Юрий Громыко. Мышление Победы. Что это такое, как его обрести?

230

Крупнов

«Секта методологов» пошла в атаку!..
Правда, никакой «секты методологов» нет и никогда не существовало, а те, кого иногда так называют, совсем не методологи.
А вот статья  методолога Ю.В.Громыко «Мышление Победы. Что это такое, как его обрести?» (см.ниже) сразу вызвала бурную дискуссию  и даже неприятие, поскольку он обсуждает такого непопулярного сегодня героя как мышление…

 

Московская школа конфликтологии

Статья «Мышление Победы.  Что это такое, как его обрести?» представлена автором — Ю.В. Громыко, для сайта Московской школы конфликтологии.  В статье отсутствуют ссылки на работы теоретиков и философов, однако при внимательном прочтении, их наберется не менее чем 50  авторов.

Автор размышляет над вопросами:

Что представляет собой мышление Победы?  К кому обращаться за Мышлением Победы? В чем проблема?  Что дано и что получить? Какие идеологемы придется быстро воспринимать?

В статье раскрывается содержание и смысл оригинального учения о мышлении Победы, логично и исторично аргументируется значимость мышления Победы для России, показана НЕОБХОДИМОСТЬ СВО как разрыв рамки, в которую   поставил коллективный запад Россию, обоснован путь основных изменений в политическом и управленческом мышлении и сформулированы конкретные ближайшие действия власти.

 «Если мы хотим правильно организовать страну, то должны знать, что с ней происходит. И делать свои выводы, а не искать аналогов на Западе — там их нет» (А.А. Зиновьев)

Мышление Победы. Что это такое, как его обрести? 

(Ю.В. Громыко, методолог, Москва)

«Проблема состоит в следующем. Когда страна 30 лет с «похабных» 90-х врастала в определенный порядок телом, умом и кожей, а потом оказалось, что этот порядок направлен на соблазнение, разложение, уничтожение народа данной страны, на отрицание всего того, что ценно и свято для нас, -то выламываясь из него, придется сдирать собственную кожу. Но как, выплевывая яды принятой отравленной пищи, не выблевать внутренние органы – кишки и желудок, и не стать инвалидом или не умереть? По какой границе провести хирургическую операцию отрезания этого порядка, в который врастала страна?» 

Громыко Юрий Вячеславович

К кому обращаться за Мышлением Победы?

   Все попытки непротиворечиво обозначить политический курс России и способ действия в мире ни к чему не привели. Субъектность России как мировая субъектность неясна, и это не случайно. Ни либеральная империя, ни суверенная демократия ничего не дали ни уму, ни сердцу. Первое сочетание сразу во многих головах превращается в либеральную вороватую империю, второе отодвигает нас во временя Аристотеля к суверенной рабовладельческой демократии Афин или Спарты. Но эти призраки мыслительного заносчивого шлака оказались отброшены антиколониальной СВО, инициированной Путиным. Сам этот акт свободного самоопределившегося человека заслуживает восхищения к чему бы он не привел.  Но это нестандартное действие обнаруживает методологическую проблему мышления правящего класса.  Сложившиеся за 30 лет формы официального думания не годятся. Они ведут ни к тем горизонтам и вызывают туман в голове Хотя правящий класс считает, что ему сейчас не до дедукций, индукций и трансдукций (не до мышления, как он его сам понимает), надо давать продукцию.

Из чего состоит мышление правящего класса? Оно состоит из западных экономикс, западных правовых систем международного права и отечественной системы национального права, и рассыпанной политизированной истории. В экономикс    высшей формой является институциональная экономика снижения трансакционных издержек, которая никак не прикладывается к до сих пор колониальной сырьево-зависимой Российской хозяйственной системе и ее институтам. Никак здесь не помогают цифровые платформы, грозя тотальной слежкой.  Правовые западные системы с верховным правом индивида и личности никак не признают равную с индивидом значимость коллективной субъектности интегративных мультиэтнических и мультиконфессиональных сообществ, каким является любой регион России и страна в целом. В отечественно-уголовном праве обвинительный уклон продолжает главенствовать, предоставив лишь поблажки и исключения для экономических преступлений. В отечественной исторической науке православно-просвещенческий (имперский) подход продолжает на смерть драться с западно-либеральным (февральско-ельцинским) и социал-демократическим марксистским, погрязшем в непреодолённом догматизме. Исключение представляет лишь позиция Щипкова, настаивающего на континуальности и непрерывности исторического процесса в России и мире.

Конечно, же управленческое мышления правящего класса не может быть скомпоновано из неразрешимых проблем в перечисленных предметных действительностях, если не ставить задачу связи мышления и прорывного действия, ведущего к Победе в антиколониальной войне.  Для это предметом мышления управляющего класса должна быть деятельность и мыследеятельность в мировом контексте (связь мышления, коммуникации и действий на основе рефлексии и понимания).

Россия должна эволюционировать и развиваться в условиях этой войны, обнаруживая понятный для других смысл своего действия. Необходимо разодрать смирительную рубашку на тех, кто способен мыслить и действовать, чтобы связать мышление с действием.

Война – это тотальное действие в заданных условиях. Не может быть войны в полсилы.  Тотализация — это не только характеристика субъективно прикладываемого усилия, это выход за рамки заданных ограничений через усиление мощности действия. Очень важно понять, что такое российская война как тотальность, изменяющая картину мира и мировую онтологию.

На наш взгляд русская тотальность как мировой созидательный смерч  (или противовихрь) связан с тремя важнейшими характеристиками:

Изменение иерархии типов мыследеятельности в  миромыследеятельностной матрице ключевых позиций с формированием мирового класса развития.

Создание безграничного цифрового инвеститета валюты развития и метаверса  проектируемой деятельности для проектирования новых институтов, индустрий, мультиинфраструктур, новых поселений, новых форм несуществующих сегодня вещей ( типа лифта до луны).

Создание по-новому организованного пространственного тела страны, новой формы пространственной организации на основе пронизывающих страну мультиинфраструктур и новых поселений.

Эдвард Николае Люттвак утверждает, что немцы – великая нация во всем: в науке, в поэзии, в философии, в музыке, в технике и технологиях. Но полные идиоты в стратегии. Им удалось дважды разрушить свою страну, которая была мобилизована и находилась на подъеме.

Мы подошли к рубежу, где ситуационной интуицией не обойдешься. Нужно систематическое мышление, систематизирующее и непротиворечиво объединяющее и философию, и академическое знание из множества дисциплин, и управленческое действие.

Необходимость мышления в ситуации политического действия верхнего уровня связана с приближением к границе, когда сложившийся способ действия полностью исчерпал себя и больше невозможен. И здесь возникает жесткая альтернатива: либо данный политический способ действия разваливается, вызывая неизбежную смену власти и смуту, либо политику, принимающему высший тип политического решения, удается проблематизировать свой способ действия и радикально обновиться.  Второе возможно только за счет организации специальной мыслительной работы и обращения к средствам рефлексивного мышления. Такую трансформацию осуществил Сталин, перейдя от языка авангардистского коммунистического проекта «построения социализма в отдельно взятой стране» («впервые в мире!», «никогда до этого!», хотя уже не в виде мировой революции, а в отдельной стране) к языку традиции русской государственности в лице институтов Армии (погоны, звания, ордена Кутузова и Суворова), русского языка (язык Пушкина, Толстого и Достоевского) и церкви. Такую трансформацию не сумел осуществить М.С. Горбачев, разваливая СССР и соревнуясь с Е.Б. Ельциным в ренегатстве и отказе от суверенности страны и позиции России в мире как самостоятельно действующего субъекта.

Если проблематизировать мышление и способ действия не удается, то потерявший дар политической речи и психологически сломленный   лидер обращается к политтехнологу и коучу.  Первый создает новые слова для общения с народом, чтобы объяснить людям, что полный провал политика является его новой победой, а развал страны – это нужная перенастройка и перестройка. Второй находит стимулы и формирует смыслы для разваленного и сломленного человека, чтобы, наблюдая явления природы, космоса, он мог продолжать жить.

К коучу и политтехнологу обращаются, если катастрофа произошла и надо уносить ноги. Как избежать катастрофы?

В ситуации крайней неопределенности и необходимости нестандартного действия, когда ошибка грозит катастрофой, возникает необходимость критического интеллектуального ресурса, который позволит найти решение. Именно мышление – критический интеллектуальный ресурс сегодня –  является лимитирующим фактором (Юстус фон Либих) сохранения элементарной дееспособности власти и тем более обнаружения новых возможностей суверенного действия России в изменившимся мире. Мир за последние 50 лет изменился, а изменилось ли наше мышление о нем? Если мышление об изменившемся мире не изменилось, то мы населяем мир призраками старого мышления. И будем по кругу ждать новые революции, новую перестройку и 90-е.

Рефлексивное мышление – это та сила, которая позволяет любому барону Мюнхаузену вытащить себя из трясины, схватив за волосы. При отсутствии мышления и при наличии всего остального (рейтингов поддержки населения, золото-валютных ресурсов, внешнеполитических «клятвенных» партнеров, многочисленной армии и военной полиции) в ситуации радикального испытания сложившаяся система политического управления обречена.  Необходимо обращение к духовной силе мышления, которое, как кажется внешнему наблюдателю, не включенному в практики мышления, порождает ресурсы из ничего.  Мышление как высшая духовная способность саморегуляции позволяет прорваться за биссер слов-    сплетенные нарративы переинтерпретаций истории, чего бы не писали Зыгари про «Империю, которая должна умереть», и прорваться к существованию в подлинной истории. Разум, если на него сделана ставка, бьет математический рассудок и отработанную логику!

