От нацистской агрессии Советский Союз потерял почти треть своего богатства



Юрий РУБЦОВ

Однако в исторически кратчайшие сроки страна встала на ноги и завоевала новые высоты

К осени 1945 г. уже год минул со дня изгнания последнего захватчика с советской земли, но масштаб преступлений германских нацистов и их пособников был настолько велик, что только к 13 сентября удалось завершить подсчет материальных потерь Советского Союза в войне. В тот день в советской прессе было опубликовано сообщение Чрезвычайной государственной комиссии «О материальном ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками государственным предприятиям и учреждениям, колхозам, общественным организациям и гражданам СССР».

Инициатива создания ЧГК (ее полное название – Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР) принадлежала ЦК ВКП(б). В июле 1942 г. начальник Управления пропаганды и агитации ЦК Г.Ф. Александров направил наркому иностранных дел В.М. Молотову, секретарям ЦК А.А. Андрееву, Г.М. Маленкову и А.С. Щербакову проект постановления ЦК и сопроводительное письмо, в котором обосновывалась необходимость создания Чрезвычайной государственной комиссии. Расследования, которые до той поры проводили по собственной инициативе военные и гражданские власти на местах, носили разрозненный характер, притом что этой работе требовалось придать общегосударственный характер.

2 ноября такая комиссия была создана указом Президиума Верховного Совета СССР. На ЧГК возлагалась обязанность собирать документальные данные, проверять их и по мере необходимости публиковать материалы о нацистских преступлениях и материальном ущербе. Со столь масштабными задачами, разумеется, не мог справиться штат, не насчитывавший и 120 человек, поэтому к составлению актов широко привлекались военнослужащие Красной армии, представители советских, хозяйственных, профсоюзных, кооперативных и других общественных организаций, рабочие, колхозники и служащие.

В состав комиссии вошли известные всей стране люди: академики АН СССР писатель А.Н. Толстой, нейрохирург Н.Н. Бурденко, юрист И.П. Трайнин, митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич), Герой Советского Союза летчик В.С. Гризодубова, член Политбюро ЦК ВКП(б), первый секретарь Ленинградского обкома и горкома партии А.А. Жданов и другие. Во главе комиссии был поставлен руководитель советских профсоюзов Н.М. Шверник. Всю работу курировал заместитель председателя Государственного Комитета Обороны, заместитель председателя Совнаркома СССР В.М. Молотов.

В марте 1943 г. были созданы республиканские, краевые и областные комиссии, благодаря чему усилия по выявлению и расследованию преступлений нацистского оккупационного режима и ущерба, нанесенного им народному хозяйству СССР, приобрели всеохватный, систематический характер.

Работа была проделана колоссальная: только по части выявления материального ущерба ЧГК рассмотрела около 4 млн актов.

Итоговые расчеты показали, что за годы Великой Отечественной войны Советский Союз потерял около 30% богатства страны. Потери только от прямого уничтожения и разграбления имущества (косвенный ущерб не учитывался) составил 679 млрд рублей, в том числе государственным предприятиям и учреждениям – 287 млрд, колхозам – 181 млрд, кооперативным, профсоюзным и другим общественным организациям – 19 млрд, сельским и городским жителям – 192 млрд рублей.

Широко известны приводимые ниже цифры, неоднократно воспроизводившиеся в учебниках и научных трудах. Они вошли туда именно из материалов ЧГК: нацистские вандалы полностью или частично разрушили и сожгли на советской земле 1710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень, свыше 6 млн зданий, лишив крова около 25 млн человек, разрушили около 32 тыс. промышленных предприятий и 65 тыс. км железнодорожных путей, разорили 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 машинотракторных станций.

В захваченных врагом районах было выведено из строя 62 доменные и 213 мартеновских печей, разрушено 1135 угольных шахт, на которых добывалось ежегодно свыше 100 млн тонн угля, более 3 тыс. нефтяных скважин с ежегодной добычей до 5 млн тонн нефти, электрические станции общей мощностью около 5 млн кВт и многие другие хозяйственные объекты.

Огромный урон понесло сельское хозяйство. Захватчики уничтожили, отобрали или угнали в Германию 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн голов свиней, 27 млн голов овец и коз, огромное количество домашней птицы.

Чрезвычайно высокие масштабы разрушения народного хозяйства отразились в следующих цифрах: на территориях СССР, подвергавшихся оккупации, к моменту освобождения удельный вес уцелевших промышленных предприятий составлял всего 17%, в том числе в освобожденных районах РСФСР – 13%, на Украине – 19%, в Белоруссии – 15%, Молдавии – 49%, в прибалтийских республиках – 32%.

А сфера культуры? Нацисты, напав на Советский Союз, преследовали не только военно-политические цели, но и стремились уничтожить многовековую культуру, искоренить историческое самосознание народов СССР. Разграблению и разрушению подверглись памятники мировой культуры в Ленинграде и его пригородах, в Новгороде Великом, Пскове, Смоленске, Твери, Киеве, Харькове, Курске, Севастополе, Одессе, Ростове-на-Дону и многих других городах. Были разграблены художественные и краеведческие музеи, библиотеки, архивные хранилища. Только из РСФСР были вывезены сотни тысяч произведений искусства, собранных в отечественных коллекциях не за одно столетие.

В последние два-три десятилетия ряд зарубежных и российских авторов ставят под сомнение авторитет ЧГК, при этом в качестве повода избрано расследование комиссией академика Н.Н. Бурденко факта расстрела польских офицеров в Катыни. Так называемое Катынское дело относится к первой из функций ГЧК и требует отдельного разговора. Что же касается функции второй – по установлению масштаба ущерба, то можно смело сказать, что со своей задачей комиссия справилась вполне. Сколько-нибудь существенному пересмотру итоги работы комиссии позднейшими исследованиями не подверглись.

Да, организация такой работы не была и не могла быть в условиях военного времени идеальной. В состав комиссий на местах (на предприятиях, в колхозах и т. п.) нередко входили недостаточно квалифицированные, а то и малограмотные люди, на ущерб от оккупации подчас списывались и факты нерадивого хозяйствования местных властей. Материальные потери, возникавшие вследствие вынужденного уничтожения имущества частями Красной армии при отступлении, возлагались на оккупантов, что, строго говоря, было некорректно. Однако некорректно лишь в бухгалтерском смысле. Ведь первопричиной, побудившей советских людей взрывать заводы и электростанции, уничтожать посевы и т. п., была вражеская агрессия.

И можно лишь преклонить голову перед старшими поколениями, благодаря труду которых страна, потерявшая почти треть национального богатства, в исторически кратчайшие сроки смогла встать на ноги и завоевать новые высоты.

Источник:  .fondsk.ru

Фото: fondsk.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.