Дело идет к войне? Силы быстрого реагирования НАТО увеличат в 7,5 раз



Ситуация тревожная, но полная нюансов

Институт РУССТРАТ.

Как сообщают западные СМИ, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил об увеличении сил быстрого реагирования альянса до более чем 300 000 человек с нынешних 40 000. Такое заявление от генсека НАТО прозвучало в преддверии саммита 28-30 июня в Мадриде, где, как ожидается, будет принята новая концепция безопасности НАТО, в которой Россия будет признана «глобальной угрозой».

Рост некоей группировки войск в 7,5 раз – это, безусловно, серьезный повод для внимания, особенно если речь идет о непосредственном военном противнике России. Некоторые эксперты провели параллели с численностью группы ВС РФ в 120-150 тыс. человек, по публичной информации, задействованной в СВО на Украине, в результате чего появились пессимистичные публикации о скором трехкратном превосходстве НАТО над Россией в конкретном регионе. Что ничего хорошего России не принесет – трехкратное превосходство считается классическим соотношением для нападения.

Очевидно, что ничего позитивного в этом для России нет – даже если учесть более чем вероятную идею, что в СВО Россия задействовала далеко не всё, что могла. Однако неизбежность атаки НАТО из заявлений Столтенберга не проистекает. Расширение «быстрых войск» до 300 000 будет не самым простым делом, и на данном этапе выглядит больше как ритуальное заявление.

Что это такое?

Силы быстрого реагирования НАТО (NATO Response Force, NRF) — это воинские подразделения, которые выделены государствами-участниками в распоряжение оперативного командования альянса и предназначены для оказания оперативной поддержки операциям НАТО.

Как правило, их содержание, полномочия и контроль становятся предметом длительных переговоров. Ещё в 2009 году, в условиях относительно мирного сосуществования Запада и России, численность тогдашних NRF в 20 000 бойцов была скорее теоретической, чем практической, особенно на период ротации американских экспедиционных корпусов в Европе. Официальные ресурсы НАТО в то время отмечали «постоянную нехватку ключевых сил и средств НРФ, особенно средств, которые необходимы для ведения операций и наличие которых имеет принципиальное значение для развертывания и применения НРФ».

Среди ключевых недостатков отмечалась слабая координация, отсутствие гарантий покрытия расходов при непредвиденном – а иным оно быть и не может – сил NRF. Кроме того, описывалось «чрезмерно жесткое разграничение сил Североатлантического союза по различным категориям, что мешает НАТО более гибко использовать все имеющиеся силы и средства и усложняет применение NRF», а также весьма условная оценка реального боевого потенциала конкретных частей в «лоскутном» натовском оформлении из представителей разных стран.

Известна легенда об оценке Румынии немецким генштабом, пришедшим к выводу о том, что нет никакой разницы, к которому лагерю примкнет Бухарест, поскольку в любом случае потребуется 10 дивизий – будь то разбить Румынию-врага или защитить Румынию-друга. В определенной степени, легенда соответствует действительности. Американская, германская или французская боевая часть будет заметно отличаться от болгарской, хотя формально все они соответствуют стандартам НАТО.

Особо быстрое реагирование

В 2000-х NRF пришли на смену Мобильным силам командования ОВС НАТО в Европе (АМФ), созданных в 1960 году. Вплоть до развала СССР основой «мобильности» было обязательство США выделить контингент, численный состав которого был равен десяти дивизиям и который мог быть развернут и готов оборонять Западную Германию в течение десяти дней (концепция «10 в 10»).

В 2021 году концепция сменилась на «4 по 30». Актуальная численность NRF в 40 000 человек распределена по 30 батальонно-тактическим группам, 30 авиационным эскадрильям и 30 кораблям. «Быстрое реагирование» предполагает, что эти группы смогут оказаться в районе конфликта в течение 30 (не позднее 45) дней.

Сроки развертывания определены исходя из распределения сил и средств по широкой территории, причем даже не одной страны, и того факта, что они входят в состав национальных вооруженных сил многих государств. Как это примерно выглядит и сколько в одной батальонно-тактической группе представителей разных армий – можно узнать в документах самого НАТО.

Рост численности NRF чуть не на порядок приведет к кратному же усложнению логистики и прочих процедур. Как показала практика спецоперации на Украине, собираясь в течение месяца в зоне конфликта NRF могут просто не успеть за стремительностью событий. И это если игнорировать тот факт, что Россия вряд ли позволит возникнуть идеальным и безопасным условиям для выполнения плана развертывания НАТО.

В НАТО медлительность своей структуры понимают. Поэтому в состав Сил быстрого реагирования входят «самые быстрые силы из быстрых» – Very High Readiness Joint Task Force (VJTF) или, дословно «Оперативная группа очень высокой готовности» – около 20 000 человек, из которых непосредственно «на земле» могут действовать 5000. Срок применения «самых быстрых» – «в течение двух-трех дней». Кроме VJTF в NRF есть еще и Initial Follow-On Forces Group (IFFG) – все вышеперечисленные находятся на территории своих стран.

Полагая, что VJTF после расширения NRF составит пропорциональные 150 000 человек, в теории действительно можно было бы ожидать их прибытия на ТВД в течение штатных 2-3 дней. Но это если не учитывать, что для переброски потребуется в 7,5 раз больше самолетов, техников, топлива, запчастей и т.д.

Финансы и люди

300 000 человек в новом NRF следует понимать не как создание армии в 300 000 человек, а перевод 300 000 военнослужащих от всей Евро-Атлантики в категорию NRF. Если бы в Брюсселе и Вашингтоне решили увеличить NRF за счет физического увеличения войск НАТО, то пришлось бы решить несколько задач.

Во сколько обойдется бюджетам стран НАТО и, отдельно, Европы постоянный «постой» контингента в 7,5 раз превышающего обычный – с учетом вооружения, обслуживания, ремонта, проживания, питания, медстраховок и прочего – вопрос открытый. Фактически, Столтенберг анонсировал создание группировки, равной или превосходящей вооруженные формирования Украины на момент февраля 2022 года. А значит, многие члены НАТО будут вынуждены фактически держать в постоянной готовности значительную часто своих национальных вооруженных сил.

Есть большая вероятность, что, как и сейчас, основную нагрузку пришлось бы нести США. Что, сообщает NBC, будет сопряжено с трудностями в связи с падением числа желающих служить. Ситуация настолько тяжела, что некоторые из опрошенных агентством экспертов видят в ней пролог армии по призыву.

Высшее руководство Пентагона в настоящее время пытается найти новых рекрутов для пополнения рядов полностью добровольческих сил. Министр обороны Ллойд Остин и заместитель министра обороны Кэтлин Хикс считают дефицит серьезной проблемой – по данным Heritage Foundation, «военным не было так трудно подписывать новобранцев с 1973 года, когда США покинули Вьетнам».

В Heritage Foundation добавили, что они не верят, что возрождение призыва неизбежно, но «2022 год – это год, когда мы ставим под сомнение устойчивость полностью добровольной армии».

Число тех, кто имеет право поступить на военную службу, продолжает сокращаться, число молодых мужчин и женщин, не подходящих из-за ожирения, употребления наркотиков или судимостей «больше, чем когда-либо». В прошлом месяце начальник штаба сухопутных войск генерал Джеймс Макконвилл свидетельствовал перед Конгрессом, что только 23% американцев в возрасте от 17 до 24 лет имеют право служить, по сравнению с 29% в последние годы.

Внутренний опрос Пентагона, проведенный NBC News, показал, что только 9% молодых американцев, имеющих право служить в армии, имели какое-либо желание поступить на военную службу, что является самым низким показателем с 2007 года. Более половины молодых американцев, принявших участие в опросе, — около 57% — считают, что после службы в армии у них возникнут эмоциональные или психологические проблемы. Почти половина считает, что у них были бы физические проблемы.

Среди опрошенных Пентагоном американцев, которые находились в целевом возрастном диапазоне для вербовки, только у 13% родители служили в армии, по сравнению примерно с 40% в 1995 году. Военные считают родителей одним из самых больших факторов, влияющих на службу.

Общее доверие к правительственным институтам США также снижается, и это также отразилось на вооруженных силах США. В 2021 году ежегодный опрос Национальной обороны имени Рейгана, проведенный Президентским фондом и институтом Рональда Рейгана, показал, что только 45% американцев испытывают большое доверие к военным, что на 25 пунктов меньше, чем в 2018 году.

По словам чиновников, эта тенденция, скорее всего, сохранится, поскольку численность вооруженных сил в целом сокращается, а связь общества и армии. В 2021 году армейское исследование показало, что 75% американцев в возрасте от 16 до 28 лет практически ничего не знали об армии.

«Этот кризис с набором персонала похож на медленно движущуюся волну, надвигающуюся на нас», – сказал один высокопоставленный чиновник министерства обороны, занимающийся подбором персонала и кадровыми вопросами. В 2022 году Пентагон выполнил план по рекрутам примерно на 40%. 22-й финансовый год заканчивается в сентябре, большие надежды возлагаются на выпускников школ, но усредненный прогноз набора составляет 60% от нормы.

Не следует забывать о большом внутреннем напряжении в НАТО по поводу увеличения численности армий и «милитаризации» экономики. Многие входящие в НАТО страны готовы выразить вербальную солидарность с осуждением России и призвать к коллективной безопасности, но не стремятся к провокациям. В первую очередь это Венгрия, но также это страны Западной Европы, которым попросту незачем опасаться России всерьез.

Маркером стоит считать не заявления Столтенберга, а динамику изменений в Плане готовности НАТО, где фиксируются консенсусные рамки готовности, скорости развертывания, численности войск и другие знаковые параметры. Идея Столтенберга достаточно радикальна, а значит страны-члены вроде Турции могут потребовать от партнеров конкретной платы за поддержку. Нельзя исключать активизации антинатовских настроений в Европе – в том числе во Франции, где на парламентских выборах выступающие против НАТО и за суверенизацию силы серьезно укрепили свои позиции.

Напротив, такие страны как Польша наверняка поддержат всеми доступными силами идею усиления и расширения присутствия НАТО на своей территории.

Выводы.

1. Заявление генсека НАТО о росте Сил быстрого реагирования НАТО с 40 000 до 300 000 человек, безусловно, стоит оценивать как серьезный и недружественный к России и Белоруссии шаг.

2. Непосредственной угрозы войны из заявления Столтенберга не следует.

3. Физическое создание отдельной группировки NRF в 300 000 человек маловероятно, более реалистичным выглядит расширение статуса «постоянно готовых» на новые части вооруженных сил стран-членов альянса.

4. Исходя из неравномерности числа и качества ВС стран-членов, стоит ожидать возложения основной нагрузки на США, Польшу, страны Восточной Европы, возможно, на Германию и Британию.

5. Рост численности NRF повлечет за собой соразмерное увеличение необходимого финансирования.

6. Идея Йенса Столтенберга выглядит как инициатива, которая может быть реализована в соответствии со своим смыслом только в средне- или долгосрочной перспективе. Что, скорее всего, будет сопровождаться очень интенсивными и сложными многосторонними переговорами.

7. Готовность Запада к эскалации, результаты которой не будут ощутимы в ближайшее время, требует проработки вариантов купирования усилившейся угрозы.

 

Источник:  russtrat.ru

 

Заставка:  russtrat.ru

Перейти к рубрике АПОКАЛИПСИС



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.