Инфобизнес и псевдоуниверситеты. Нужны ли реальные педагоги для лицензии?

209

буйство псевдообразования на фоне дефицита кадров в школах и университетах

 Сергей Ануреев

Рособрнадзор готов поддержать инициативу депутатов Государственной Думы РФ о запрете использования слов «университет», «академия» и «институт» в названиях юридических лиц, не имеющих лицензии на образовательную деятельность. Поскольку с этой инициативой выступили депутаты, входящие в рабочую группу по совершенствованию законодательства в блогосфере, пока основной упор будет сделан на различных блогеров и онлайн платформы. В данной статье предлагается взглянуть на лицензирование шире, рассмотрев этот процесс в некоторых других сферах и сравнив требования, предъявляемые к персоналу. Например, сейчас в негосударственную организацию дополнительного образования может устроиться любой человек, без педагогического образования и опыта работы, а для работы в частной аптеке необходимо хотя бы среднее специальное образование фармацевта, также и для работы охранником ЧОПа необходимо пройти реальную переподготовку и отвечать еще целому ряду требований.

И почему бы запрет на использование без лицензий на образовательную деятельность не распространить на слова «школа», «колледж», «техникум», «училище»?

Осмысление организации образования идет непрерывно, с точечными решениями. В середине 2010-х годов побороли псевдовузы, которые выписывали дипломы платным студентам с минимумом реального обучения. С начала текущего десятилетия усиливаются требования к аккредитации образовательных программ университетов, вплоть до конкретного состава преподавателей и их научных достижений. Постепенно «закручиваются гайки» в проверочных работах школ, с пониманием необходимости постепенного подвода учеников к строгости ЕГЭ. Делается всё это только в реальных университетах и школах, в основном государственных.

Указанные же в начале статьи инициативы касаются негосударственных организаций и дополнительного образования, и многим кажется, что это второстепенный вопрос. Действительно, нужно ли всерьез относиться к какому-то частному дополнительному образованию? Учащиеся и их родители вроде сами могут разобраться, стоит ли им платить деньги за псевдообразование? Ну пусть все эти «академии» торгуют какими-то бумажками-«дипломами» и прочим. Однако негативное влияние такой деятельности куда шире, чем кажется на первый взгляд, поскольку именно эти организации оттягивают на себя огромные ресурсы (времени и денег обучающихся, кадров обучающих).

Переподготовка кадров была одним из ключевых пунктов Майского указа о целях национального развития 2018 года, и мы традиционно ожидаем обновления таких целей после прошедших президентских выборов. Газета «Завтра» в статье «Дефицит кадров из-за перекосов структуры занятости» в ноябре 2023 года писала о 6,8 млн занятых в сфере образования по данным Росстата и лишь о 2,4 млн реальных педагогов государственных садиков, школ, колледжей и вузов.

В государственную общеобразовательную школу так просто на работу не устроишься. Дефицит кадров, отвечающих строгим требованиям, привел к тому, что летом прошлого года СМИ писали о планируемом допуске к преподаванию в школах выпускников педагогических колледжей и даже студентов таких колледжей на выпускном курсе, а не только студентов педвузов. В вузы преподавателей отбирают по конкурсу, исходя из их образования, педагогического опыта, научных публикаций, и лишь немногие часы вузы могут отдавать квалифицированным практикам без опыта преподавания. Эти требования не просто для галочки или ради малой мзды посредникам, как в случае лицензирования дополнительного образования, а требования реально работающие.

Представим ряд важных фрагментов из Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ в 2020 году. Формально пункт 7 этого Положения указывает на «г) наличие в штате лицензиата или привлечение им на ином законном основании педагогических работников, обладающих соответствующей квалификацией и стажем». Однако затем пункт 10, содержащий перечень документов для получения лицензии, не содержит критериев для педагогов. Точнее, есть оговорки, что для духовных образовательных организаций нужна информация о педагогах с богословскими степенью и званием, а также по особым требованиям для частных охранников и экипажей воздушных судов.

Такую же позицию подтверждает Рособрнадзор на своем сайте в разделе «Получение лицензии на осуществление образовательной деятельности», с изложением пунктов правительственного положения про помещения, материально-техническое обеспечение, условия для обучающихся с ограниченными возможностями, электронную информационно-образовательную среду, санитарно-эпидемиологическое заключение, условия практической подготовки, но ничего про наличие, квалификацию и реальную работу педагогов.

На сайте одного из региональных образовательных ведомств выложен большой вопросник о лицензиях на образовательную деятельность. 46-м вопросом спрашивается, предусматривать ли должности педагогических работников. Ответ упирает лишь на программы высшего и дополнительного профессионального образования, для которых предусматриваются такие должности, «при этом количество педагогических работников законодательством не определено».

В том же вопроснике сказано об ИП (индивидуальных предпринимателях), которые при непосредственном осуществлении образовательной деятельности (без найма других людей) не проходят процедуру лицензирования. Следует напомнить, что максимальный лимит ИП в нашей стране 150 млн руб. в год, что сравнимо с бюджетом сельской школы. Именно через ИП работают многие сайты псевдообразовательных услуг.

В Интернете легко можно найти множество сайтов, которые за умеренные деньги предлагают посредничество в получении обсуждаемой нами лицензии. Один из сайтов пишет о 45 тыс. руб. посреднического вознаграждения, бессрочном действии лицензии, 100% гарантии, взаимодействии с Департаментом образования одного очень крупного города и Министерством образования одной густонаселенной области. Специально не указываем город и регион, таких сайтов много, и ситуация типична.

Приведем виды лицензий с того сайта, для краткости опуская слово «лицензия»: дополнительное образование для детей и взрослых, дополнительное профессиональное образование, языковая школа или школа иностранных языков, развивающий центр для детей и взрослых, курсы изучения русского языка для иностранцев, курсы компьютерной грамотности, подготовительные курсы к ЕГЭ и т.д.

На лицо не очень красивая системная особенность организации российского образования: серьезные, преимущественно государственные школы и университеты испытывают на себе жесткость требований к педагогическому составу и одновременно ощущают дефицит педагогов, особенно молодых. Рядом же с ними функционирует рынок различного дополнительного образования, всяческих курсов и школ, сопоставимый или даже вдвое больший по размерам, если судить по численности и структуре занятых в сфере образования.

Возьмем в качестве примера ужесточение требований к автошколам и водителям-инструкторам. Много лет назад каждый мог подрабатывать таким инструктором, но теперь у водителя-инструктора должны быть не только водительские права соответствующей категории, но также пятилетний стаж без штрафов за серьезные нарушения правил дорожного движения и переподготовка педагогической направленности раз в три года. Более того, СМИ неоднократно сообщали об ответственности руководителей автошкол, вплоть до уголовной, за выявленные факты купленных прав и серьезных ДТП выпускников этих школ.

Следует акцентировать внимание и на требованиях к работникам аптек, хотя бы потому, что медицина, как и образование, является социально значимой отраслью. Частных аптек у нас стало очень много, и они усиливают дефицит кадров в поликлиниках и больницах. Казалось бы, продавцом в обычную аптеку может устроиться любой, но нет, к продавцам предъявляется требование наличия хотя бы среднего специального образования по фармацевтике. То же касается квалификационных требований к многочисленным частным кабинетам медицинских анализов, где можно работать только при наличии хотя бы среднего специального образования по специальности «сестринское дело».

Приведем также квалификационные требования к охранникам ЧОПов, особенно с правом ношения оружия. Охранник 5-го разряда имеет право на ношение и применение гражданского оружия самообороны, 6-го разряда – служебного огнестрельного оружия. Для получения высоких разрядов необходимо пройти серьезную переподготовку и сдать довольно сложные компьютерные тесты, предоставить медицинские справки и справку об отсутствии судимости. В программу переподготовки входит: правовая, огневая подготовка, использование спецсредств, тактическая, техническая подготовка, подготовка по оказанию первой помощи. Серьезные ЧОПы берут в охранники высоких разрядов людей с профильным образованием и опытом работы, обычно отставников из силовых ведомств, хотя на просторах нашей необъятной родины можно найти и примеры формализма в трудоустройстве охранниками.

Вернемся к вопросу дефицита кадров в государственных университетах и школах, особенно молодежи. В СМИ можно найти много сообщений о том, что только половина выпускников педагогических вузов идет работать педагогами, а спустя годы остается в профессии еще меньше. Многие из них продолжают работать как раз в негосударственных организациях сферы образования, поскольку там требования к результатам работы очень щадящие. Изрядно и опытных педагогов уходит от высокой вузовской и школьной нагрузки в негосударственное образование.

При усилении требований к лицензированию негосударственных образовательных организаций следует учесть негативный опыт буйства аптек и кабинетов медицинских анализов. Таких медицинских организаций стало слишком много, в Москве их буквально десятки в каждом небольшом районе, при реальной потребности в единичных организациях. Такой избыток, с квалификационными требованиями к сотрудникам, усиливает дефицит кадров в государственном здравоохранении.

Поэтому целесообразно ввести обязательные требования к негосударственному дополнительному образованию в виде наличия педагогов с профильным образованием и десятилетним стажем работы в государственном образовании. Можно ввести требование для сотрудников негосударственных организаций обязательно работать по совместительству хотя бы на 0,5 ставки в государственных образовательных организациях, если нет педагогического стажа 10 или 20 лет. Такие требования к сотрудникам негосударственных образовательных организаций могли бы содействовать притоку кадров в государственное образование.

Следует особо оговориться, что цель данной статьи – не бичевание именно российской реальности, поскольку подобное есть и в западных странах, где все это идет под лозунгами дебюрократизации и рынка, но это не значит, что это разумно.

Таким образом, следует ввести условием лицензии на образовательную деятельность не просто непонятно какое количество педагогов с непонятной квалификацией, а требования, как в серьезных школах и университетах: с конкретными штатами, квалификацией, часами, конкурсами. Бюрократию конкурсных требований в школах и университетах желательно сократить и распространить единые требования на всех, претендующих на лицензию на образовательную деятельность. Так можно будет уменьшить и дефицит реальных педагогов, и рынок псевдообразования, и по делу выполнить Майские указы.

Источник: zavtra.ru

Заставка: pixabay.com

 

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: