Возвращенцы и невозвращенцы. Об иноагентах и их перспективах в России

219

Ростислав Ищенко, Обозреватель МИА “Россия сегодня”

Стоило нескольким иностранным агентам подать в суд на Минюст, чтобы оспорить статус иноагента, как общество забеспокоилось, не готовится ли массовое возвращение политической эмиграции, покинувшей страну в знак протеста против СВО.

Думаю, что не готовится. Во всяком случае, их духовный лидер – Пугачёва приехала на похороны Юдашкина и тут же уехала назад. Да и Галкин, после всего, что он наговорил о России и русских, вряд ли рискнёт вернутся. Те же, кто оспаривают статус иноагента, судя по всему считают, что способны доказать, что иностранные деньги они не брали, их политическая позиция основана на собственных убеждениях и облегчить, таким образом, работу со своими оставшимися в России активами, а также сохранить потенциальную возможность заработка в России.

Конечно, обидно будет если в России смогут зарабатывать люди, бросившие родину в трудный час. Но прецеденты возвращения уже были и, за давностью лет, никто из патриотов возвращенцами не возмущался. Я имею в виду советскую эмиграцию. Они тоже числились предателями. Некоторые из них вернулись в 90-е (после победы Запада в Холодной войне и развала СССР, то есть в обозе наших врагов) и до последнего времени присутствовали на российской эстраде, ни у кого не вызывая возмущения. Другие бывали в России наездами, но приезжали тоже не в музеи, а на гастроли.

Как видим, со временем острота восприятия обществом предательства уехавших притупляется и им вновь несут деньги, посещая их мероприятия, покупая их продукцию. Но надо подчеркнуть и другую составляющую: мало кто из возвращенцев и наезжантов бывает столь же успешен, как был до отъезда. Меньшинство ничего не забывает и ничего не прощает – но это минимальная потеря аудитории.

Главная же потеря проистекает из того, что “свято место пусто не бывает” – стоит тебе уехать и в борьбу за оставленную нишу бросаются конкуренты, аудитория переходит к ним и вернуть её практически невозможно. Возвращаются к былым кумирам только ностальгирующие бабушки, которые помнят эмигрантов со времён своего восторженного девичества, когда они в них без памяти безответно и безвестно влюблялись. Для них встреча с таким эмигрантом – получасовое погружение в ушедшую молодость.

Опасение части людей, что вернувшиеся эмигранты станут кумирами молодёжи и поведут её не туда абсолютно безосновательны.

Во-первых, как сказано выше, большая часть оставленных мест уже будет занята конкурентами: эфирная сетка на ТВ и радио не резиновая – выпасть оттуда просто, вернуться назад гораздо труднее, так как надо вытолкнуть такого же зубастого, когтистого и готового грызть и расталкивать конкурентов, но незапятнанного предательством патриота, а это ой как не просто.

Во-вторых, предатели, которым позволили вернуться, в любом случае будут находиться под бдительным присмотром спецслужб, так что системно выступать против “линии партии” у них вряд ли получится.

В-третьих, вернувшийся и формально раскаявшийся предатель, теряет для молодых шарм несломленности. Молодёжь максималистична. Она может пойти за кем угодно, но это должен быть несгибаемый лидер, готовый к любым потерям ради своих убеждений. Вернувшиеся за деньгами, и даже искренне раскаявшиеся в своих ошибках, авторитетом для молодых не станут. По меркам юношеского максимализма авторитет не может ошибаться, тем более каяться.

Далее по поводу потенциальных возвращенцев, а я надеюсь, что хоть пока их толп и не видно, но они будут, есть следующие соображения:

1. Большинство из них сохранило российское гражданство. Не впустить в страну своего гражданина Россия не имеет права. Массовое же лишение гражданства деятелей науки и искусства, вызовет ассоциации с отечественным “философским пароходом” и с антифашистской эмиграцией 30-х годов из Германии.

Большевики, высылая недостаточно восторженно к ним относившихся учёных и деятелей культуры, считали, что ничего не теряют, поскольку “каждая кухарка” может всё, что угодно, если её, конечно, немного подучить, а эти, которые на пароходе, ни плотницкому делу не обучены, ни токарному мастерству и даже поле вспахать не умеют – в общем никакой от них пользы. Позднее выяснилось, что монопольное право на истину, превратило в СССР общественные науки в схоластику, что вторично способствовало упадку политической журналистики, политологии, частично истории, а в конечном счёте привело к идеологическому поражению СССР, которое и стало главной причиной его распада.

Нацисты подошли к делу высылки неугодных с немецкой педантичностью, помноженной на тоталитарный размах. Результат наступил значительно быстрее и был для них куда хуже: ядерное оружие, которое против Гитлера использовать не успели, но использовали против его японских союзников, американцам помогли сделать сотни эмигрантов-физиков из Германии, работавшие в американском и британском ядерных проектах.

2. Мне могут возразить, что современная эмиграция – не физики и не философы, а, в основном, деятели эстрады, “звёзды” отдельных ТВ-шоу и малоизвестные широкому кругу писатели, поэты, актёры. Это правда.

Но я хочу напомнить как просела в своё время, стала пресной и неинтересной проамериканская пропаганда в России. Не в последнюю очередь это произошло потому, что ныне уехавшая тусовка захватила все командные высоты в масс-медиа и на эстраде и полностью стёрла из публичного пространства любой конкурентный контент. Они десятилетиями варились в собственном соку и, в результате потеряли хватку, стали предсказуемыми и неинтересными. А в наше время главный организатор и агитатор не газета “Искра”, а ТВ, эстрада и социальные сети распространяющие созданный двумя первыми контент.

Сейчас мы стоим перед опасностью патриотического перекоса. У нас на глазах в СМИ, культуре и искусстве складывается патриотическая тусовка, перенимающая всё худшее от украинского майдана: начиная от заработка на патриотизме и заканчивая травлю чужих. Если она окончательно окуклится и замкнётся в себе, получим тех же либералов, только в профиль. Безальтернативными графоманами, безголосыми певцами и бестолковыми экспертами будут патриоты, отстаивающие право на бездарность тем, что они донаты на коптеры собирали.

На Украине вся публичная деятельность давно уже в руках патриотов Украины, “помогавших ВСУ”. Любой несанкционированно высунувшийся с собственным мнением завтра будет извиняться. Сильно это помогло украинству? Результат налицо: украинские общество и государство распадаются, а украинская патриотическая идея сошла на нет, тотально коммерциализировавшись.

Даже патриотам для эффективности нужны конкуренты. Возвращенцы, в этом отношении, как прививка против оспы. В организм вводится ослабленный вирус, организм легко его побеждает и вырабатывает иммунитет. Именно поэтому на российские ток шоу приглашают Ковтунов, а не Арестовичей – нужна прививка, а не болезнь.

Возвращенцы создают конкурентное пространство в виде коммерческой тусовки, альтернативной коммерческим патриотам, заставляя тех напрягаться и выдвигать на первый план лучших, а не удобных. При этом возвращенцы не могут победить, так как они уже один раз проиграли и, вернувшись, признали и своё поражение и крах своих идеалов.

3. Наконец, и это главное, возвращенцы раскалывают единство оппозиции. До сих пор оппозиция делилась на тех, кто уже уехал за рубеж и на тех, кто уехать пока не смог, но страстно к этому стремился. Последние отчаянно завидовали первым, но цель у них была одна.

С появлением возвращенцев, оппозиция делится на два непримиримых лагеря: на тех, кто стремится интегрироваться в “святой Запад” и на тех, кто побывал на “святом Западе” и решил, что в России лучше. Последние, с точки зрения классической прозападной оппозиции, страшнейшие еретики. Они отрицают главные постулаты прозападной религии тезисы, определяющие “святую троицу” божественного Запада:

· об абсолютной невозможности что-то ухудшить в Западе (Запад не может даже ошибиться, ибо непогрешим);

· об абсолютной невозможности что-то исправить в России (русские настолько погрязли в грехе антизападничества, что их спасение уже невозможно, поэтому прозападные коллаборационисты призывают всех русских убить);

· о том, что у человека, лично посетившего Запад моментально открываются глаза и, если у него возникает возможность туда эмигрировать, то назад в Россию его ничем не заманишь. Самим фактом своего возвращения и объяснением его причин, возвращенцы разрушают прозападный миф. Их коллеги, оставшиеся на Западе им этого не простят, а они, в свою очередь, не простят коллегам, что те их победили в конкурентной борьбе и смогли устроиться за рубежом.

Подчеркну, что я понимаю людей, которые возмущаются тем, что некоторые недавние отъезжанты, свысока плевавшие в наши идеалы, могут стать осознанными возвращенцами и вновь начать учить нас Родину любить. К сожалению в политике есть процессы, которые невозможно отменить и которым невыгодно препятствовать. Лучше использовать их в своих целях, в том числе:

· в целях разрушения прозападного мифа (из уст побывавшего там бывшего оппозиционера разоблачения будут звучат убедительнее);

· в целях разрушения оппозиционного единства (оппозиция разделится на возвращенцев и невозвращенцев);

· в целях повышения конкурентности общественной дискуссии, культурной и научной жизни России;

· в конченом итоге, в целях укрепления российской государственности и повышения сопротивляемости общества враждебной пропаганде.

Сдающегося врага, берут в плен и направляют на восстановление им же разрушенного. Если его убивать, он не будет сдаваться, а сопротивление его многократно усилится, ибо он будет бороться за собственную жизнь.

Какая Украина нам нужна? Это не теория, а вопрос реальной политической действительности. Редакция издания Украина.ру предлагает всем, кого волнует будущее Украины, ответить на ряд простых вопросов. Отвечая на них, вы таким образом примете участие в конференции по этой актуальной теме.

Ростислав Ищенко

 

Заставка: Было бы корыто… ЛюЛи

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: