Об экономической повестке на 2024 год

191

НЕЗЫГАРЬ ЭКСПЕРТЫ. Исполнительный директор Института экономики роста им. Столыпина Антон Свириденко.

Год на фоне глобального перелома – это маленький период времени, он может стать лишь частицей всепоглощающего вала истории, а не самостоятельной константой. Именно так его и следует рассматривать.

Мир.
Политические тренды могут сделать экономическую повестку в этом году шокирующе незначительной.
То, что называется «как хорошо мы плохо жили», для мира может стать реальностью. Тирады про рост мирового ВВП (ожидаемого на уровне 2,4%), перетоки на финансовых рынках уже надоели, но они были символом некой стабильности.

Теперь это хрупкое единение утрачивает значение. Тренды на экономический суверенитет, реиндустриализацию – это все говорит о том, что заботиться о глобальном мире в целом некому. Давос попытается все это пересобрать, но это не более, чем попытка. Это значит, что сильные игроки будут бороться, а слабые – наблюдать и страдать. Темпы мирового роста снижаются, ESG-повестка ослабляется, а противоречия подрывают основы финансовых систем.

Накопленные в мире запасы вооружения, судя по всему, уже кратно превышают накопленный запас прочности в экономиках, который позволил бы устранить экономические противоречия и почву для политических конфликтов.
Уже сейчас понятно, где можно остановить точки бифуркации, но политики действуют, словно по шаблону: где может случиться – должно случиться.

Стабилизирует эту нестабильность бизнес. Корпорации продолжают выводить на рынок новую продукцию, инновации. Ожидается, что объем поставок новых промышленных роботов достигнет 600 тыс., ими будет управлять искусственный интеллект, что обеспечит рост производительности. Рынок электромобилей и гибридов достигнет 16,7 млн штук, что, кстати, потенциально повлияет на снижение спроса на нефть.

Остается только надеяться, что энергия бизнеса остановит возможные «прорывы политических труб». Обратное грозит непредсказуемыми последствиями. К чертям полетят все цифры и прогнозы. Поэтому, наверное, все мировые прогнозы в этом году туманны и осторожны.

Россия.
У нас, безусловно, есть воля к победе. Так что, вероятно, неожиданные внешние шоки для нас окажутся хуже, чем внутренние.
На фоне всех очень сложных обстоятельств мир удивляется: как мы? А мы справляемся. Последняя информация Блумберг о замещении технологий в нефтепереработке – тому подтверждение. Серьезно осложнить движение способен текущий уровень процентной ставки, сложности с логистикой, а также дефицит кадров. Все это рискует снизить динамику роста до 1-1,8%, опять же при отсутствии новых внешних шоков.

Движение будет продолжаться, несмотря на возможное падение нефти до $70-80 и сложности с продажами. Может быть реализовано несколько значимых проектов: МС-21 и Sukhoi Superjet New, гигафабрика в Калининграде, турбина ГТЭ-170, новая «Волга», перезагрузка автозаводов.
Развитие суперпроектов технологического суверенитета только начинается и всегда сопровождается различными рисками. Должно сработать импортозамещение, если, конечно, ему не помешают. А вот новых частных инвестиций ждать не приходится. В общем, год не будет простым, но и не безнадежным с точки зрения роста экономики.

Еще по теме:

Незыгарь: Согласно имеющимся прогнозам, инфляция в 2024 году продолжит оставаться на высоких уровнях. Ранее в Минэкономики указывали, что среднегодовая инфляция в России в 2024 году ожидается на уровне 7,2%.

Исполнительный директор Института экономики роста им. Столыпина Антон Свириденко:
А надо ли с инфляцией так активно бороться? Рост цен позволяет быть доходными и продолжать деятельность предприятий. Кстати, рост кредитования стимулирует, хочешь не хочешь, людей к труду. Инфляционная адаптация в условиях нынешних произошедших шоков и изменений неизбежна. Есть ощущение обретения некоей новой нормальности, может быть, ненадолго. Инфляционный запал несколько выветрился, новогодние премии потрачены, зарплаты были увеличены, после всплеска всегда идет стабилизация. 2-3 месяца инфляция будет умеренной.
Много факторов, которые влияют на экономику: курс, сырьевые товары, риски логистики, прерывания цепочек торговли, мировая инфляции. Главные риски идут извне. Внутри высокая ставка в долгосрочном периоде тоже несет риск. Удорожание кредитов для торговли и пищевой промышленности означает рост издержек, а положенные на депозиты средства по высокой ставке через 4-5 месяцев выйдут на рынок.
20-30% потребительской инфляции к концу года – это очень завышенный уровень. При снижении ставки и поддержании хоть какой-то мировой стабильности, сохранении потоков с Индией и Китаем, общий прогноз по инфляции – 5-7%. Но рисков того, что все пойдет «не по плану», в этом году много.

Начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ», к.э.н. Олег Абелев:
ЦБ делает все необходимое для сдерживания инфляции доступными для него инструментами. Но инфляция еще зависит от предложения. За него несет ответственность Правительство. Поэтому требуется комбинация мер ЦБ и Правительства. Только усилиями ЦБ по охлаждению спроса инфляцию не сдержать. Правительство не может быстро стимулировать предложение. Нужна база, а она готовится не так быстро.
В бюджете учтены субсидии для автопрома, авиапрома, микроэлектроники – отраслей, наиболее критичных с точки зрения развития импортозамещения. И это положительный фактор в целом, хотя именно эти отрасли е так сильно определяют динамику инфляции.
Потребительская инфляция может достигнуть 16-17%. Как правило, реальная инфляция превышает официальную ровно в два раза. Многое будет зависеть от притока и оттока валюты в страну. Если курс рубля будет ослабевать, то импорт разгонит инфляцию. Часть товара будет импортироваться, возникнет так называемая импортируемая инфляция.

Доцент РАНХиГС, экономист Сергей Хестанов:
Потребительская инфляция быстро растет и медленно снижается. Пока рано даже оценивать сроки ее снижения. Последнее повышение ключевой ставки уже привело к притоку денег на банковские депозиты. Это косвенный признак того, что пик инфляции – недалеко. При отсутствии внешних шоков в течение 1-2 кварталов вполне можно предположить начало снижения инфляции.
Факторов, которые могут способствовать разгону инфляции, много. Самые весомые – снижение поступлений от экспорта и девальвация рубля. Но если они не принесут неприятных сюрпризов, то есть все основания ждать стабилизации потребительской инфляции во второй половине 2024 г.

Зампред думского комитета по экономической политике Артем Кирьянов:
В отношении так называемой «потребительской» инфляции сейчас работают нефинансовые модели, порожденные прежде всего нарушениями экспортно-импортного баланса и санкционной политикой в отношении России. С этим могут быть связаны некоторые «пиковые» значения роста цен на отдельные товары. При этом всегда есть место для картельного сговора и спекуляций, это необходимо учитывать в своей работе контрольным и надзорным органам, в рамках профилактических мероприятий в том числе. С учетом совокупности факторов, с подорожанием основных товаров потребительской корзины на 20 процентов в прошлом году можно согласиться. Полагаю, что в этом году инфляционные процессы будут более стабильны, а ситуация по основным товарным группам позволит не дать возможности резким ценовым скачкам.

Заставка: Завтра

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: