О разделении русского народа и его последствиях

98

выжить в развязанной войне русские могут, только проведя консолидацию на национальной основе

 Александр Гапоненко

Коллективный Запад развязал войну против русского народа. Под удар попали как русские, находящиеся в России, так и живущие за её пределами, в рассеянии. Выжить в развязанной войне русские могут, только проведя консолидацию на национальной основе. Однако сделать это не позволяют многие фундаментальные установки, на которых держится нынешняя российская нация. Прежде всего это установка на деление русского народа на россиян и соотечественников.

Рассмотрим кратко, как возникло это деление и в каких формах существует в настоящее время.

Как произошло разделение русского народа на россиян и соотечественников

Подготовка к отделению части русских от искусственно конструируемой англосаксами российской нации началась ещё в поздние годы существования советской власти. Верховный Совет РСФСР, состоявший ещё во многом из национал-большевиков, в ноябре 1991 г. принял новый “Закон о гражданстве”.

В соответствии со ст 18, пункта этого Закона, все граждане СССР проживавшие в советских республиках и не имевшие гражданства других стран, могли приобрести российское гражданство в порядке регистрации в течении трёх лет со дня его принятия. Данная статья предоставляла такое же право бывшим российским гражданам (подданным Российской империи), правда только в течение одного года.

В соответствии со ст. 19 рассматриваемого Закона, все прочие лица могли получить российское гражданство после 5 летнего проживания в стране.

Данный Закон, по нашему мнению, был составной частью англосаксонского плана разделения и ослабления русского народа после распада советской нации. Русские делились на российских граждан (россиян), живущих в России и соотечественников, оставленных за её пределами, хотя сам термин “соотечественник” появился позже. Возможность для беспрепятственного получения российского гражданства живущим за рубежом русским предоставлялась только на краткий с исторической точки зрения – пятилетний период.

Российские демократы с радостью восприняли эту подкинутую англосаксами идею, поскольку она позволяла им найти верных союзников из числа национал-демократов да и национал-радикалов во вновь образованных союзных республиках.

Государственническая группировка российской правящей элиты послушно последовала в кильватере политики демократов в отношении соотечественников, поскольку она позволяла им участвовать в грабительской приватизации государственной собственности и сохранять власть.

Напомним, что на момент принятия рассматриваемого нами Закона существовал СССР и действовал Закон о гражданстве СССР, которому российский закон коренным образом противоречил. Верховный Совет РСФСР принятием своего Закона о гражданстве разрушал союзное правое поле в части гражданства.

В июне 1993 г. Закон о гражданстве подвергся корректировке. Ст 19, п. г предусматривала трёхлетний срок подачи заявки на регистрацию бывших граждан СССР на получение российского гражданства, то есть льгота для русских, как впрочем и представителей других этносов, была продлена на один год.

В июне 1995 г. подошло время закрытия окна возможностей для принятия российского гражданства бывшими гражданами СССР путём простой регистрации. Однако государственники, имевшие сильные позиции в Госдуме РФ, продлили действие этой правовой нормы до конца декабря 2000 г, то есть ещё на пять лет.

Новая редакция Закона о гражданстве была принята в августе 2002 г. В ней уже не было возможности для получения российского гражданства бывшими гражданами СССР в порядке регистрации. Русские были окончательно отделены от ядра своего народа в России.

Автор в рассматриваемое время привлекался в качестве эксперта к работе Госдумы РФ по этому вопросу и помнит, что главными лоббистами прекращения льготного порядка получения российского гражданства были МИД, МВД и другие ведомства, которые столкнусь с массовым наплывом титульного населения Средней Азии и Закавказья. Эти мигранты получали российское гражданство, но совершенно не интегрировались в российскую культурно-языковую и правовую среду. Назвать эту среду русской представители упомянутых ведомств наотрез отказывались. Собственно российская нация не обладала потенциалом интеграции иноэтнического населения.

Действительно, по данным текущего статистического учёта население России за период с 1989 г. по 2002 г. увеличилось за счёт миграции почти на 5 млн. человек, из которых только 3,3 млн. составили русские. Русские в большинстве своём приезжали в 1991-1993 гг. как беженцы из районов, где подвергались преследованию.

После 1993 г. в Россию стали массово приезжать украинцы, белорусы, армяне, азербайджанцы, грузины, таджики, узбеки. Они мигрировали, либо спасаясь от безработицы у себя на родине, либо от этнических преследований, если жили в “чужих” республиках. Так, например, происходило с армянами, которые бежали от преследования в Азербайджане и с азербайджанцами, которые бежали от преследования в Армении.

За 2003-2007 гг. в Россию въехало только 0,3 млн. русских. За период 1989-2002 гг. русские обеспечили 67% всего миграционного прироста России в обмене населением со странами СНГ и Балтии и около 45% за период 2003- 2007 гг.

Основную массу эмигрантов из России в первое десятилетие после распада СССР составили евреи, немцы, греки, поляки, которые возвращались на этническую родину. Однако были среди эмигрантов и русские люди, которые отправляясь за границу в поисках более лёгкой в материальном плане жизни. Англосаксы активно приглашали к себе учёных, конструкторов и инженеров, которые были носителями знаний и первоклассных советских технологий.

Правящая в 90-е гг демократическая элита принципиально не хотела считать русских, оказавшихся за пределами Российской Федерации, членами российской нации. Для них был придуман особый правовой статус – соотечественники. К соотечественникам отнесли всех тех, кто когда-то имел российское подданство или советское гражданство и их потомков. То есть к общности соотечественников были отнесены как русские, так и представители тех титульных народов, которые отделились от русских в 1991 г. и стали строить свои собственные нации. Это было справедливо в отношении тех, кто хотел присоединиться к русской нации, но несправедливо в отношении русских, невольно оказавшихся за рубежом в результате распада их государства – СССР. Русские не имели каких-либо особых прав на воссоединение со своим народом.

Юридический статус соотечественников определил приятый в 1999 г. Закон “О соотечественниках”.

Содержание Закона отразило компромисс в борьбе сил, выступавших за строительство русской нации, и сил, выступавших за строительство российской нации. Так, в Законе декларировалось, что Российская Федерация является правопреемником и правопродолжателем Российского государства, Российской республики, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР) в отношении института гражданства.

Таким образом был признан важный принцип непрерывности (континуитета) российской государственности. Исходя из этого принципа российская нация являлась наследницей советской нации, а та – русского народа, бывшего государствообразующим в Российской империи. Но этот правильный принцип не был распространён на Конституцию и другие законодательные акты, а потому остался только декларацией.

Кроме того, в Законе соотечественниками признавались лица, которые имели советское гражданство, и их потомки, за исключением случаев, когда потомки принадлежали к титульной нации иностранного государства. Поясним: узбек, родившийся до декабря 1991 г. в Узбекской ССР или в другой союзной республике, признавался соотечественником, а узбек, родившийся за пределами РФ после декабря 1991 г., соотечественником уже не признавался. Русский, родившийся в Узбекской ССР или в любой другой союзной республике, как до, так и после декабря 1991 г. соотечественником признавался. Косвенно эта формулировка позволяла выделять русских (а также представителей других этносов, живших на территории РФ и потенциально принадлежавших к русскому этносу) от прочих граждан СССР.

Российская Федерация, в соответствии с рассматриваем Законом, принимала на себя обязательства поддерживать идентичность проживающих за рубежом соотечественников, помогать им переселяться на родину, защищать их гражданские права (ст. 5 и ст. 8). Потомки подданных Российского государства могли получать гражданство в порядке регистрации. Под названием Российское государство скрывалось официальное наименование этого государства – Российская империя. Последнего названия авторы Закона постеснялись.

Следующий шаг по выстраиванию отношений властей России с соотечественниками за рубежом был сделан в 2006 г. Он был реакцией на стремительное сокращение численности населения Российской Федерации. Правительство приняло программу оказания материальной помощи бывшим гражданам СССР, которые переселяются в Россию. Помощь по размеру была невелика, но статус переселенца облегчал переезд русским, которые больше не могли выдержать этнического давления в бывших союзных республиках. Обеспечить массовое переселение русских в Россию программа поддержки переселенцам не смогла, но была сохранена.

В 2008 г. Россия ввела безвизовый режим для неграждан Латвийской Республики и неграждан Эстонской республики. Эта мера облегчила для них поддержание связей с этнической родиной. Неграждане в этих двух республиках были в абсолютном своём большинстве русскими.

В июле 2010 г. Государственной Думой была принята новая редакция Закона о соотечественниках.

В новой редакции Закона о соотечественниках было прописано право соотечественников на получение льгот при приобретении российского гражданства. Автор участвовал в экспертизе этой редакции закона и неоднократно пытался внести в него пункт о предоставлении русским и другим российским этносам права на получение российского гражданства в порядке регистрации. Однако все эти предложения безжалостно вычеркивались на уровне руководства Государственной Думы. Не были они включены и в Закон о гражданстве.

Следующую попытку усовершенствования Закона о гражданстве государственники предприняли в 2014 г. По этой редакции закона российское гражданство в упрощённом порядке стало предоставляться тем, кого признавали носителем русского языка.

В соответствии с поправками 2020 г. к Закону о гражданстве гражданство в упрощённом порядке стало предоставляться выходцам из Белоруссии, Молдавии, Казахстана и Украины. Это уже была попытка распространить российское гражданство на контингент, который был близок к русским по своим ценностям, вере, культуре и языку.

Тем не менее, по ныне действующему Закону о гражданстве русскому, например из Латвии, для получения российского гражданства надо прожить в стране по временному разрешению на пребывание пять лет, сдать экзамен на знание русского языка, истории и законодательства. Исключение может быть сделано в отношении тех, кто заключил контракт на службу в ВС РФ, но это исключение применяется крайне редко.

По ст. 16 цитируемой редакции Закона, иностранные граждане и лица без гражданства могут по достижению 18 лет подать заявление на получение российского гражданства без 5-летнего ценза проживания в стране. Однако это возможно, если они соответствуют следующим критериям: “1) родились или постоянно проживали на территории РСФСР и являлись гражданами СССР; 2) имели родственников по прямой восходящей линии, родившихся или постоянно проживавших на территории РСФСР либо территории, относившейся к Российской империи или СССР, в пределах Государственной границы Российской Федерации; 3) имели хотя бы одного родителя (усыновителя), являющегося гражданином Российской Федерации и проживающего в Российской Федерации; 4) имели сына или дочь, являющихся гражданами Российской Федерации и проживающих в Российской Федерации; 5) состояли в браке с гражданином Российской Федерации, проживающим в Российской Федерации, и имеют общего ребенка, в том числе усыновленного (удочеренного).”

Выходит, что русские, родившиеся и жившие на территории СССР или Российской империи за пределами территории нынешней Российской Федерации, не могут получить гражданства в упрощённом порядке. Они для российского законодателя по-прежнему абсолютно чужеродный элемент.

Это прямое следствие англосаксонской установки на то, что живущие за пределами России русские не имеют никакого отношения к российской нации. А в более общем плане это реализация установки на то, что у русских не должно быть субъектности – они объект англосаксонской манипуляции.

Для затуманивания ситуации с разделением русского народа российскими демократами была разработана концепция “Русского мира”.

С 2007 эта концепция с подачи демократов появилась в риторике президента В. Путина. На встрече с петербургской интеллигенцией по поводу Года русского языка он заявил: «Русский мир может и должен объединить всех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за её пределами. Почаще употребляйте это словосочетание — „Русский мир“».

При упоре на то, что Русский мир – это языковой и культурный феномен, можно было не обращать внимания на разделенность русского народа. Ведь русское языковое и культурное единство осталось, надо его только поддерживать. А на случаи дискриминации и преследования русских активистов на постсоветском пространстве можно было выражать озабоченность или большое беспокойство. И это было совершенно по-европейски, цивилизованно. Российская правящая элита продолжала курс на интеграцию в западную цивилизацию.

В 2008, в 2013, в 2016 годах положение о “Русском мире” включалось в Концепцию В 2008 г. положение о “Русском мире” было включено в Концепцию внешней политики Российской Федерации. Коренного изменения отношения к соотечественникам вследствие этого не происходило. Из редакций Концепций внешней политики РФ 2013 и 2016 г. “Русский мир” исчез.

В Концепцию внешней политики Российской Федерации 2023 г. в п. 46 Русский мир рассматривается как цивилизационная общность, что абсолютно правильно. Упор делается на прямой, в том числе силовой защите Россией прав и свобод российских граждан и соотечественников. Правда, консолидацию соотечественников в Концепции предполагается вести на основе “российских культурной и языковой идентичности”, “российских духовно-нравственных ценностей”.

Проблема разделённости русского народа таким образом так и не стала предметом озабоченности российских правящих элит. Это несмотря на то, что основной удар англосаксы наносили не по российской нации, а по русскому народу.

Русское рассеяние под властью постсоветской этнократии

По данным всесоюзной переписи населения 1989 г. из 147 млн. жителей РСФСР почти 120 млн. (или более 81 процента) были русскими. Кроме того, русскими идентифицировали себя ещё значительное число жителей республики, числившихся по документам представителями других этносов.

После декабря 1991 г. за пределами РСФСР, в других союзных республиках, невольно оказалось 25 млн. русских. К этим, статистически учтённым по документам русским необходимо добавить 17 млн. живших в других бывших союзных республиках татар, башкир, украинцев, белорусов, грузин, армян и представителей других этносов, которые идентифицировали себя русскими.

Таким образом, после распада СССР за пределами своего государства, в рассеянии, оказалось, как минимум, 42 миллиона русских людей в широком смысле этого слова – более четверти всего русского этноса. Русские оказались самым крупным разделённым народом в мире.

После распада СССР, наряду с Российской Федерацией, образовалось четырнадцать независимых республик: Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения. К власти в этих республиках пришли национал-коммунисты, которые быстро трансформировались в национал-демократов. Прежде всего они занялись укреплением своей власти и приватизацией доставшегося им массива общенародной собственности. Однако параллельно стали строить свои – титульные нации.

Национальное строительство в бывших советских республиках, помимо России, Белоруссии и, на первых этапах, Украины шло по заданной ещё в раннем СССР троцкистами траектории. Титульные народы силой закрепляли за собой высшие социальные и экономические позиции, нетитульные – подвергались дискриминации и эксплуатации и отправлялись на низшие ступени социальной лестницы. На самой низшей ступени этой лестницы оказывался русский народ.

Установившийся в данных постсоветских республиках политический режим был, по научным понятиям, этнократическим, а осуществлявшие его элиты – этнократическими.

Этнократические элиты стали изгонять инородцев, в первую очередь русских, с территорий, полученных ими в своё время при условии участия в “красном” проекте и проекте строительства советской нации. Эти условия этнократы напрочь забыли, а российские власти о них не напоминали, поскольку были озабочены сохранением собственной власти и накоплением частных капиталов. Вытеснение бывших братских советских народов из постсоветских республик шло достаточно интенсивно.

Например, если согласно Всесоюзной переписи населения в 1989 г. в Армянской ССР жило 51 тыс. русских, то в 2011 г. республиканская перепись населения показала, что уже только 11 тыс. человек идентифицировали себя русскими. Доля русских в общем составе населения за рассматриваемый период сократилась с 1,6% до 0,4%.

В Казахской ССР в 1989 г., по данным Всесоюзной переписи проживало 6,2 млн. русских, что составляло 37,8 % населения республики. Перепись по Республике Казахстан 2021 г. показала, что русских в ней осталось жить только 2,9 млн. человек или 15,5% всего населения.

В этих двух республиках вытеснение русских шло экономическими и социальными методами, без применения открытого насилия. Силовые удары наносились только в отдельных случаях, с целью устрашения соотечественников. Под удары попадали тогда даже титульные граждане.

Так, казах по этническому происхождению Ермек Тайчибеков публично высказался против дискриминации казахами в республике русских, дунган и других этнических меньшинств. За это выступление он был в 2021 арестован и приговорён судом к 7 годам тюремного заключения. Затем срок наказания был увеличен до 10 лет.

Русские активисты неоднократно обращались к казахским и российским властям с просьбой освободить, русского по всем мыслимым и немыслимым критериям, Ермека Тайчибекова, по всему постсоветскому пространству проводились пикеты в его поддержку. Однако все эти обращения остались без ответа.

Даже в начале 2023 г – периода внутриполитического кризиса в Казахстане, когда российские власти спасли власть, а возможно и жизнь, президента Касыма Токаева, вопрос о судьбе русского политзаключенного не был решён. Токаев после такого рода послабления решил, что надо присоединиться к объявленным Западом экономическим санкциям. Вопрос об отношении к русским соотечественникам оказался тесно связан с вопросом об отношении к России.

В тех случаях, когда нетитульные народы в постсоветских республиках оказывали сопротивление политике титульных элит по эксплуатации и дискриминации, этнократические власти применяли против них внутренние войска или армию.

Так, ещё в 1988 г. начался армяно-азербайджанский вооружённый конфликт. Сдерживали его развитие сначала советские, а затем российские миротворцы. Осенью 2023 г армянские власти отказались от помощи России, и это немедленно привело к ликвидации автономии в Нагорном Карабахе, бегства оттуда всего армянского населения. Американцы, которые пообещали помощь Еревану, конечно, предали последний.

В 1990 г. молдавские национал-радикальные элиты развязали военные действия против русских в Приднестровье. Военные действия остановили российские миротворцы.

В 1992-1993 г. грузины начали войну против абхазов и осетин. Война закончилась только в 2008 г. с введением в автономные республики российских миротворцев.

В 2014 г. украинские национал-радикалы развязали войну против русских, живущих на Донбассе. Она идёт до сих пор, но это тема отдельной главы.

Все постсоветское время идут военные конфликты между узбеками и таджиками. Время от времени начинаются гражданские войны на этнической почве в Киргизии и Таджикистане.

Все военные конфликты сопровождаются массовым бегством гражданского населения с территории ведения боевых действий. Победители не позволяют побеждённым возвращаться на старое место жительства. Это есть одна из форм этнических чисток. От них страдает в том числе русское население.

Оставшееся после 1991 г. в бывших советских республиках русское население оказалось отстранено от власти, его ограничили в возможности участвовать в приватизации государственной собственности, лишили возможности полноценно вести предпринимательскую деятельность, вытеснили с государственной службы. Русские социальные институты ликвидировали.

Российские демократы на факты эксплуатации и дискриминации соотечественников в бывших союзных республиках внимания не обращали – им нужно было защищать возможности для ведения бизнеса стоящим за их спинами олигархам. А те спонсировали самые жестокие русофобские режимы на постсоветском пространстве ради получения прибылей.

В качестве аргумента своего бездействия российские демократы приводили русским активистам из числа соотечественников расхожий аргумент: переезжайте на постоянное жительство в Россию – титульные элиты имеют право строить свои нации на принадлежащих им землях. В детали, как эти земли были отобраны этнократами у русских, демократы вникать не хотели. Территория России в границах Московского царства времён Смуты их вполне устраивала. Живущих за рубежом русских они расценивали как нежелательных чужаков.

При государственниках политика в отношении соотечественников стала меняться. С 2007 г. стала действовать Программа переселения соотечественников в Россию. В этом же году был учреждён Фонд Русский мир, который финансово поддерживал культурно-просветительскую деятельность соотечественников за рубежом. В 2008 г. на базе Росзарубежцентра президент учредил единый центр, который занимался делами соотечественников – Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств (Россотрудничество). При российских посольствах были созданы Советы соотечественников, ежегодно проводились Всемирные съезды соотечественников. С 2012 г. стал действовать Фонд правовой поддержки соотечественников, проживающих за рубежом. Из средств Фонда покрывались затраты на защиту в судах тех, кого преследовали этнократы на постсоветском пространстве. Из российского бюджета выделялись небольшие средства на поддержку русского языка, образования, культуры за рубежом. Стали выделяться квоты на бесплатное обучение в российских вузах детей соотечественников.

Однако на факты прямой эксплуатации и дискриминации русских по месту их проживания государственники должным образом не реагировали. От силы, отделывались осуждением этой политики, но эффективных мер по её пресечению не предпринимали.

Прибалтийские русские под политической сенью англосаксов

Рассмотрим подробнее хорошо знакомую автору ситуацию с прибалтийскими русскими, которые после распада СССР невольно оказались в эмиграции, на положении рассеяния.

После развала СССР национал-демократы получили возможность провозгласить Латвийскую Республику, Литовскую Республику и Эстонскую республику и взяли курс на принудительное выдворение русских. Этот курс этнократы успешно реализовывали на протяжении более десятилетий. Вот как это выглядело в цифрах.

По данным переписи населения, 1989 г. в Латвийской ССР из 2665 тыс. человек населения, русских, в широком смысле этого слова, жило 1387 тыс. человек или 47,9%. В Эстонской ССР из 1565 тыс. человек русских жило 603 тыс. человек или 38,4%. В Литовской ССР из 3674 тыс. человек общей численности населения инородного населения жило 751 тыс человек или 20%, в том числе русских в широком смысле этого слова было 13 %, поляков, составлявших отдельную общину – 7%.

С 1989 по 2000 гг. нетитульное население Латвии сократилось с 1387 до 1006 тыс. человек, или на 21,3%, Эстонии – с 603 тыс. до 429 тыс. или на 28,9%, Литвы – с 751 до 577 тыс. или на 23,2 %. В результате эмиграции доля русского населения за эти же года уменьшилась в Латвии с 47,8 до 42,4%, в Эстонии – с 40,2 до 30,6%, в Литве – с 20,4 до 16,6%.

Причиной столь стремительного сокращения численности русских в странах Прибалтики была политическая и социально-экономическая дискриминация, развернутая титульными элитами.

Так, в Латвии и Эстонии в 1993 г. значительную часть русских лишили права гражданства, а вместе с ним и ряда базовых социально-экономических прав.

В Латвии общее число неграждан к моменту регистрации в специально созданном для этого в 1993 г. Регистре жителей достигло 876 тысяч человек, а ещё 161 тысяче жителей республики отказали даже в регистрации. Это составляло две трети русского населения страны. В Эстонии число неграждан в 1992 г. составило 404 тыс. человек. В целом это было более половины всего нетитульного населения республик. Абсолютное большинство всех неграждан составляли этнические русские, украинцы и белорусы.

Неграждане не моги участвовать в политическом процессе: выборах органов власти, быть членами партий (в Эстонии полностью, в Латвии частично), находиться на государственной службе, работать на руководящих должностях на государственных и муниципальных предприятиях, ограничивались в ходе приватизационных процессов и в правах собственности. Существовало несколько десятков ограничений на занятие негражданами мест в банках, службы пожарными, аптекарями, ветеринарами, адвокатами, нотариусами, землемерами.

По официальной версии правящих титульных элит лишение прав на политическую деятельность русских происходило по причине того, что они (их наследники) попали в страну после лета 1940 г., когда эти прибалтийские республики вошли в состав СССР. Присоединение к СССР определялось как насильственное, а приехавшие после него люди нарекались «оккупантами». По факту гражданства лишались те, кто жил на русской культурной и языковой основе – русские в широком смысле этого слова.

В Литве русское население гражданства не лишалось, поскольку значительная часть территории республики (Вильнюс и Вильнюсский край, Клайпедский край) вошла в её состав как раз в результате присоединения к СССР. Кроме того, многочисленное польское меньшинство жило на присоединенных территориях задолго до того, как была образована довоенная Республика Литва.

Наряду с лишением гражданства в Латвии и Эстонии русских во всех трёх прибалтийских республиках стали увольнять из государственного аппарата, с постов директоров и руководителей среднего звена государственных предприятий и организаций, оттеснили от процессов приватизации. В высшей школе запретили преподавание на русском языке и уволили русскую профессуру, из государственных учреждений культуры уволили русских режиссеров, артистов, редакторов, библиотекарей.

Языку титульного этноса был придан статус государственного, на него переводилась вся официальная документация, устное общение властей с населением. Русский язык был исключён из общественного оборота. В Латвии и Эстонии создали языковые инспекции, которые проверяли знание языка титульного народа у работников частных компаний, штрафовали их за недостаточное знание, требовали у руководителей увольнения с работы. Работодатели, которые не подчинялись требованиям языковых инквизиторов, также подвергались штрафам.

Демократическое российское руководство заняло позицию, что лишение прибалтийских русских гражданства, ключевых социально-экономических прав его не касается. На первое место была поставлена возможность зарабатывать прибыли на транзитной торговле через эти страны.

В этих крайне неблагоприятных условиях прибалтийским русским удалось консолидироваться в общины, которые воспроизводили этническую идентичность с помощью общественных организация. Эти организации формировались вокруг фольклорных ансамблей, литературных кружков, дискуссионных клубов, бизнес-клубов. Выделились лидеры общественного мнения, которые выступали в сохранявшейся на первых порах прессе, частных радио и телевизионных каналах.

Голоса русских избирателей собирали партии, которые пытались представлять их интересы. Наиболее весомое представительство было у латвийских партий ЗАПЧЕЛ и Согласие.

В начале 2000-х гг англосаксы взяли Прибалтику под свой политический контроль. Президентами, начальниками ключевых министерств, руководителями спецслужб всех трёх республик были назначены этнические латыши, литовцы, эстонцы, выросшие на Западе и имевшие двойное гражданство. Они стали опираться на местных национал-радикальных политиков, мечтавших построить этнически чистые общества.

В 2004 г. после установления политического контроля над титульными правящими элитами англосаксы дали добро на вступление прибалтийских республик в Европейский союз и НАТО. На территории этих республик были созданы военные базы НАТО, правда, с периодически обновляющимся составом.

Казалось бы, полный политический контроль англосаксов позволял им дать команду на ослабление давления на русское население Прибалтики – действовать в духе Европейской декларации о правах человека. Однако этого не произошло. В отношении русских стали “затягивать гайки”, стремясь их как можно скорее ассимилировать.

Так, во всех трёх республиках ранах Прибалтики были введены существенные ограничения на преподавание в школе на родном для русских детей языке. В Латвии преподавать на русском языке в школах и детских садах запретили полностью. Языковой запрет был в этой республике распространён даже на частные детские сады, школы и высшие учебные заведения.

Прибалтийские русские протестовали против этнической дискриминации в сфере образования. В Латвии, например, в 2004 г. начались массовые демонстрации, митинги, голодовки родителей, сборы подписей, в которых принимали участие десятки тысяч человек. На улицы выходили многие десятки тысяч человек. Это позволило отложить принудительный перевод школ на латышский язык практически на десять лет. Протесты проходили также в Литве и Эстонии, но они были менее массовыми, поскольку русские общины были менее крупные.

В 2012 г. в Латвии русские активисты организовали и провели референдум за предоставление русскому статуса второго государственного. За повышение статуса русского языка проголосовали абсолютно все русские граждане – 25 процентов всего корпуса граждан. Голоса 15 процентов русских неграждан не были учтены. Власти на этот явный сигнал русских о желании сохранить свою идентичность не отреагировали. Политический режим демократии на русских не распространялся.

В 2014 г. в Латвии протесты лиц, лишённых гражданства, переросли в массовое движение, которое получило название Конгресс неграждан. В 2015 г. в республике прошли выборы среди неграждан и был основан Парламент непредставленных. В этом же году движение протеста неграждан возникло в Эстонии. Спецслужбы расправились с активом избранных русскими негражданами представительных органов: кто-то подвергся аресту, кто-то был уволен с работы, кто-то лишился бизнеса.

Всё это происходило в Прибалтике уже после того, как к власти в России пришли государственники. Однако государственники также заняли позицию, что лишение прибалтийских русских права на родной язык, прав обучение на нём детей их не касается. На первом месте по-прежнему стояла возможность российских олигархов зарабатывать прибыли на транзитной торговле через страны, в которых у власти находились национал-радикалы.

После 2014 г. государственное вещание на радио и телевещании на русском языке прибалтийские власти ограничили до новостей, которые длились четверть часа. Хотели закрыть и их, но тут стали возражать англосаксы, которые понимали, что так можно лишиться инструментов управления русскими общинами и выделили деньги на продолжение вещания. Так появилась телепрограмма “Настоящее время”, которая вещала в антироссийском ключе. Так увеличились объёмы вещания на прибалтийские республики ВВС, Голоса Америки на русском языке, активнее стала работать русскоязычная служба Evronews.

Частные печатные газеты и журналы на русском языке были властями доведены до банкротства тем, что им не выделялись дотаций, которые доставались изданиям на титульных языках.

Англосаксы скупили электронные издания на русском языке во всех трёх прибалтийских республиках (Delfi, TV-3) и стали через них распространять либеральные ценности, а потом и антироссийские настроения. Редакции и журналисты маломощных русских электронных изданий были запуганы спецслужбами. В Латвии, например, в 2021 г. возбудили уголовные дела против четырнадцати ведущих русских журналистов, пригрозили им пятилетним тюремным заключением. Суды идут до сих пор.

Во всех прибалтийских республиках с 2015 г. запрещалось распространение печатных российских СМИ и ретрансляция вещания российских теле- и радиоканалов.

Одной из форм подавления русской идентичности стало насильственное изменение имён и фамилий в соответствии с правилами грамматики, принятыми у титульных этносов. Из общественного оборота были полностью исключены отчества. Детей запретили называть русскими именами, если у них не было аналогов в традиции титульных этносов. Так, в Латвии Александр Иванович Шишкин стал Александрс Сиськин, а Мирон Петрович Пышкин – Миронис Писькин. Это при том, что «миронис» по-латышски значит мертвец. Аналогичные правила были установлены и в других рассматриваемых нами странах. Так, в Литве Андрей превратился в Андреаса, в Эстонии Михаил в Микхеля, а Алексей в Алекса.

Помимо нарушения права на имя подобного рода искажение имен вело к потере русскими людьми духовной связи с православными святыми, в честь которых они был наречены.

Из музейных экспозиций в странах Прибалтики изымались артефакты, свидетельствовавшие о тысячелетнем присутствии русских в Прибалтике, из картинных галерей – полотнища русских художников.

Прекратилось финансирование из бюджета русских фольклорных коллективов. В русских драматических театрах в репертуар включали только русофобские пьесы. Из библиотечных фондов изымались и уничтожались книги на русском языке.

В учебных заведениях всех уровней ученикам навязывалась искаженная информация об этнической истории их страны. Таким образом происходило вытравливание исторической памяти из сознания не только русских, но и титульного населения.

Одним из способов насильственной ассимиляции русских этнократическими властями стало уничтожение их памятников и монументов.

Войну с русскими монументами развязали эстонские правящие элиты. В апреле 2007 г. они снесли в центре Таллина памятник освободителям столицы от немецких нацистов – Бронзового солдата. Останки павших советских воинов, покоившиеся под памятником, эксгумировали и тайно вывезли на окраину города, где бесславно закопали. Сотни русских активистов, протестовавших против совершаемого этнократическими властями кощунства, арестовали, троих полгода держали в тюрьме.

В 2022 г. под нож бульдозеров пошло уже более трёхсот памятников, установленных в честь трёхсот тысяч советских воинов, павших при освобождении Прибалтики от нацистов.

После расправы с памятниками советским воинам-освободителям удар был нанесён по памятникам русским деятелям культуры. В Латвии сочли опасным для латышского общества Александра Сергеевича Пушкина. Сначала бронзовому поэту на голову накинули чёрный мусорный мешок, затем отпилили от постамента и утащили на коммунальный склад, несмотря на протесты собравшейся русской интеллигенции. Процедуру символической казни русского поэта охраняло около роты молодых полицейских, специально привезённых для этого с дальних хуторов. Они уже не знали, кого перед их глазами в очередной раз убивают.

Зато прибалтийские власти с помпой устанавливали памятники местным националистам, нацистским коллаборационистам, антисоветским партизанам. В Литве, например, установили памятники Йонасу Норейке, Казису Шкирпа, Юозасу Амбразявичюсу-Бразайтису, в Эстонии – Харальду Нугисексу, в Латвии – Вольдемару Вейсу.

Открывались музеи «оккупации», в которых формально советских, а в действительности русских людей представляли ответственными за расправы с антисоветскими элементами. Об участии титульных большевиков в “красном” терроре власти старались забыть.

Под угрозой уголовного наказания в Прибалтике был введён запрет на использование советской символики, включая Георгиевскую ленточку. На деле это была попытка лишить местных русских инструментов самоидентификации, поскольку собственно русской символики они не имели.

В последнее время под запрет попала демонстрация российского флага, герба, гимна, а также знаков «Z» и «V», которые используют российские военные в ходе СВО.

Во всех трёх республиках Прибалтики власти притесняют Русскую православную церковь.

В Эстонии, например, приходы РПЦ длительное время не регистрировались, потом они получили официальный статус, но храмы им не вернули, а передали только в аренду. В стране специально была создана Эстонская православная церковь, которая перешла в подчинение Константинопольского патриархата. Эта церковь получила все имущественные права на православные храмы, хотя число прихожан-эстонцев было крайне невелико.

В Латвии РПЦ была законом выведена из подчинения Московской патриархии, и её предстоятель был переназначен указом президента Эгила Левитса. То, что для назначения главы христианской церкви требуется апостольская преемственность, президент не принял во внимание, хотя одно время был даже судьей ЕСПЧ.

Даже в бытность оккупации территории Латвийской ССР немцами в 1941-1944 г. и существования её в качестве округа Леттланд в составе рейхскомиссариата Остланд, немцы не позволяли себе так вести себя с РПЦ.

Во всех прибалтийских республиках протестантская и католическая церкви приобрели официальный статус, важнейшие религиозные праздники этих конфессий отмечаются на государственном уровне и объявлены выходными. Праздники Русской православной церкви власти выходными днями объявлять отказывались, хотя, например, в Латвии эта церковь имеет наибольшее число прихожан среди всех конфессий.

С 2014 г. в Прибалтике власти стали нейтрализовать русских активистов путём отправки их в заключение В 2022 г. в Литве в тюрьму на шесть лет отправили общественного деятеля и журналиста Альгирдаса Палецкиса, на четыре года – издателя Андрея Грейчуса, присудили условно трёхлетний срок русскому писателю Валерию Иванову. В Эстонии на 5,5 лет отправили в заключение юриста Сергей Середенко за написание книг и статей, выступления на международных правозащитных форумах. В предварительном заключении держат русских активистов Айво Петерсона, Дмитрия Роотса, Андрея Андронова. В Латвии полтора года тюремного заключения назначено редактору русского портала IMHOCLUB Юрию Алексееву, три года тюрьмы условно учёному Александру Гапоненко, четыре месяца провел под стражей публициста и правозащитника Владимир Линдерман. С февраля по октябрь 2023 г. в тюрьме держали 23-летнюю студентку Татьяну Андриец за выступления в защиту памятника Воину-Освободителю в Риге. публикацию статей в защиту права русских на сохранение своей культуры. С марта по июль этого же года в заключении за это находился Александр Жгун.

Автор перечисляет фамилии только тех пострадавших русских активистов, которых знает лично. Изучив материалы их уголовных дел, он сделал вывод, что все доказательства обвинения были грубо сфабрикованы спецслужбами, основывались на доносах уголовников, которым были обещаны послабления тюремного режима. В отношении обвиняемых применялись пытки. Судьи не принимали доводы подсудимых и свидетельские показания, отказывались проводить нужные экспертизы. Решения прибалтийские суды выносили не на основании фактов и нормам закона, а в соответствии с указаниями правящих элит.

Попытки русских активистов добиться справедливости в структурах ЕСПЧ, ОБСЕ, ЕП, ООН, Международного уголовного суда были тщетны. На иск автора в ЕСПЧ по поводу необоснованного задержания в апреле 2018 г. и удерживания в течение четырёх месяцев в тюрьме по устному распоряжению президента и премьер министра Латвии, суд ответил, что задержание было обосновано, “поскольку Латвия находится на границе с Россией, власти имеют основание подозревать русских активистов в том, что они несут угрозу безопасности стране”. Действие нормы Европейской декларации оп правах человека о свободе слова на русских не распространяется.

С 2022 г. власти республик Прибалтики стали широко применять практику депортаций в Россию русских активистов, которые борются за свои права, а затем и российских граждан.

С октября 2023 г в Латвии эта практика была распространена на всех российских граждан, которые находились в республике на основании долгосрочного вида на жительство. Людей, которые прожили в республике несколько десятилетий, обязали сдавать экзамен на знание латышского языка и предоставлять справку о доходах, достаточных для независимого проживания. Несколько тысяч россиян не смогло преодолеть этот барьер и было определено к принудительной депортации, а до неё лишились права на бесплатное медицинское обслуживание, счёт в банке и получение других необходимых для жизни услуг. Всего под угрозой находятся около 30 тыс российских граждан.

Ситуация в Латвии во многом напоминает Збоншинское выдворение, которое в октябре 1938 г. немецкие власти провели в отношении части живших на территории Германии евреев. Правительство, которым руководил тогда Адольф Гитлер, определило к принудительной высылке в Польшу около 50 тыс. евреев, имевших польское гражданство. Их арестовали, погрузили в товарные вагоны и отправили к польской границе, в частности, к погранпереходу Збоншин. Евреев немцы-охранники понуждали переходить польскую границу, подталкивая в спину штыками. Те из депортируемых, кто избежал выдворения и остался в Германии, были определены в концлагеря и вскоре стали жертвами политики “окончательного решения еврейского вопроса”.

Российские власти проигнорировали решение Сейма Латвии о депортации 30 тыс российских граждан, несмотря на его явную аналогию со Зброншинским выдворением. Очевидно, не хотели открывать второй фронт с Западом, к чему прибалтов всячески подталкивали англосаксы, привыкшие воевать чужими руками.

Однако оттягивание российских властей решения вопроса о разделенности русской нации только усугубляло сложившуюся ситуацию. Десятилетия оторванности прибалтийских русских от ядра нации и активная обработка их с подачи англосаксов прибалтийскими этнократическими элитами привели к тому, что часть русской молодёжи превратилась в антирусских. Они оказались готовыми принять участие не только в идеологической борьбе с Россией, но и взять в руки оружие для борьбы с ней. Уточним, для борьбы с ядром своей нации так же, как это сделала часть русских, живших на Украине.

Источник: zavtra.ru

Заставка: Монумент “Витязь Свободы”. Каунас, Литва. Автори: Крилов Борис, Сидорук Олесь, Арунас Сакалаускас  .wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: