О смерти и бессмертии



matveychev_oleg

«Мысль существует отдельно от мозга, а он
только улавливает ее из пространства и
считывает».

(Наталья Бехтерева).

Любой предмет, объект или субъект, обладающий плотью, или заключенный в плоть, является смертным. Материя и смерть слова–синонимы. Все, что сегодня материализовалось, завтра должно умереть. Не бывает вечной материи. Материя является бессмертной только за счет своей возобновляемости (как листочки на дереве – каждый год они новые), но каждый отдельно взятый предмет (листочек) – смертен. Мысль в противовес материи ни плотью, ни массой не обладает. Вот поэтому она является единственной бессмертной субстанцией нашего мира. Помните у Мандельштама:

«Быть может раньше губ уже родился шепот,
И в бездревесности кружилися листы,
И те, кому мы посвящаем опыт,
До опыта приобрели черты.

Человек, стремящийся к собственному бессмертию в масштабах вечности, не понимает того, что это уже будет не благо, а безысходность бытия. Вот тогда и возникает вопрос, на кого бы эту способность мыслить переложить, чтобы самому хоть немного отдохнуть. И вот тут на выручку приходит человек. Пусть он думает, но ограниченное время, чтобы не истязать его вечностью. А поскольку сама по себе мысль бессмертна, то она может себе позволить и один миллион лет, и десять миллионов чтобы сотворить землю и все что на ней есть. А нам отпущено 60 – 80 лет, за которые что–то познать просто невозможно. Философы говорят: «Главным вопросом философии всегда был, есть и будет вопрос об отношении мышления к бытию» (Ленин). И вот именно это противоречие между мышлением и бытием является для нашей земли источником самодвижения.

Так почему – же любое материализовавшееся тело смертно, а Бог бессмертен? У Него что – какое – то особенное тело? Да особенное. Прежде, чем приступить к постижению тайны Божьего тела, давайте освежим в памяти некоторые термины, которые облегчат нам эту задачу. Бог в нашем мире является сущностью, то есть той оболочкой, внутри которой существует разумная жизнь в виде человека. Какого – то автономного физического тела Бог иметь не может, поскольку Он тут же превратился бы в существо смертное, как и все материальное в этом мире. Для вечного существования Его тело должно расколоться на тысячи осколков, каждый из которых будет подвержен смерти, но благодаря постоянному обновлению каждой такой частички (листья на дереве) их присутствие в мире будет постоянным. И, вот именно за счет раздробленности тела с одной стороны, и постоянной обновляемости каждой его части (или каждого члена этого тела) с другой стороны, достигается эффект его бессмертия. На наше, человеческое тело, такая обновляемость не распространяется, поэтому оно и смертно. Если же говорить о наших детях, то они не повторяют своих родителей ни по внешним признакам, ни по образу мыслей. На момент своего совершеннолетия они становятся самостоятельными личностями независимо от способа их воспитания. Но, обновляемость самих людей позволяет сохранять нас на земле как популяцию «человек разумный». Ни одна из частичек Божьего тела, не обладает самосознанием «Я – Бог». Человек же обладает самосознанием, но, это всего лишь сознание самого себя, и не более того, и именно поэтому он не является сущностью, а является личностью. Но, в своей потенции, при благополучном стечении определенных обстоятельств, это человеческое самосознание может трансформироваться в высшее самосознание, но это таинство природы сокрыто от нас в сейфе за семью печатями (почитайте послание Апостола Павла к евреям о скиниях, там это именуется как святая святых).

Так вот, как мы только что установили, у сущности (у Бога), есть свое тело, только устроено оно несколько своеобразно относительно тела личности (человека), а, вот в чем состоят эти особенности, нам поведал апостол Павел. Эту его мысль мы уже рассматривали в ином контексте, но, давайте воспользуемся ею еще раз для более глубоко усвоения такого понятия, как тело Божье:

«Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: «Я не принадлежу телу, потому что я не рука», то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: «Я не принадлежу к телу, потому что я не глаз», то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело – глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. А, если бы все были один член, то где было бы тело? Но теперь членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: «Ты мне не надобна»; или также голова ногам: «Вы мне не нужны». Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения; и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушая о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы – тело Христово, а порознь – члены». (1-е Кор.12: 14-27).

Вот так выглядит тело, принадлежащее сущности, а в нашем случае – Богу. Разница лишь в том, что в нашем теле все члены прикреплены к туловищу, и благодаря этому оно кажется чем – то единым и цельным, то в теле сущности каждый член существует как – бы оторвано друг от друга, и это способно ввести нас в заблуждение. Но, оказывается, что между этими разрозненными членами существуют гораздо более мощные, хотя и невидимые, связи, которые делают тело сущности еще более единым и неделимым, чем наше физическое. В нашем мире существуют и силы гравитации, и Закон Всемирного тяготения, и центробежные силы, и центростремительные силы, которые связывают все, казалось бы, разрозненные члены этого тела настолько прочно, что отделить их друг от друга просто невозможно.

