Политике – труба. ЕС ориентируется не на действия России, а на газовые хранилища



Сергей Корнеевский

Нынешний кризис поставил Европу перед выбором: выступить против России единым фронтом или помнить о собственной выгоде. Последние события показывают, что позиция государств Евросоюза напрямую коррелирует со степенью их зависимости от российских углеводородов, особенно газа.

Европа взяла курс на снижение зависимости от российского газа. Такая амбициозная (если не безрассудная) цель предполагает, что страны ЕС в обозримом будущем попытаются найти замену примерно 155 млрд кубометров газа из России. В Европе никто не спорит с тем, что сильно зависеть от одного поставщика плохо, но подход к решению этой проблемы у стран разный.

Больше газа – меньше политики

Особая позиция у главных европейских экономик – Германии, Франции и Италии. Они призывают сокращать поставки из России постепенно. Причём ФРГ наряду с Италией проявляют в этом вопросе максимальную сдержанность. Оно и понятно: Германия получает из РФ половину всего потребляемого газа, Италия – 46 процентов, Франция – четверть (большую часть голубого топлива, 35 процентов, Париж закупает в Норвегии).

Германия выигрывает от энергетического сотрудничества с Россией больше других стран Запада: туда идёт один из трёх основных маршрутов поставки российского газа в Европу – «Северный поток». В 2021 году по дну Балтийского моря через ФРГ в европейские государства пришло 59,2 млрд кубометров газа, причём по выгодным ценам, что особенно важно для Германии и других стран с развитой экономикой. Одно дело – использовать газ для отопления домов: тут можно найти альтернативу либо предложить жителям одеваться потеплее, и совсем другое – обеспечивать энергией сложные производства.

Когда есть риск остановки заводов и роста безработицы, местные правительства меньше обращают внимание на политические воззвания Брюсселя.

Для многих лидеров стран ЕС резкий рост инфляции (особенно цен на энергоносители и продукты питания) оказывается куда более страшным врагом, чем Россия.

Любые ограничения по газу из РФ приведут к тому, что на едином рынке Евросоюза возникнут неравные условия. В выигрыше будут те страны, у которых энергетическая зависимость от России меньше. Этим объясняется активное лоббирование Польшей отказа от российского газа: страна досрочно разорвала контракт с «Газпромом». Польша ежегодно потребляет около 19 млрд кубометров газа, из которых собственная добыча покрывает около 5 млрд кубометров. 14 млрд кубометров – это сравнительно небольшая доля природного газа в энергобалансе страны. Получить такие объёмы можно, например, с помощью трубопроводных поставок из Норвегии. Ускоренными темпами уже идёт строительство газопровода Baltic Pipe, который будет введён в эксплуатацию в январе будущего года. Правда, норвежский газ может заменить российский в польском энергобалансе лишь частично – газовая отрасль в королевстве уже работает на пределе. Недостающие объёмы топлива Польша покроет за счёт сжиженного природного газа (СПГ) – терминала для сжижения в Свиноустье, а также с помощью довольно развитой угольной отрасли.

Похожая ситуация у Великобритании – государства с крайне жёсткой антироссийской позицией. Доля российского газа в общем энергобалансе – менее 4 процентов. Половину необходимых объёмов голубого топлива страна добывает сама, часть покупает в Норвегии, Нидерландах и Бельгии. Лидером в структуре газового импорта в Соединённое Королевство является Норвегия. Около четверти объёма импортного газа поступает в Британию в виде СПГ.

Страны Восточной Европы предсказуемо настороженно относятся к введению ограничений на российский газ. Энергозависимость от Москвы у них очень высока: Болгария покупает у «Газпрома» более 90 процентов газа, Словакия и Чехия – 70 процентов, Греция – от 45 до 55 процентов в зависимости от сезона. Особняком в плане импорта российского голубого топлива стоит Венгрия. Согласно данным агентства «Евростат», Будапешт импортирует из РФ более 110 процентов от необходимого объёма газа и продаёт излишки. Отказ от такого выгодного бизнеса, тем более сейчас, когда цены на газ бьют рекорды, был бы очень болезненным. Особенно если учесть, что экономики многих стран были «заточены» под такое дешёвое сырьё.

Новые поставщики придут вместе с новыми соперниками

Найти альтернативные источники энергоносителей после десятилетий сотрудничества с Россией будет сложно. Даже по самым смелым оценкам это может произойти не раньше 2026–2027 годов. Для того чтобы свести энергетический баланс без нашей страны, европейцам придётся внедрять энергоэффективные технологии, снижать температуру в домах, строить АЭС, переходить на возобновляемые источники энергии и возвращать угольную генерацию.

Этот комплекс дорогостоящих (а в случае с углём ещё и неэкологичных) мер должен помочь Европе исключить обвальные для экономики последствия в случае прекращения поставок газа из РФ. Но это серьёзная корректировка курса, например, для Германия, которая к 2022 году собиралась отказаться от угольной энергетики и закрыть свои АЭС, а к 2035-му – выйти на «климатическую нейтральность».

Риски для развития европейской промышленности велики. Снижая зависимость от России и делая ставку на других поставщиков или иные источники энергии, Европа попадает в зависимость от множества факторов. Уравнение экономической безопасности с таким количеством неизвестных может рано или поздно не сойтись.

Ставка Европы на СПГ предполагает постоянное ценовое соперничество с премиальными рынками Азии, что приведёт к росту цен и непредсказуемости поставок. Уже сейчас постепенное закрытие европейского газового рынка вынуждает Россию снижать добычу. В краткосрочной перспективе это взвинтит спотовые котировки. Если в 2020 году тысяча кубометров газа стоила 200 долларов, то теперь – около 1000 долларов.

По самым оптимистичным прогнозам, ситуация несколько стабилизируется примерно через пять лет, может быть, раньше, когда на рынок выйдут дополнительные объёмы сжиженного природного газа. Но в настоящий момент в условиях, когда их товар дорожает, мировые лидеры по производству СПГ – Катар, Австралия, США, – а также трубопроводные поставщики, такие как Алжир, Азербайджан и ряд производителей в Африке и на Ближнем Востоке, готовятся осваивать новый рынок сбыта. Для них это двойной выигрыш.

Благоприятная рыночная конъюнктура уже привлекает в отрасль серьёзные инвестиции. Например, Катар с 2026–2027 годов планирует почти в два раза увеличить производство СПГ и ориентировать эти поставки на Европу. На сегодняшний день экспорт катарского газа достигает 107 млрд кубометров. Наращивать производственные мощности собираются и другие экспортёры голубого топлива.

Сломать этот тренд могут даже разговоры об энергопереходе, которые уже сыграли с европейцами злую шутку. Теоретическая возможность сокращения спроса на газ заставляла производителей СПГ инвестировать в новые мощности с большой осторожностью. Власти ЕС фактически отговаривали газовых экспортёров добывать этот вид топлива, строить газопроводы и СПГ-заводы, стимулируя вместо этого возведение ветряков, солнечных батарей и других новых генерирующих мощностей, которые показали свою неэффективность. Европа стала жертвой своего зелёного пиара и теперь с особой надеждой смотрит в сторону производителей сжиженного природного газа.

Однако в отличие от трубопроводного газа СПГ сложен в транспортировке, что также увеличивает его стоимость для конечного потребителя и повышает риски. Рынок сжиженного природного газа сейчас максимально глобальный и интегрированный. Благодаря развитию технологий производители могут тонко реагировать на любые изменения спроса и колебания цен. Например, рост стоимости газа в Европе заставляет поставщиков перенаправлять газовозы туда. Однако это провоцирует дефицит в Азии, взвинчивает цены и, соответственно, делает уже этот рынок более привлекательным. В последние месяцы были случаи, когда газовозы несколько раз меняли конечную точку своего маршрута.

Сжижение проблем

Конкурировать Евросоюз будет не только за сжиженный природный газ, но и за суда, на которых его перевозят. У мировых лидеров по постройке газовозов – Японии, Южной Кореи и отчасти Китая – верфи загружены заказами на несколько лет вперёд. Эксперты прогнозируют дальнейший рост спроса со стороны транспортных компаний.

О непредсказуемости ставки на СПГ свидетельствуют парадоксальные показатели весенних месяцев этого года. На фоне экстремально высоких европейских газовых цен стоимость аренды газовозов была ниже значений конца 2021 года. Причём в конце марта – начале апреля 2022-го ставки фрахта на суда такого класса в определённый момент были отрицательными. То есть операционные расходы судовладельцев были выше ставок на грузоперевозки.

Это связано с сильным сезонным фактором на газовом рынке. Например, сейчас, когда закончился осенне-зимний отопительный сезон и азиатский рынок перестал испытывать острую потребность в дополнительных объёмах сжиженного природного газа, ставки фрахта газовозов резко упали. Но уже во второй половине 2022 года, начиная с июля, когда страны и Азии, и Европы начнут подготовку к осенне-зимнему отопительному сезону, потребность в СПГ-перевозчиках вновь вырастет. Суда опять станут дефицитными, и, по сути, европейцы будут бороться с азиатами не только в части того, на каком рынке будет более высокая стоимость СПГ, но и кто сможет предложить большую цену за аренду газовозов, потому что количество этих судов ограничено.

Все эти потенциальные расходы странам Евросоюза придётся закладывать в свои бюджеты, как и средства на возведение СПГ-терминалов. Пока их не хватает, что также делает ставку на сжиженный природный газ рискованной. Построить мощности по разжижению газа сразу невозможно, поэтому европейцы ищут альтернативные возможности. В частности, в Германии к весне 2023 года ждут четыре плавучих терминала СПГ, два из которых введут в строй до конца 2022-го. Они дадут до полумиллиарда кубометров в год, чего хватит для обеспечения одного-двух небольших городов. Это вряд ли можно назвать адекватной заменой российскому голубому топливу.

Учитывая открывающиеся возможности по диверсификации газового рынка, а также активную политику властей КНР по достижению углеродной нейтральности к 2060 году, в мире возникнет новый баланс спроса и предложения. Он позволит потребителям газа оказывать большее влияние на производителей этого ресурса.

Возможность, которую европейцы утратят, если прекратят покупать российский газ.

Что касается трубопроводных поставок в Европу, то тут страны региона попадают в серьёзную зависимость не только от экспортёров, но и от транзитёров. Например, Турция, подтверждая свои амбиции стать крупнейшим региональным углеводородным хабом, готовится увеличить прокачку через свою территорию в Европу ресурсов из Туркменистана, Казахстана, Азербайджана и Узбекистана, а также стран Ближнего Востока. При этом Анкару не назовёшь предсказуемым партнёром.

Европейские чиновники, особенно сидящие в Брюсселе, готовы пойти на риски, связанные с отказом от российского газа. Однако из-за слишком резких действий в этом направлении можно подорвать собственные экономики. Поэтому, допускают они, с Россией выгоднее договариваться.

 

Коллаж на обложке: Анна Бабич

Источник:  octagon.media

 

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.