Татьяна Шеханова: «Действительность меняется, а внутренняя жизнь человека идет своим чередом…»



О современной литературе размышляет педагог, известный критик, писатель и поэт

Татьяна Сергеевна, что нового предлагает, на ваш взгляд, «современная поэзия», и можно ли вообще использовать такой термин?

— Современная поэзия отражает современность. Откуда ведется отсчет? Традиционно вёлся от 60-х годов ХХ века. И современную поэзию представляли такие разные поэты, как Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Белла .Ахмадулина, Владимир Высоцкий, Римма Казакова, Владимир Фирсов, Николай Рубцов, Юрий Кузнецов, Владимир Солоухин, Николай Дмитриев. Но сейчас действительность так стремительно меняется, что, кажется, должно измениться и понимание современной поэзии. Но – взгляните: действительность меняется, а внутренняя жизнь человека идет своим чередом, и это естественно, ведь частота сердечных сокращений и дыхания у человека сохраняется всё та же, сохраняется также и скорость его переживаний, перемен настроения, мыслей… Поэзия отражает, конечно, внешние перемены, но главная ее тема — это жизнь души. И если она не искалечена, не изувечена сверхскоростями триллеров и сверхнапором ужастиков, то ей всё также хочется тишины, сосредоточенности, понимания, красоты, любви, гармонии — традиционных человеческих ценностей.

Об этом и говорит современная поэзия: например, Анатолий Ветров и Татьяна Полетаева, если говорить о тех, кто старше, и молодые – например, Юлия Гиацинтова и Зарина Бикмуллина. И дела здесь не в способах выражения или стиле, а именно в теме души человека, его духа.

Сегодня в чести новые ритмы и новые веяния. Как вы их оцениваете?

— «Новые» нервные, сверхгромкие или супермонотонные ритмы — результат, на мой взгляд, сломанной, выведенной из нормального здорового состояния внутренней жизни человека. Это подается как нечто новое, экзотичное, а главное — модное, что привлекает неискушенную молодежь. Согласитесь, человек не может постоянно кричать или бубнить, если у него всё в порядке. Сглаженные в плюс или в минус эмоции — ненормальны. Отсутствие естественных пауз и интонаций — тоже. Зачем это поощряется и провозглашается модным, передовым? Чтобы нарушить изначально здоровую психику подростков, молодежи. Нарушить и разрушить: больной слаб и податлив, ему проще навязывать что угодно. Искусство всегда вело человека к идеалу — гармонии, равновесию, способности отличать красивое от уродливого, чистое от грязного, высокое от низкого, благородное от подлого, доброе от злого, истинное от ложного. Если этой функции искусство не выполняет, то это не искусство.

Считаете ли вы это проплаченной пропагандой?

— К сожалению, да. Низкопробная подделка под искусство главенствует на театральных подмостках и на эстраде, в эфире и на экране. Незащищенная душа юного человека не может выдержать того напора, той массы недоброкачественности и нечистот, которые обернуты в броские, яркие фантики моды и псевдопрогресса с их культом злопыхательства и цинизма, брани и скудоумия, нечистоплотности и блёсток. Эта суета, это мелькание увлекает и отвлекает от той внутренней работы, которая необходима юному человеку, чтобы стать личностью, выработать свою иерархию ценностей, определить свои приоритеты и собственный путь к ним, услышать самого себя и тех, кто рядом.

Как избавиться от этой заразы?

— Нужна цензура — нравственная цензура, оберегающая здоровье духа народа, ставящая преграду бездарности, безвкусице, вредоносным влияниям всех мастей. Нужны не проплаченные, а высокопрофессиональные и ответственные специалисты — деятели искусства, ученые, критики, психологи, которых ввели бы в Советы по культуре — при Президенте, при региональных, городских и т.д. отделах культуры, в отборочные туры разнообразных конкурсов, в редакционные коллегии издательств. И, наконец, нужно понимание того, что слово специалиста, его мнение — решающее. А пока царит в лучшем случае невежественность, в худшем – личный расчет или злой умысел.

Есть ли способы привить ребенку любовь к правильной литературе, да и к чтению в целом?

— С ребенком надо говорить, ему надо читать книги — своим голосом, своими, никому другому не свойственными интонациями, согретыми любовью и верой в него. А не включать мультфильм. Не совать ему в руки мобильник, чтобы он поиграл и не мешал. У ребенка должны вырабатываться умения слушать и слышать ЖИВОЙ голос, обращение именно к нему, способное где-то умолкнуть, спросить, объяснить, напомнить что-то, о чем уже говорилось прежде. Так, в живом и добром общении, ребенок учится ВНИМАТЬ. Думать. Понимать. Сопоставлять. Ценить мудрость. Доброе и здравое слово. И тогда ему не покажется скучным чтение — хорошее и незамутненное, вдумчивое чтение.

С чего стоило бы начать? И могли бы вы распределить литературу по возрастам? В какое время, что именно было бы полезно прочитать?

— И начинать нужно с классики, и продолжать жить с нею. Но начинать, прежде всего, со стихов. И стихи нужно знать наизусть — эта музыка звука и смысла должна ложиться в память и в сердце, Это обеспечивает отторжение всего пошлого. Причем книги нужно именно ЧИТАТЬ, а не слушать. Слушать тоже хорошо, но тогда невозможно перечитать то, к чему захотелось вернуться. А читаются они пусть и хорошими чтецами, но интонации уже не твои…

Как вы относитесь к так называемой современной классике, в которой, в том числе, и нецензурная брань, как например, в постмодернистской поэме в прозе «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева?

— Это не книга, а трагическая судьба в облике книги. Если в живописи, то параллель — Зверев.

Что можете сказать про современных российских авторов?

— Современные писатели большей частью выпускают книги за свой счет, и это ненормальная ситуация в государственном устройстве. Настоящую современную поэзию и прозу надо искать и выпускать в свет, талантливых авторов много, но они «незримы» для читателя. Не попадалось, например, книг поэта Ивана Жданова, не купишь ни сборника лирики Александра Фигарева, ни уникальных книг стихов-перевёртышей Владимира Пальчикова-Элистинского — поэзии не экспериментальной, а глубокой, облеченной в форму палиндромов — по определению Гаспарова, «самый трудноподдающийся материал». Зато модны и публикуемы Сергей Гандлевский с его меланхоличной монотонностью, Линор Горалик с ее запредельно больными фантазиями.

Ваши любимые авторы и книги?

— Борис Евсеев — современный прозаик. Роман «Евстигней». Одно из последних его произведений — рассказ-метафора «Сокрушитель призраков».

Анатолий Передреев — поэт-шестидесятник, лирик.

Татьяна Полетаева — современная поэтесса, представитель философской и любовной лирики.

Николай Глазков — «поэт-донор», напитавший своими стихотворными строками-афоризмами поэзию 60-х-70-х годов и оставшийся, увы, «за кадром».

Арсений Тарковский — сочетание изысканной культуры, зримости мысли и аскетичности формы.

Александр Башлачёв — поэт и бард: «Время колокольчиков», «Мельница» и др.стихи.

А, в общем, не скудеет земля русская талантами…

Беседу вел Илья Муромский

Татьяна Сергеевна Шеханова — член Союза писателей России, Союза журналистов, Международной ассоциации писателей и публицистов. Автором книг и критических статей по литературе.

Источник: «Столетие»
Заставка:  pixabay

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.