Этот интеллектуальный ресурс связан с опорой на определенную школу мышления, которая позволяет: 1) отрефлектировать привычные приемы управленческо-властного мышления; 2) выявить их недостаточность в новой ситуации, зафиксировав проблему отсутствия необходимых новых знаний и нового языка; 3)   предложить новый метод мышления и связанный с ним способ действия. Школа мышления важна прежде всего для того, чтобы при регулярном устойчивом использовании ее метода быстрее обнаружить, что должно быть преобразовано и перестроено в мышлении и самосознании правяще-управленческого класса.

Так в чем проблема?

Проблема состоит в следующем. Когда страна 30 лет с «похабных» 90-х врастала в определенный порядок телом, умом и кожей, а потом оказалось, что этот порядок направлен на соблазнение, разложение, уничтожение народа данной страны, на отрицание всего того, что ценно и свято для нас, -то выламываясь из него, придется сдирать собственную кожу.  Но как, выплевывая яды принятой отравленной пищи, не выблевать внутренние органы – кишки и желудок, и не стать инвалидом или не умереть?  По какой границе провести хирургическую операцию отрезания этого порядка, в который врастала страна?

Можно, конечно, считать, что последние 30 лет были полностью бессмысленными и пустыми, и их надо забыть, как химеру, как галлюцинацию, как бред, как наваждение.  И начинать восстанавливать СССР. Но это позиция добровольного окостенелого сумасшествия, поскольку 70-летнего старца-страну убили, и страна в старом виде не восстановима. За 30 лет изменился необратимо мир. Надо жить и действовать в этом новом мире.

Эта позиция «назад в несуществующий СССР» противостоит другой позиции, состоящей в том, что никакой альтернативы встраиванию в западный порядок не существует. Встраиваться, врастать в Запад, становиться Западом надо на любых условиях, поскольку, с точки зрения этой позиции, жизнь и свет только внутри этого «просвещенного, освященного демократией и свободой порядка», и страшная могучесть и сила за ним – все деньги мира, все инновации, вся культура внутри этого порядка. Это точка зрения сегодня – позиция национального предательства.

Рядом с ней находятся позиции разных сортов благодушной глупости. Например, мы будем строить рыночную экономику и национальный капитализм по образцу Запада, но независимо от него. Или нам надо начать встраиваться в Китай, как мы встраивались в Запад, и вместе с ним противостоять Западу, хотя результатом такого встраивания является превращения России в ресурсную «подстилку» для Китая. Или нам надо создавать исключительно русское Правительство для русской нации. Данная позиция ведет к развалу страны, поскольку русский национализм является отрицанием миссии русской цивилизации.

Перечисленные позиции демонстрируют отсутствие мышления, его направленное отрицание. Занятие позиции, для которой необходимо мышление, требует постановки проблемы.

Проблема состоит в следующем: как на основе выработанного нами за  30 лет  знания об устройстве западного финансово-экономического и социального порядка  ответить на вопрос, что в проектируемой хозяйственной миросистеме с позиции России мы сохраняем в качестве необходимого элемента хозяйственной системы Запада, а что отбрасываем в качестве химеры и утопии. Как отделить вредоносные мертвые элементы от живых?  Например, ответ может быть дан по образцу книги Джованни Арриги  «Адам Смит в Пекине». Китай опирается на рыночные механизмы, традиционные для китайской цивилизации, но отрицает в своей практике индустриального и социального развития экономику и экономизм как компонент стратегического целеполагания. Вероятностно-счетоводческие размышления в виде финансового экономизма получают весьма подчиненное положение в мышлении политической элиты КНР. И мы должны поступить также, место экономики должны занять формы проектирования сквозных организационно-технических и социо-хозяйственных систем, обеспечивающих создание планетарной стоимости и новые глобальные цепочки добавленной стоимости. Это слой, в котором Россия должна начать проектировать новый мирохозяйственный уклад, который не может опираться на экономику и экономизм: он определяет выход в абсолютно открытую свободную зону.  И здесь никакие сложившиеся финансовые расчеты не работают. России надо создавать опережающие инфраструктуры и производства, которых ни у кого нет в мире, нужно обеспечивать функционирования Севморпути, чего бы это ни стоило. Надо создавать северный широтный путь, чтобы владеть Арктикой.

В остальных укладах – 1) модернизации еще старых советских решений, 2) копировании вторых и третьих изданий западных решений через иранцев или китайцев 3) модернизации западных решений на основе обратного инжиниринга надо конечно считать затраты и себестоимость. Но решения опять лежат не в экономике, не в самоорганизации рынка, а в организационно-технических решениях, в создании дееспособных коллективов.

Как только мы выкидываем экономику и экономизм как высший уровень стратегического целеполагания, нам придется разбираться отдельно и специально с каждой сферой деятельности, с каждой отраслью. Создавать новые формы работающих оргтехнических систем в каждой из областей.

Нам надо создавать свою счетность, независимую от сложившихся финансовых рынков, а для этого определить способы производства планетарной стоимости – тех новых продуктов, систем производства, социальных институтов, которые будут нужны всем странам Земного шара.

Что дано и что получить?

В настоящий момент ситуация выглядит следующим образом.  Мы имеем:

1) политического лидера, который обладает чутьем ситуации и действует нестандартно, что означает, что его способ понимания и мышления не может   быть скопирован и воспроизведен другими лицами, принимающими решение, и управленческим правящим классом в целом;

2) у нас отсутствует представление, какую геополитическую, геокультурную и геохозяйственную систему мы будем строить;

3) отсутствует идеология, мобилизующая все Российское общество на единое целенаправленное действие;

4) у нас отсутствует представление о победе в СВО;

5) мы не можем объяснить мировым аудиториям, что мы делаем, чему мы противостоим, позволяя воспринимать конфликт на Украине не как противостояние новому типа фашизма, а как конкурентную борьбу двух соседских национальных капитализмов, скандал в процессе развода супругов (так, кстати, стремятся объяснять этот конфликт студентам и весьма влиятельные в верхах политологи – не будем показывать пальцем).

В результате мы имеем разобщенный правящий политический класс, который действует по своему усмотрению, продолжая, где может, инерцию прошлых способов усвоенного западного мышления и идеологии либерально-финансового экономизма, которая разваливается на наших глазах.

Задача же заключается в том, чтобы культивировать и реализовывать систематически осуществляемый метод мышления управленческого правящего класса России, который приведет к Победе. Это можно сделать, только опираясь на оригинальную российскую методологию, которая занимается созданием методов мышления и действия, переносит методы мышления из одних дисциплин на другие, из одних областей практики в другие. Почему же представители правящего класса не обратились за помощью к методологии? Хотя в этом году мы отмечаем столетие родоначальника методологической школы – А.А. Зиновьева. Будут опубликованы все его работы, но как заставить представителей правящего класса прочитать хотя бы важнейшие?

Но и методология может обмануть, отказавшись быть методологией и превратившись в политтехнологию и коучинг…

Оригинальное учение о мышлении Победы

Утверждение, что в России нет самостоятельной философии и методологии – чушь. Она есть, ее не надо искать.   Суверенное политическое действие начинается с суверенности и дееспособности мыследеятельности, устанавливаемой связи мышления и действия на коммуникативных площадках.

Запад может обыгрывать Россию в управлении до какого-то момента, используя определенный тип разработанной логики, но не в мышлении. Мышление – наш главный ресурс и зона прорыва. Как показал А.А. Зиновьев, на основе мышления можно вырабатывать новые логики, которых не было, меняя ассиметрично правила действия.

При этом мы говорим про мышление, которое вырабатывает решения проблем на основе способов действия.

Российское мышление Победы — это не специфическое руссисткое мышления- это мировое мышления со всеми теми авторами, которых удалось в это мышление втянуть и сделать собеседниками.

В настоящий момент российская методология, основанная на единстве оригинального неокантианского подхода – новые логики, схематизация (А.А. Зиновьев, Г.П. Щедровицкий) – и неогегельянского подхода с диалектической логикой (Э.В. Ильенков, В.В. Давыдов), мировой традицией диалектики (А.Ф. Лосев), неомарксизма (Кейс ван дер Пейл, А.С.Шушарин) и постмарксизма (А.А. Зиновьев), мировой философской и религиозной антропологией ( С.С. Хоружий,  Е.Л.  Шифферс, А.М.Пятигорский, В.В.Малявин, Ш.М.Шукуров, Бенедикт Андерсон) попадает в поле очень жестких требований к самоопределению и очерчиванию поля действия.

Это поле действия хорошо понятно. Оно не может быть связано с имитацией мышления и отсутствием перехода от мышления к действию. Методология как фиктивная подмена необходимых изменений способов мышления и действия словесными выражениями, риторикой   должна быть отринута.

Должны быть предъявлены проблемы, для решения которых необходимы новые средства и новые подходы, новые методы мышления и действия.

Главная проблема российских управленческих групп – имитация смены не работающих способов мышления, обозначение новыми словами все тех же привычных действий.

И в формировании этой симуляционности виноваты политтехнологи, обслуживавшие власть, типа Петра Щедровицкого, которые называли себя методологами, являясь по сути политтехнологами и бизнесменами.   Поэтому для многих теперь – «все беды от методологов», от хитрого влияния на умы. Имея методологическую подготовку, Петр Щедровицкий перевел технологию проблематизации, этот базовый для системо-мыследеятельностной методологии и организационно-деятельностной игры (ОДИ) способ действия, в технологию коммунальной конфликтизации и управления групповой динамикой – тусования групп под заранее согласованное с начальником решение, и передал эти методики ряду политических менеджеров.

Все расплывается и держится только на фигуре Демиурга- манипулятора процесса. Важно одно произвольное высказывание подкрепить другим неожиданным высказыванием. Поиск устойчивых принципов действия подменяется острословием и неожиданностью. Подобный способ удержаться на плаву возможен при неограниченном или очень большом финресурсе,   на коротких отрезках времени, когда можно вбрасывать один мем неожиданности за другим, создавая иллюзию эффективности. Но как только виртуальные мемы сталкиваются с твердой ситуацией, все рассыпается.

Нам необходимо мышление Победы

Но для того, чтобы победить, нам надо выйти за ограничения сложившихся способов действия сегодняшнего правящего класса, необходимо, используя мышление, спроектировать способ действия, ведущий к победе.    ПОБЕДИТЬ нам надо, иначе конец!

Для выполнения задач, поставленных перед управленцами всех уровней В.В. Путиным, необходимо восстановление назначения и функций мышления. Мышление  Победы — это практико-ориентированное проектное мышление.  Такое мышление отличается и от чистого научно-академического подхода, которому безразлично, как будет реализовано прорывное научное знание, и от сложившейся управленческой практики, которая игнорирует прорывное новое знание. Практико-ориентированное проектное мышление интересует связь управленческого мышления и действия, знания и новых способов действия в неразрешимой проблемной ситуации. Поэтому Мышление Победы интересует создание новой социальности – новых общностей людей, решающих проблемы и добивающихся победы. С этой точки зрения, практика мышлений – ОДИ является «коллективно организованным мучением» по преодолению и изживанию сложившегося способа действия на основе новых способов мышления.

Нужны не софисты-политтехнологи, которые придумывают, как перелицевать известные мыслительные постулаты в новые формы выражения для народа, а как поставить и решить проблему, требующую выхода за сложившиеся способы действия и формы мышления. Проектный мыслитель- это одновременно делатель. Он должен создавать новое решение здесь и теперь. Сразу его опробовать и за это отвечать.

Мышление Победы основано на независимой постановке проблем верхнего уровня, решение которых определяет изменение форм управления страной в целом и отдельных сфер, и отраслей.

При этом Проектный мыслитель, осуществляя эту постановку, не стремится занять определенное положение во властной иерархии. Грубо говоря, он не стремится к власти. Человек находящийся во власти, живет в ситуации бесконечных рисков, стрессов и подстав. Тут не до мышления. Поэтому с человеком власти нужен рядом методолог.

В принципе блестяще этот парадокс и проблема были разыграны Лео Штраусом – учителем «неоконов» в США.  Методолога интересуют формы и способы мышления, обеспечивающие постановку проблем, а также связь мышления с действием в высшем слое политической власти у разных народов в разные времена. Эту связь осуществляет политик- управленец высшего уровня и человек действия в ситуации реализации власти. Но для того, чтобы перейти к действию, необходимо освоить форму и результаты мышления, обеспечившего постановку проблемы. Просто передать методику требующегося действия невозможно. Копирование методики приведет к обратным результатам. Либо негодные исполнители все испортят, изгадят в соответствии с социально-управленческой конъюнктурой, либо сформированный в стране климат недоверия, подсиживания и воровства разрушит все усилия по реализации предлагающегося решения проблемы.  Это может сделать только человек действия – политик, освоивший новый способ мышления, предложенный методологом.

В этой точке возникает всегдашний спор по поводу того, что считать практикой. Поскольку греческие слова, от которых произошли понятия

  • Практика (отдр.-греч. πράξις — деятельность,- πράττω (αόρ. έπραξα) 1. μετ.1) делать, поступать; действовать; 2) выполнять; έπραξε το καθήκον του онвыполнил свой долг; 2. αμετ.: έπραξες καλώς (κακώς) ты правильно, хорошо(плохо) поступил)
  • и поэзия (от др.греч.ποίησις, «тво́рчествосотворе́ние» — ποιεῖν творить, делать Ελέφαντα εκ μύγας ποιείν – делать из мухи слона) указывают на осуществление действия, на создание, производство, творение.

Но действие может быть практическим, а может быть, демонстрационно-поэтическим, своеобразным жестом, рассчитанным на впечатления публики от лица, производящего жест.  Практическое действие всегда связано с присвоением действующим лицом формы постановки проблемы. А в случае поэтического действия важно произвести впечатление на воспринимающую аудиторию, а не решить проблему.  В этом случае поэтическое действие обеспечивает творение фантома или призрака, существование которого поддерживает какое-то время возбужденная публика, наблюдающая поэтическое зрелище. А потом, устав от PR  — восторгов и напряжения принимать фантом за реальность, публика разочарованно ниспровергает фантом. Но люди, создающие фантомы, не унывают, за это время они должны успеть создать новый фантом для публики. Именно так сегодня работают политтехнологи и консультанты.

СВО как разрыв рамки.  В какую неизвестность нас вытащил В. В. Путин?

Никакого выхода из сложившейся ситуации не предвиделось, если бы В.В. Путин не начал СВО и не поставил страну перед НЕОБХОДИМОСТЬЮ действия в совершенно новой ситуации против ведущих государств Запада.  Этот способ действия меняет все.

Россия в лице нашего Президента стала «выламываться» из мирового порядка, не принимая отведенную ей функцию жертвы. Этот исход из цивилизации Запада стал происходить в период институционального слома того экономического порядка мирового империализма США, который формировался в течение   последних 50 лет в виде «долларовой кредитократии» (Радхика Десай , 2022). Это происходит в период, когда в США уровень доходности капитала превышает коэффициент роста (Томас Пикети)   и США перешли к вложению средств прежде всего не в производство, а в политический процесс (DYLAN RILEY & ROBERT BRENNER,2022), встав на позиции «финансового  цезаризма». Это означает, что вопрос о новом мировом способе общественного производства становится открытым. Про него ничего не знают ни США, ни Китай. Речь идет не о критических технологиях   следующего технологического уклада, а об общепланетарном способе общественного производства будущего.

Этот новый мировой способ общественного производства будущего, похоже, вообще не связан с технологиями. Он связан с космотехниками (Хуэй) и с цивилизационными принципами построения техник, с историей их формирования в разных цивилизациях на разных цивилизационных пространствах. У Китая нет сегодня ответа на вопрос о следующем способе мирового общественного производства, поскольку он, осуществляя гонку за лидером – США, стремился перехватить производство товаров массового потребления, постепенно воруя, переоткрывая, покупая и завозя в страну научно-технологические центры, обеспечивающие производство товаров массового потребления для богатых стран «золотого миллиарда».  Повышение уровня потребления в самом Китае грозит экологической мировой катастрофой, поскольку Германия и США сбрасывали Китаю технологии, разрушающие экосистемы.

У России есть все возможности спроектировать этот новый способ мирового общественного производства, создавая его сразу и в России, и  на разных площадках земного шара.

Основные изменения в политическом и управленческом мышлении.

Эта новая ситуация требует радикального изменения управленческого мышления. Основная проблема – это избавление управленческого мышления от объяснительных схем «экономизма» и от ориентации на краткосрочную окупаемость и прибыль. Подобная ориентация разрушает основной принцип проектного мышления и масштабных проектов – контингентность (Юк Хуэй, Квентин Меяссу), серендипность, как интуитивная прозорливость обозначающая способность, делая глубокие выводы из случайных наблюдений, находить то, чего не искал намеренно,  способность схватывать неожиданное и новое в возникшей ситуации. Настоящий большой прорывной проект никогда не окупается в той точке, в которой происходит первый шаг реализации проекта, поскольку вбрасывание проекта формирует совершенно новую социальную систему. Новые прорывной проект прежде всего воздействует на сознание людей его воспринимающих. Это воздействие и формирует элемент нового общественного способа производства, который невозможно и не нужно предвидеть во всех деталях. В настоящих больших проектах проектный замысел никогда не совпадает с реализацией.

Гибко-приспособленческое, основанное на западном экономическом низкопоклонстве российской управленческое мышление с бесконечными прогнозированиями экономики, ожидающее скороспелую при помощи метода дисконтируемых платежей (и никогда ее не получающее), ищущее везде и не находящее нигде снижение трансакционных издержек  и со скорбной улыбкой сообщающее,  что «мы знаем как по-западному правильно, но в России это не работает: не тот народ  и не та бюрократия», требует радикальной трансформации и  революции (восстания управленческих масс ) в стенах РАНХиГС и  «ВШЭ» – рассадников  саботажа действиям Путина. Причем, чем более патриотичной на словах будет политтехнологическая официозная тусовка, тем более радикально-оппозиционной будет молчаливая фронда до поры до времени – с кукишем в кармане. Иногда возникает впечатление, что это — одни и те же люди, постоянно переходящие из одной компании в другую.

Сообщим секрет полишинеля: в России нет никакой единой экономики, но есть системы хозяйствования, которыми надо управлять. Для этого надо снять очки западного экономизма.

Требуется радикальная смена логики управления. Важнейшее основание новой логики состоит в подготовке концептуальных условий полной смены основной организационно-управленческой и финансово-экономической модели управления системой сквозных процессов и развитием инфраструктур (транспортной, энергетической, промышленной) на территориях. Нам необходимо перейти от хаотичной экономики разобщенных плохо скоординированных рыночных акторов со своими частными интересами к единой ве­­ртикально-интегрированной техно-организационной системе сквозных процессов на территориях и в стране в целом.  Должна измениться и роль госорганов: надо перейти от роли «служки» при частных инвесторах и помощника отдельным корпорациям к складыванию вертикально-интегрированной системы управления развитием хозяйственной системы страны в разных регионах и в разных сферах деятельности.

Эта единая вертикально-интегрированная техно-организационная система сквозных процессов —  энергетического процесса, военно-промышленного процесса, информационного процесса, транспортного процесса и есть главный   принцип госкапитализма, который должен был быть введен повсеместно после 24 февраля 2022г.

Основное, что проигрывает «команда Путина» — это борьбу за молодежь. Поскольку никакого реального масштабного действия преобразований в стране не предлагается кроме показушных Пиар-конкурсов разыгрывания никому не нужных стартапов. Нам новые отрасли индустрий нужны, а молодежи предлагают старт-ап оформить с выкладками окупаемости, который не работают. Завоешь тут от бессмысленности.   Поэтому желания действия, активности и творчества переходят в критику власти и негативизм.  Молодежи не предлагается большого планетарного дела.

Какие идеологемы придется быстро воспринимать?

Итак, основной момент, который сегодня происходит с российской формой организации жизни и деятельности, связан с выходом за рамки западной цивилизации, мирового западного порядка. Россия осуществляет на свой страх и риск ИСХОД из этого порядка.  В этот чуждый российской цивилизации порядок Россия 30 лет встраивалась и приспосабливалась к нему. Она не стремилась, как Китай, привнести в этот глобальный мировой порядок принципы «Поднебесной» и свои решения, она слепо копировала западные формы организации, западные системы управления, западный язык.

Тот, кто держится за европеизм России, проиграет, поскольку Россия –  Сверхевропа, хранительница традиций Европы, но противница ее новомодных химер и европейского неофашизма. Россия – это Евразия.

Фактически происходящий процесс следует назвать деколонизацией России. Деколонизация всегда связана с угрозой потери общего уровня культуры. Паразитарные классы страны потребляли высшие достижения других культур, не стремясь преодолеть отсталость, навязывая фиктивное закабаляющее понятие «участия в разделении труда». Смысл этого разделения – потеря самостоятельности и суверенитета.

В течение долгого времени через Украину прогонялись огромные финансовые потоки, сформировавшие за счет откатов там антирусский режим. При этом российское руководство задевала не укро-нацистская русофобия, а опережающие российских планировщиков контакты украинских самостийных элит с Западом. Режим Лукашенко внутренне обзывался глубоким «совком»  и  вызывал усмешку в связи с отсталостью ориентаций, а украинские поспешные «обнимашки» с Западом раздражали и напрягали.  Но, как известно, последние станут первыми. Сегодня именно режим Лукашенко – надежда российско-белорусско-украинского братства при всей многовекторности Лукашенко, который просто не хочет отдать Беларусь российским управленческим либералам, неспособным программировать суверенное развитие. Украинский же режим на российские деньги сформировал группу уничтожения России при поддержке США, Великобритании, Польши и Германии. В своей русофобской ненависти эти страны, имеющие массу претензий друг у другу, – едины.

Основной секрет Российской власти состоит в том, что власть не справляется с вызовом деколонизации систем управления России.

К 2020 году в условиях вгрызания в границы России НАТО с биолабораториями, стратегическими ракетами и цивилизационной насильственной перевербовкой русского населения, говорящего с южнорусским акцентом, оказалось, что разрыв неизбежен.  За 8 лет задача перевербовки части русской нации на Украине была решена. Это огромный страшный провал российского государства и его управленческих институтов, попустительский подрыв традиционной российской государственности, за который придется платить кровью.

Но этот разрыв с Западом, заявленный по решению Верховного главнокомандующего с началом СВО, на сегодня не стал основой для переосмысления и радикальной перестройки принципов управленческого мышления и действия всех уровней власти. Цивилизационная война по форме, начатая как СВО,  по содержанию остается национально-капиталистической войной– войной разборок и скрытых договоренностей правящих  мировых элит. СВО не превращается в отечественную и народную войну.   Не звучат ясные слова: «Ни пяди русской земли врагу, ни шагу назад».

Бесполезно на псевдоукраинский нацизм, сформированный и выпестованный в США и Канаде отвечать русским национализмом крови и почвы, идеологией – «мы русские и с нами Бог». Формирование «русизма» и «руссистанства» — ошибочная неверная стратегия.  Все подобные изыскания в этом поле ошибочны и бессмысленны.  Мы русские, поскольку у нас есть цивилизационные традиции, планетарное мышление и действие. Россия – это планетарная цивилизация мирового развития с предложением своих идеальных проектных миров всему человечеству и соответствующих преобразований реального устройство жизни в любой точке земного шара.

Также бессмысленно и опасно превращать страну в единую технокорпорацию по образцу японского корпоративного техно-фашизма, развернувшегося во время оккупации Японией Маньчжурии и создания там марионеточного режима Маньчжоу Го. Управление Россией не сводимо к деятельности одной суперуспешной правильно корпорации. Общество – это не корпорация. Институт и форма ТНК бесконечно устарели, нужны возможности участия в решении государственных проблем, свободно собираемых, но имеющих репутацию и субъектность коллективов.

Идеологический исход из Запада требует избегания западных ловушек – нацизма и корпоративного фашизма, основанных на двух примитивизациях, привязывания этноса к крови и почве и редукции общества до уровня корпорации.

Технократический социальный корпоративизм и русский национализм крови и почвы являются клещами, которые противостоят формированию и утверждению идеологии планетарного развития с позиции России.

Конкретные ближайшие действия

Центральной оберегаемой и государствообразующей системой становится военно-государственная сфера с военно-промышленным комплексом, вмешательство в действия которой извне всевозможных политических партизан и пиар-агентов недопустимо.  Это не означает, что не могут предлагаться и обсуждаться общественными группами различные стратегии военных действий. Могут. Но решение принимают профессионально ответственные люди в данной сфере. Военно-государственная сфера с военно-промышленным комплексом должна включать и мелкие частные компании типа производителя снайперского оружия «Лобаев Армз» и военного обмундирования «Гиена Тактикс».

Ядром продвижения в будущее становится программа военного строительства «Российская Армия будущего и оружие будущего». Именно для подобных проектов мобилизуется талантливая технологически и организационно мыслящая молодежь.

Должен быть развернут план реального формирования сотен новых индустрий и отраслей в виде реально действующих новых производств, прежде всего, производство средств производства в виде станкостроения, лазеров, двигателей, авиастроения, машиностроения, энергетических турбин, ядерных реакторов, нефтяных платформ, танкеров, ледоколов. Предприятия этого пояса должны как новая категория быть отделены от предприятий и корпораций, переклеивающих российские этикетки на комплектующие и узлы, изделия, создаваемые в Иране и Китае на перенятых технологиях «Сименсов», «Боингов» и других западных решений. Российской промышленности надо вырваться за границы копирования вторичных решений и перестать быть третичной страной. Для этого приоритеты и полномочия должен получить надклассовый Класс Razvitie – русский мировой класс, создающий элементы новых производительных сил и уже включенный сегодня в новые производственные отношения.  Этот класс Razvitie должен получить место в российском обществе.  Важнейшим институтом класса Razvitie  становится метагруппа  Генеральных конструкторов и инициативные коллективы, способные создавать и проектировать новые индустрии.

Вместо шарашек за колючей проволокой и Берии при Харитоне, Курчатове, Королеве и других генконструкторах должны использоваться новые цифровые технологии, обеспечивающие конкурсное участие в решении важнейших проблем.  Для формирование коллективов, способных на основе конкурса предлагать решение важнейших проблем страны и получать ресурсы для реализации этих решений, должна быть создана специальная платформа, на которой размещаются в виде ЦЕННОСТИ-СТОИМОСТИ важнейшие проблемы развития страны – создание авиастроения, производство отечественных катализаторов или турбин, создание лазерной индустрии развитие муниципальных районов и т.д.

Центральный цифровым институтом на основе опережающих систем ИИ становится цифровой проектно-прогнозирующий Госплан с цифровым инвестиционным рублем, а не только цифровыми платежными системами, с жестким выявлением проектов, не обеспечивающих инвестиционную возвратность. Именно цифровой госплан становится основой новой институциональной постплатформенной архитектуры и средством создания экосистем, взаимодействующих друг с другом разных платформ.

Важнейшей становится идеология планетарного развития как центральная характеристика русского мира, создание планетарной стоимости, демонстрирующей, что социо-организационные, институциональные и технологические конкретные решения, опирающиеся на российский глобальный знаниевый проект и русскую мировую инженерию, опережают решения западных корпораций. Это означает, что важнейшим условием становится проектирование собственных цепочек создании добавленной стоимости, а не просто встраивание в уже существующие цепочки поставок под зашифрованными именами, откуда российские компании практически везде выбросили.

Коммуникативным принципом взаимодействия в российском общества становится ценность справедливости, тот кто, создает прорывные решения, получает полномочия. Если человек пиарится и врет, если за словами не стоят дела, он должен быть отстранен от принятия стратегических решений и получения государственных ресурсов.

Никакого кризиса потребления углеводородов не существует. Возникший «зеленый» фашизм Запада толкает мир к неверным решениям.  Выдуманная проблема рукотворного потепления ведет к разрушению энергетических отраслей. Россия может стать лидером производства водорода, используя энергию океана и безопасную ядерную энергию.  Важнейшая планетарная задача – это формирование транспортно-энергетико-телекоммуникационной связности Евразийского континента в киберфизическом формате на основе поясов развития и умных городов.

(10 мая 2023 г.)

Рефлексивный анализ: за пределами статьи Ю.В. Громыко «Мышление Победы. Что это такое, как его обрести?» 

 

Заставка: выступление на Зиновьевском клубе Ю.В.Громыко, методолога, доктора психологических наук, Директора Института опережающих исследований имени Шифферса, эксперта РНК.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: