Цифровое портфолио школьника: есть ли плюсы?



Светлана Цикулина

Предложения об отмене единого государственного экзамена (ЕГЭ) в последнее время звучат с завидной регулярностью. Однако никаких реальных подвижек в этом вопросе не наблюдается. Поступление в вузы сводится к натаскиванию детей на экзамен, а преподаватели негодуют от невежества новоиспечённых студентов. Весь 2021 год прошёл под эгидой обещаний наконец явить миру альтернативу ЕГЭ. Чиновники из Минпросвещения и Рособрнадзора считают, что ей может стать цифровое портфолио выпускника – своеобразный банк достижений ребёнка за школьные годы. Однако родители и эксперты уверены, что нововведение лишь одно из звеньев в цепи окончательного развала российского образования.

Чиновники активно рекламировали цифровое портфолио школьника как альтернативу ЕГЭ весь прошлый год. В январе глава Минпросвещения Сергей Кравцов объяснял, что цифровая биография упростит формирование портфолио для поступления в вузы. Выпускникам не потребуется собирать бумажные дипломы и сертификаты, дающие право на дополнительные баллы, – данные можно будет хранить в едином электронном портфеле.

Уже в декабре руководитель Рособрнадзора Анзор Музаев заявил, что с 2024 года цифровое портфолио, которое ученики смогут формировать с шестого класса, станет копилкой всех успехов школьников – от волонтёрства до участия в спортивных испытаниях.

Чиновник не исключил, что к 2030 году так называемый цифровой след выпускника может стать полноценной альтернативой ЕГЭ.

«Практически уверен, что к 2030 году значительно возрастёт роль портфолио. Класса с шестого ребята уже будут копить свои достижения. Это будет совершенно другая мотивация: планомерно набирать баллы за различные соревнования или занятия: волонтёрство, занятия спортом, творчеством – достижения, которые потом дадут им право поступать в высшие учебные заведения», – сообщил глава службы по надзору в сфере образования и науки.

Пока неизвестно, на какой платформе будут храниться данные и кто займётся их сбором. Однако сама идея цифрового следа выпускника вызывает большие вопросы у учителей, родителей и экспертов.

Эксперты сходятся во мнении, что внедрение цифрового портфолио в том или ином виде нужно широко обсуждать со специалистами и родительской общественностью и тщательно прорабатывать. Ведь при определённом подходе цифровой след может на всю жизнь превратить выпускника в пленника не только своих достижений, но и неудач. Под угрозой также могут оказаться персональные данные миллионов российских детей.

Директор Института развития образования Высшей школы экономики профессор Ирина Абанкина считает, что главный вопрос состоит в том, кто и по какому принципу будет собирать цифровое портфолио. Одно дело, если это сам ученик, а другое дело, если кто-то посторонний.

– О портфолио школьника говорят уже очень давно, лишь в последние годы его стали позиционировать как цифровое. С одной стороны, досье достижений могло бы стать благом как для самого школьника, так и для вуза. Ведь ЕГЭ проверяет только предметные знания, но для человека важны и особые компетенции, которые не выявляются этим экзаменом, например креативность или умение работать в команде. Портфолио могло бы дополнительно представить выпускника вузу и дать ему преференции при поступлении, – отметила эксперт.

Однако, по словам Абанкиной, есть и другая сторона – в базе данных в итоге могут оказаться не только победы школьника, но и негативные факты его биографии.

– Я знаю, насколько быстро приклеиваются ярлыки в Израиле. После единичной драки в школе ученики могут годами восстанавливать свою репутацию, большую ответственность за любую провинность ребёнка там несут и родители. Не возникнут ли и у нас подобные перекосы? К тому же так называемый цифровой след школьника вполне может выйти за рамки поступления в вуз и оказывать влияние на человека и дальше – при устройстве на работу, например, или на службе в армии, – добавила профессор Абанкина.

Она подчеркнула, что в случае обработки информации сторонними лицами встанет вопрос и о защите персональных данных. Сбор сведений фактически может превратиться в слежку. Далеко не все добровольно согласятся разглашать определённую информацию о себе или о своём ребёнке, особенно если она носит негативный характер.

– Именно по этой причине в школах не смогли в своё время ввести паспорт школьника и паспорт здоровья, – уточнила эксперт. – Такая же участь, вероятнее всего, ждёт и цифровое портфолио, если его попробуют внедрить как полное досье на ученика. На мой взгляд, замена ЕГЭ цифровым портфолио маловероятна. Государство 11 лет тратит деньги на обучение каждого ученика и вряд ли пойдёт на отказ от итоговой аттестации. Да и вузы уже привыкли оценивать поступающих по ЕГЭ, всё же баллы, полученные на экзамене, – это чёткий критерий для всех выпускников.

«Оценить каждого поступающего по портфолио – очень большой труд, ведь успехи детей могут быть несопоставимы. К тому же у институтов и так есть возможности для дополнительной оценки поступающих – собственные внутренние испытания и олимпиады».

Ирина Абанкина | директор Института развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина
директор Института развития образования Высшей школы экономики

Глава Всероссийского общества защиты прав граждан в сфере образования Виктор Панин считает, что цифровое портфолио вряд ли сможет заменить ЕГЭ в обозримом будущем. Хотя при грамотной реализации проекта учёт достижений выпускника помог бы смягчить разрушительное воздействие единого экзамена на наше образование.

– На деле полноценная реализация этой инициативы в ближайшее время маловероятна. Как мы помним, внедрение единого государственного экзамена и связанные с ним вредительские реформы российского образования осуществлялись на деньги, взятые в кредит у Всемирного банка на определённых условиях, которые и привели к тому, что мы в текущий момент имеем. Безусловно, во власти сейчас достаточно людей, понимающих последствия всех этих реформ для нашей школы, но их политической воли, очевидно, не хватает, чтобы что-то кардинально изменить. Лично я уверен, что пока советником президента по образовательным вопросам является господин [Андрей] Фурсенко (Экс-министр образования, при котором была внедрена система ЕГЭ. – τ.), никаких позитивных сдвигов в сфере образования нам ждать не приходится, – пояснил в беседе с изданием правозащитник.

Эксперт отметил, что на внедрение цифрового портфолио требуются немалые средства. Необходимо создавать систему обмена данными между школами, находящимися в подчинении у разных ведомств, – спортивными, музыкальными, художественными и общеобразовательными.

Сейчас такой системы нет, а значит, нет и реальных механизмов проверки подлинности грамот и дипломов за победу в различных конкурсах и соревнованиях.

Без должного контроля, как только цифровое портфолио станет значимым при поступлении, появятся сотни контор, изготовляющих фальшивые грамоты.

– При этом, несмотря на многолетние обещания, у нас до сих пор не могут оснастить интернетом все школы в регионах, даже на это денег не хватает. Судя по всему, и цифровое досье надолго останется лишь предметом громких обещаний чиновников найти альтернативу ЕГЭ. Обычно соответствующие заявления делаются Рособрнадзором или Министерством просвещения на подъёме очередной волны критики единого госэкзамена. В целом абсолютно понятно, почему родители, учителя и директора школ у нас уже боятся любых реформ, обычно сыплющихся на них как снег на голову. На деле лучше от нововведений не становится, а проблем хоть отбавляй. Ведь в любых начинаниях важна не только сама идея, но и качество её исполнения, а эта сфера у наших образовательных чиновников явно хромает, – заключил Панин.

Эксперты и родители обращают внимание и на то, что внедрение цифрового портфолио может обернуться тем, что жизнь детей уже с шестого класса превратится в бесконечную гонку за победами в различных конкурсах и соревнованиях.

Кроме того, цифровой след вновь может привести к неравенству для детей из отдалённых регионов и неблагополучных семей.

Учителя также опасаются, что сбор цифровых портфелей будет переложен на их плечи. Из-за непомерной бумажной нагрузки и работы на полторы-две ставки у педагогов и без того едва хватает времени на полноценное обучение детей.

В пандемию цифровизация стала для многих родителей главной угрозой образованию. Эксперимент «Цифровая образовательная среда» (ЦОС), который включает в себя и создание электронного портфолио, вызвал резкое неприятие: родители в разных городах выходят на митинги и подписывают петицию против перевода российской школы в цифру.

– Подмосковье вошло в эксперимент по внедрению ЦОС. С начала года учителя настоятельно рекомендуют нам заполнять цифровое портфолио на школьном портале, при этом туда планируют вносить не только конкретные дипломы и грамоты ребёнка, но и результаты различных тестирований, размещать личную информацию и фотографии. У родителей есть все основания полагать, что в скором времени сбор этих данных станет обязательным. При этом получить информацию о том, для кого все эти сведения в итоге предназначены и кто имеет к ним доступ, мы не можем, – рассказала мама шестиклассника Татьяна.

Директор фонда «Достояние Отечества» кандидат исторических наук Ольга Четверикова полагает, что цифровое портфолио лишь одно из звеньев в цепи последовательного разрушения российского образования:

– Сегодня ломка нашего образования вступает в завершающий этап, всё развивается по сценарию, описанному в форсайт-проекте «Образование-2030». По плану цифровизаторов, уже к 2025 году традиционная система образования должна быть окончательно ликвидирована. В частности, экзамены и аттестацию должен заменить цифровой след выпускника, который будет тянуться за ним всю жизнь, то есть цифровое портфолио.

«Изначально ЕГЭ внедрили для того, чтобы полностью дискредитировать в России выпускные экзамены, а затем их беспрепятственно упразднить. По сути, всё, что сейчас делается, преследует одну цель – собрать полную информацию о каждом человеке в одной базе, чтобы управлять им».

Ольга Четверикова | директор фонда «Достояние Отечества» Ольга Четверикова
директор фонда «Достояние Отечества»

По мнению Четвериковой, на эту же цель будет работать и закон о QR-кодах, рассмотрение которого началось в декабре в Госдуме.

– Полагаю, в результате QR-коды должны будут нести в себе полную информацию о здоровье и образовании гражданина, – отметила эксперт. – О внедрении цифрового портфолио выпускника на этапе создания Московской электронной школы ранее не раз заявлял Сергей Собянин, этот проект продвигал и Исаак Калина, который хоть и ушёл с поста руководителя департамента образования и науки города Москвы, но всё же остаётся советником столичного мэра. Внедрение цифровых технологий происходит на фоне беспрецедентной пропаганды и замалчивания реальных проблем. У нас катастрофически не хватает школ, учителей, вся система переживает серьёзный кризис, а чиновники думают о каком-то портфолио выпускника.

Ольга Четверикова добавила, что 99 процентов информации, которую мы получаем от чиновников через СМИ, касается цифровизации всего и вся, и только 1 процент – реальных социальных проблем, которые волнуют людей. Это рост цен, ухудшение качества жизни, развал медицины и образования.

– Образование в нашей стране традиционно реагировало на потребности общества. Сейчас властям не нужна настоящая наука, не нужны образованные люди, потому что ими сложно управлять. Однако в последнее время действия цифровизаторов стали принимать такие наглые и неприкрытые формы, что многие люди, в том числе родители школьников, реально задумались о том, что происходит. В результате планы цифровизаторов, так или иначе, рушатся, а это провоцирует ещё большую истерику и пропаганду, транслируемую через СМИ, – резюмировала Четверикова.

Коллаж на обложке: Анна Бабич

 

Источник:  octagon.media

Заставка:  octagon.media

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.