. Из Беларуси я уехал в постперестроечный период, во времена разрухи. В Германии меня удивляли некоторые вещи. Например, что в автобусе можно нажать кнопку и водитель откроет дверь. Или что автобус наклонится, чтобы туда можно было закатить коляску с ребенком или заехать человеку на инвалидном кресле… К слову, разовый проезд в «чудесном» автобусе стоит 3,60 евро.

Потом, регулярно приезжая в Беларусь, я замечал, насколько быстро и хорошо меняется у нас жизнь. В Беларуси становилось лучше, это очень бросалось в глаза. В Германии оставалось так же или хуже, по сравнению с прежними временами.

«Немцы в целом очень дружелюбные люди, но очень тонко чувствуют грань между «свой» и «чужой».

— Как относятся немцы к мигрантам?

— Немцы в целом очень дружелюбные люди, но очень тонко чувствуют грань между «свой» и «чужой». Это у любого народа, наверное, так. Конечно, никто не будет плевать вам в спину, но и вы должны понимать, что своим вы там никогда не станете. Ваши дети, скорее всего, тоже. И с этим ничего не поделать. Это нормально.

Некоторое время я посещал стрелковый клуб. Вместе со мной туда ходил турок, который родился в Германии. Он отлично знал немецкий, успешно учувствовал в соревнованиях, платил взносы. Но потом, когда было необходимо выбрать ответственного за клуб, эту должность отдали молодому немцу, который плохо стрелял и вообще только недавно сюда пришел. Такое же, думаю, будет и на работе. Из двух сходных специалистов выберут, скорей всего, местного. Он более приоритетный кандидат.

Типичная работа

Выраженного неприятия к иностранцам я не видел. Так что у нормального культурного человека не будет проблем с интеграцией. Почти 100% переехавших попадает в диаспору. В Германии очень много русских, которые поддерживают субкультуру, подчеркивает свое русское происхождение. Иногда это раздражает местных.

«Я сторонник мнения: критикуешь – предлагай. Ломать то, что работает, – не правильно».

— Как появилась мысль переехать в Беларусь?

— Это было связано с семейными обстоятельствами. Я периодически приезжал в Беларусь. Здесь я познакомился со своей будущей женой. Наши девушки, конечно, самые лучшие! (Смеется.) Мы планировали семью, обсуждали переезд. Думали над вариантом остаться в Германии. Но я рад, что вышло так, как вышло. Весь путь эмигранта я прошел, но очень хотел домой. У человека должна быть родина, где живут близкие люди.

Так сложилось, что местом жительства мы выбрали Брестскую область. Здесь у меня появилась семья, родилось трое детей. Практика, кстати, показала, что разовые выплаты матерям и льготы для многодетных семей у нас гораздо существеннее, чем в Германии. Это было для меня приятной неожиданностью.

— Можете сравнить социальные и экономические условия, медицинское обслуживание в Германии и Беларуси.

— Медицина в Германии страховая. Что, конечно, не значит «бесплатная». Страховка дорогая, ее обязаны платить работодатель и сам наемный работник.

Без страховки цены на медицину огромные. Однажды на тренировке по боксу мне сломали нос. Я пришел к врачу, провел несколько часов в больнице, мне сделали укол, выпрямили смещение, а потом выставили счет – более двух тысяч евро. Страховки потом разобрались между собой, но счет я видел своими глазами. Поверьте, они были очень круглыми в тот момент. (Смеется.)

А друг, например, не был застрахован и как-то сломал ногу. Первичный осмотр, рентген и наложение гипса стоило около двух тысяч евро. Так что бесплатного там ничего нет.

Так же такое понятие, как вызов врача на дом, у немцев отсутствует. Очухаешься – иди к доктору за справкой. Когда я рассказываю, что у меня врач приходит к ребенку на дом, немцы в шоке. Личного специалиста могут позволить себе очень немногие и весьма обеспеченные люди.

Медобслуживанием в Беларуси я доволен. Стараюсь пользоваться в основном платными медцентрами. Это банально удобно. Материальные затраты есть, но они в рамках разумного.

Я знаю, что некоторые немцы прилетают в Беларусь, чтобы подлечить зубы или для курортного обслуживания. По отзывам, они в восторге от соотношения цена-качество. И возможности для отдыха у нас на высоте.

Мой знакомый из Германии приезжал к нам, чтобы сделать протезирование зубов. В Германии ему выставили счет в три тысячи евро, в Беларуси – 300 евро. Причем зубы у нас были сделаны из новейших материалов, по современным технологиям.

«Разовые выплаты матерям и льготы для многодетных семей в Беларуси гораздо существеннее, чем в Германии».

Еще я, конечно, был впечатлен, насколько в Беларуси вкусная еда по сравнению с тем, что продают в Германии. Белорусы привыкли и не замечают, а мне, как человеку, который прожил за границей больше 10 лет, это очень бросается в глаза. Продукты, выращенные в Германии на подсобных участках, относятся к категории био, и позволить их себе может ограниченный круг людей. Немцы платят бешенные деньги, чтобы купить то, что у нас многие растят в огороде.

Причем у нас самые обычные продукты из магазина очень вкусные. Та же молочка, хлеб, мясо… Помню, как дарил немцам «Нарочанский» хлеб, угощал домашними огурцами. Они были в восторге. У них ведь даже такого понятия, как дача, нет. Выделяются маленькие участки, ограниченные по площади, без коммуникаций, где можно поставить разве что сарайчик для инструментов и пару стульев для отдыха. На участке скважину пробить нельзя. Можно подвести воду, но пользоваться ей будет очень дорого. Я уже не говорю, чтобы набрать, например, бассейн воды. Дешевле, наверное, на Карибы слетать! (Смеется.)

У немцев не принято приглашать друг друга в гости на застолье. Немцы предпочитают ходить в рестораны, бары. Мы больше любим выпить и покушать чего-нибудь домашнего в тесном кругу хорошо знакомых людей. У нас в нормальном доме всегда пахнет чем-то вкусненьким: борщом, хозяйкиными фирменными пирогами… Там все иначе.

В Беларуси, безусловно, есть свои правила, регламенты, но, поверьте, по сравнению с Германией масштабы совершенно иные. За границей постоянно приходят по почте различные счета, уведомления: отдельно оплаты за электричество, вывоз мусора, телефон. Счета приходят двухмесячной давности, поэтому сложно понять, насколько они верные. И на все нужно оперативно реагировать (в течение двух недель, если не согласен со счетом).

В Беларуси проще. Жировка приходит раз в месяц. Все! Что-то если забыли – из банка, например, всегда позвонят, из налоговой тоже. У немцев такого нет: никто не будет звонить до того, как санкции выставлены. Сообщат потом, когда накапает сумма.

Место в детском садике в Германии получить реально сложно. Большой дефицит мест, сад может находиться далеко от дома. Поэтому такие учреждения начинают работу с 6.00, чтобы родители успели доставить туда детей перед работой. Стоимость высокая: от 300 евро в месяц. И это не такой садик, как привыкли мы: с опытными воспитателями, профильным образованием, кухней, трехразовым питанием, спальным помещением с кроватями, специалистами по музыке и физкультуре. Для немцев детский сад — это просто дети под присмотром. Работать там могут девочки-студентки факультета социальной педагогики, дети приходят со своей «ссобойкой» в коробочке и ковриком, если ребенок устал и захочет прилечь на полу. Так, конечно, не везде, но встречается часто.

Также более 90% немцев снимают квартиры. Купить жилье в Германии очень дорого. Строят в основном в кредит. Владение недвижимостью также затратно, приходится платить большие налоги. Например, в Берлине сейчас люди выходят на демонстрации, протестуют. Многие доживают до пенсии, так и не имея жилья в собственности. Из плюсов могу отметить, что квартиросъемщик в Германии более защищен.

— Правда ли, что немцы любят друг на друга жаловаться, постоянно пишут анонимки?

— Да, такое есть. Товарищ в Германии работал прямо из дома, переговоры вел на балконе. И вот однажды ему пришло письмо от собственника жилья. Это было предупреждение: если он продолжит вести себя громко, нарушать покой, будут неприятные последствия. Причем мой товарищ так и не понял, кто на него пожаловался. Соседи продолжали ему улыбаться, никакого недовольства в его сторону не было. И это типично для немцев. Сейчас, друзья рассказывают, в период коронавируса это приобрело особый размах. Немцы следят друг за другом, чтобы больше трех человек не собирались. Штрафы, кстати, нешуточные. Наверное, поэтому немцы все такие исполнительные. (Смеется.)

У нас, если что-то не нравится, сосед подойдет и выскажет претензии в лицо.

— Понятно, что везде имеются свои плюсы и нюансы. Но вот есть что-нибудь, что на ваш взгляд однозначно лучше в Германии?

— Да! В Германии почти совсем нет комаров! (Смеется.) Честно, эта мысль часто приходит мне в голову на природе или когда сижу летним вечером на открытом воздухе. Реально в этот момент им завидую!

— Где лучше возможности для развития ребенка — в Беларуси или в Германии?