Приход человека в религию чаще всего обусловлен желанием получить неопровержимые доказательства бессмертия своей души. Но, таких доказательств Бог нам не дает по вполне понятным причинам. И именно эта тайна бытия является источником нашего самодвижения. Ведь это главная загадка бытия, а без загадки это будет уже не жизнь. В решении вопроса своего бессмертия человечество изначально пошло по ложному пути, взяв за основу бессмертие собственного тела. Все его титанические усилия свелись к попыткам открытия эликсира вечной молодости, философского камня, таблеток, сдерживающих процесс старения, средства Макропулоса и других подобных снадобий. Пока эти средства не открыты, люди довольствовались мумифицированием, бальзамированием, мавзолеями, саркофагами, пирамидами Хеопса, Лаврами и т.п. Но, все эти архитектурные чудеса могли лишь сохранить изношенные останки человеческого тела, которые мало кому интересны. О бессмертии своей души никто всерьез не задумывается, считая этот феномен неосуществимым. Да и нашему внутреннему взору душа не рисуется также отчетливо, как наше тело предстает пред нашими очами в зеркале.

Критерии идентификации личности в нашем, материальном мире, и мире духовном (в который мы переместимся после своей смерти) совершенно различны. В нашем мире мы обладаем физическим телом, а у тела есть множество идентификационных признаков и особенностей, позволяющим ему (телу) занимать в нашем самосознании до 80% от общего его содержимого. А, такой высокий процент акций, принадлежащих телу, заставляет нас ассоциировать свое «Я» именно с ним, а не с каким – то духовным началом, которое занимает всего 20% общего состава нашего самосознания. На этом и построен весь рассудочный мир, в котором мы существуем.
В мире Разума все обстоит с точностью до «наоборот». Тела нет, а, значит, отличать друг друга по глазам, губам или ушам уже нет никакой возможности. Нужны другие критерии идентификации.

По каким же признакам будут отличаться наши души друг от друга после того, как они, отделившись от тела, будут вознесены на небеса? Что там будет являться для них теми метками, по которым можно отличить одну душу от другой? Ведь тела уже не будет! На первом этапе можно предположить, что наше индивидуальное видение мира, приобретенное благодаря специфическим особенностям рассудка, наложит какие – то особые отметины и на нашу душу. Видимо, на небесах нам будет не трудно отличить душу Гёте от души Джека – Потрошителя. Но, это всего лишь две крайности. А, между ними бесчисленное количество людей, духовные устройства которых будут совсем немного отличаться друг от друга. Как быть с ними? Может быть, обряд крещения в церкви и есть установка некой метки, или двоичного кода идентификации, по которому одна душа будет отличима от другой, но, в чем заключается этот код, на сегодняшний день нам, опять же, неведомо. Но, по аналогии с бизнесом, пусть это называется штрих- кодом.

Если внимательно присмотреться к жизни, то нетрудно будет заметить, что меткою для души является особый, оригинальный способ мышления, который присущ только данной личности и никакой другой. Он одновременно накладывает отпечаток и на наши лица. Ведь мы по лицу человека легко отличаем убийцу от поэта. А, все вороны похожи друг на друга, как две капли воды только потому, что у них способ мышления у всех одинаковый, то есть, никакого способа. С помощью чего же человек может приобресть такой особенный, ни на кого не похожий образ мыслей, чтобы он в последствии стал меткою для его души? Таким инструментом, скорее всего, является наша вера, если она с самого начала не была фальшивой («праведный верою жив будет»). Бог слишком велик и многогранен, и увидеть благодаря вере какую – то новую Его грань и станет таким шансом в приобретении ни на кого не похожего способа мыслить. В этой связи вспоминается притча о том, как группе слепых предложили ощупать слона, а потом каждый из них должен был рассказать, как он себе его представляет. Тот, кто ощупывал ногу, сказал, что слон – это столб; кто ощупывал бока, сказал, что это гора; кто подергал за хвост, сказа, что слон – это веревка; кто трогал за уши, сказал, что это пальмовый лист и т. д. Так и Бог: для каждого человека Он выступает в том образе, который сформирует человеку его воображение и уровень интеллекта. Обучение же человека в зарубежных университетах и академиях оригинальности мышлению не предадут, поскольку в них сотни людей обучаются одному и тому же. А, вот вера может открыть те неожиданные и весьма оригинальные качества каждой отдельной личности, если она была правдивая, искренняя и не спекулятивная.

Думается, что этими метками явятся как раз – таки те творческие дела, которые будут сотворены человеком благодаря приобретенному им на земле Разуму. Сколько великих людей посетило нашу землю, но мы ведь не путаем Пушкина с Ломоносовым, Баха с Моцартом, а Иеронима Босха с Питером Брейгелем или Альбрехтом Дюрером, хотя многих из них даже в лицо не знаем! Творчество каждого из них есть способ видения Бога: у Баха Бог вот такой, а у Моцарта Он совсем другой, прямо как в той притче о слоне. В этой связи, правда, может возникнуть другая опасность: сможет ли выжить общество, которое будет состоять из одних лишь поэтов, художников и композиторов? «Заботиться ведь должен кто – то о нуждах низкой жизни» – говорил еще Александр Сергеевич Пушкин. Но, вот Лев Николаевич Толстой легко преодолел это противоречие, взяв в руки соху и уйдя в поле пахать землю. Злые языки, правда, тут же окрестили его новаторство как «толстовщина», но, на самом деле это нормально – не грызть целый день карандаш, а чередовать приятное с полезным.

Самым легким делом для природы было создание именно тела. По сути дела здесь работает правило фоторобота: несколько десятков носов, несколько десятков губ, ушей, бровей, причесок, несколько градаций роста и полноты, все это вводится в генный аппарат, а дальше в ход идут лишь их комбинации. После этого человек выбрасывается в этот молчаливый мир, где каждый из нас волен воспринимать его по – своему. Представим себе, что внешность каждого из нас, это действительно фоторобот. Вам его показали, и вы в него влюбились. Но, разве мы влюбляемся в собственный фоторобот, который нам показывают в полиции, даже если он красивее оригинала? А, это по сути одно и то же. В дальнейшем нам необходимо сместить центр тяжести нашего «Я» от тела к мыслям и чувствам, а, лучше сказать, к Разуму. Вот только тогда нам будет что любить и что увековечивать. Тело же есть проходная пешка природы: сегодня оно есть, завтра его уже нет, но его место займет другое, ничуть не хуже нашего («…а мы с тобой вдвоем предполагаем жить, и глядь – как раз умрем». Пушкин). Тело иногда сравнивают с изношенным костюмом, который мы выбрасываем на помойку после появления на нем дыр. И это правильно. Каждые 70 – 80 лет наши тела на земле обновляются полностью: несколько миллиардов тел уходит, столько же приходит на их место. Новые тела будут такими же прекрасными и такими же неповторимыми, как и наши. И совсем необязательно, чтобы все последующие поколения помнили то, как выглядел каждый из нас во время пребывания на земле. Вот по этой причине все наши усилия по увековечению своих тел можно считать тщетными. А этого искушения не смогли преодолеть даже Ленин и Сталин.

Мы бодро взялись рассуждать о том, как мы будем узнавать друг друга на небесах, совершенно забыв о том, что туда еще попасть надо. А, в этом вопросе существует такая же конкуренция, как и в коммерческих структурах земли. Для того, чтобы Адам с фрески Микеланджело (Сотворение Адама) ожил, ему необходимо сообщить дух жизни. И, причем, дух человеческий, чтобы Адам не ожил волком или тигром. Но, для того, чтобы оживить обычного кролика с полотна Альбрехта Дюрера, тоже нужен дух жизни, но, уже совсем другой дух, не имеющий ничего общего с духом Адама, волка или тигра. Когда человек умирает и его душа отделяется от тела, вступает в силу главный закон природы: на оживление какого образа нашего материального мира хватает того духа, который только что освободился от человеческого тела. Если у природы нет желания и необходимости тиражировать его в людской среде, она отправляет его в животный мир. А, в животном мире «списанный» из человеческого общества дух может оживить человекообразную обезьяну, слона, тигра, а может и таракана. Все будет зависеть от его силы и качества. Но, если его жизненные силы будут так слабы, что не смогут оживить собою даже животное, то он будет «переведен» в растительный мир, а то и хуже того – в мир бактерий и микробов. Поэтому, программа–минимум для человека состоит в том, чтобы не выпасть из человеческой обоймы, остаться в ней пусть даже на самом нижайшем уровне, в образе бродяги или пьяницы, но, зато, в среде людей. Вы знаете, почему собаки так не любят, когда им смотрят в глаза? Они боятся того, что вы узнаете в них человека, когда–то сильно провинившегося перед Богом, за что его душа была перемещена в мир животных. Так что, жить на свете можно как угодно, главное не терять бдительности.

Владимир Набатов
Источник:  matveychev-oleg
Заставка: Гюстав Доре. Сотворение света. Из книги «Библия в гравюрах Гюстава Доре»  wikipedia

Перейти к рубрике ЧЕЛОВЕК



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.