— В Беларуси с этим полный порядок. Нравится петь – вот кружок пения, рисовать — к вашим услугам художественная школа. Даже в небольшом городке, в котором мы живем, есть все: множество спортивных, танцевальных кружков, секции по шахматам, футболу, стрельбе, гребле, каратэ, спортивному ориентированию. В Германии такое тоже есть, но редко, значит, далеко и стоит дорого.

Некоторые для нас привычные вещи вызывают у немцев удивление. Понятие «музыкальная школа», с обязательной программой и экзаменами по профильным дисциплинам — отсутствует. Частные уроки — да, такое есть. Но детского учреждения, дающего среднее музыкальное образование, – нет.

Или вот, например, ездим с детьми на каток. Я когда своим немцам рассказываю, что у нас для пяти человек за пару рублей тебе откроют искусственный идеально залитый лед, выдадут коньки еще и музыку включат — не верят. (Смеется.)

Если у нас, например, можно посидеть на озере с удочкой, то в Германии для этого нужно иметь специальное разрешение. А до этого закончить обучающие курсы. Там за большие деньги расскажут об устройстве водоемов, строении рыб. Рыбу, которую поймаешь, нужно сразу же оглушить, тут же выпотрошить. И горе, если контролер подойдет, а у тебя рыба в ведре плавает. (Смеется.) Развести костер у водоема? Приготовить уху? Расставить палатки? В Германии такое невозможно – сразу же приедет полиция.

А если немец любит охоту, он принадлежит к классу очень обеспеченных людей. В Германии такое увлечение обходится дорого.

— Как вы оцениваете жизнь в Беларуси в последнее время? Не пугает ли вас нынешняя политическая ситуация?

— Ситуация не пугает, пугает количество людей, поспособствовавших ее возникновению. Я думаю, что учиться лучше на чужих ошибках. Тем более что перед глазами пример Украины.

Что касается меня, то я не участвую в непонятных движениях. Не вижу в этом смысла. Наверно, у людей есть поводы для недовольства, но в этом случае надо решать проблему, а не кидать кирпичи в милиционеров.

Несколько раз я спрашивал у коллег-программистов: чем вы недовольны, выходя на площадь в кроссовках за 200 долларов и модным айфоном? У вас что плохо? У всех дома, квартиры, тачки свежие. Зачем вы протестуете? Внятного ответа я так и не получил. Налоговая ситуация у белорусских айтишников нормальная. Условия для работы и сама работа в стране есть. Есть парк высоких технологий.

Я не верю в бедного и угнетенного белорусского программиста. Создается впечатление, что несанкционированные акции для них – это экстремальное развлечение такое. Кстати, в Германии оно не менее экстремальное, если что.

Я считаю, что белорусам есть что терять. Я вижу хорошее вокруг себя. В нашей стране очень мирно и спокойно. У нас есть все. Да, жизнь дорожает, но, по-моему, сейчас так везде.

Я сторонник мнения: критикуешь – предлагай. Ломать то, что работает, – не правильно. Развалим, а потом построим? С таким подходом не построим.

— Расскажите, что вы думаете про события в Украине. Не было планов вернуться на родину?

— Такие мысли мелькали до 2014 года. Был период, когда в Украине все расцвело. Как потом оказалось, временно. Но сейчас Украина не то место, куда хотелось бы перевезти детей. Некоторые мои знакомые наоборот стремятся, чтобы их дети уехали из страны.

Сам украинский народ мне нравится, они мои земляки. Хорошие люди. И белорусы хорошие. Я не считаю, что мы сильно разные.

Раньше в Украине не было негатива в сторону России. И к русскому языку там относились хорошо. Нынешняя ситуации (демонстративное неуважение ко всему русскому) выращена искусственно.

— В Беларуси уделяется особое внимание патриотическому воспитанию детей. Как вы к этому относитесь?

— Положительно. Я и сам объясняю своим детям, что такое родная земля. На 9 Мая мы возлагаем цветы к Вечному огню как дань памяти павшим солдатам. В первую очередь надо самому любить родину, и это передастся детям.

— Не пожалели, что вернулись в Беларусь? С какими трудностями столкнулись при переезде?

— Трудности есть у всех, но решение было принято, и мы с супругой к этому шли. В целом о Германии и немцах у меня очень теплые воспоминания, я полюбил этот народ, у меня там много друзей. Но я был очень рад вернуться домой. (Смеется.) Меня тянуло назад. Первое время было, конечно, тяжелее по деньгам. Но я люблю слово «достаточно». Считаю, что у меня достаточно условий для хорошей жизни. Я живу так, как я хочу: свободно, на своей земле. Я у себя дома. Переезд в Беларусь — это одно из моих самых удачных решений.

Анна Халдеева

Фото из личного архива героя публикации

Источник:  mlyn.by

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.