Новая экономика заставит людей уезжать из городов



Олег Степанов
учредитель АНО «Большая Земля»

Мы живем в обществе потребления, в глобалистском обществе потребления. Устройство его таково, что оно должно постоянно растить свой ВВП, ради того, чтобы мы – граждане этого общества – наращивали свои возможности всё больше потреблять, то есть чтобы рос наш уровень жизни.

А чтобы рос ВВП, нужно убрать барьеры для глобальных инвестиций, нужно создать благоприятный инвестклимат. Тогда деньги потекут молочными реками из богатых глобальных финансовых центров – лондонов, нью-йорков и гонконгов – по всем нищим уголкам Земли. И будет счастье. Правда, барьеры надо убирать и убирать, а климат делать все лучше и лучше, потому что деньги опять непонятно как оказываются в глобальных центрах, а не по всей Земле. И опять нужны инвестиции.

А что такое общество потребления? Здесь, конечно, ключевой вопрос: что является для нас – членов этого общества – экономической ценностью, ценностью за которую мы готовы платить? И как эта ценность складывается? Ответ на эти вопросы задает нашу оптику – то, как мы смотрим на мир. На эти вопросы есть два коротких однозначных ответа. Экономической ценностью является товар, который можно потребить. Ценность складывается как равновесие спроса и предложения – Вальрасово равновесие (оно описано математиком Леоном Вальрасом).

Вальрасово равновесие отвечает в нашей экономической парадигме за волшебный механизм («невидимую руку рынка»), который эффективно регулирует все процессы – экономические, культурные и социальные – за счет приведения в равновесие друг с другом. Однако эта парадигма и в XX, и в XXI веке критиковалась, как несоответствующая реальности. Экономисты заметили, что не существует всеобъемлющего ока, которое может увидеть единомоментно и сравнить всё тело спроса и всё тело предложения. Поэтому теоретическая модель цены, как точки равновесия, не описывает реальные экономические рынки, никакой «руки рынка» в реальности не существует.

Реальный мир не таков, как нам предлагают видеть наши потребительские очки. Мы задвинули в конец очереди любые ценности, кроме товарных, мы придаем любым ценностям товарно-потребительский вид. Это приводит к кризисам разных аспектов мироустройства. Кризис базовых социальных институтов – семьи, культуры, собственности, суверенитета. Кризис экосистемы – утрата биоразнообразия и идентичности (в том числе человеческой), на которой это разнообразие основано. Кризис экономики, в том числе рынка труда – человеческий труд нужен всё меньше, всё больше нужно потребление.

Но мы видим и примеры возможных изменений, которые могут породить новую, более здоровую экономику. Это возрастающая ценность гармонизации окружающего мира. Есть тому удивительный пример – Программа развития сельских территорий Англии (England Rural Development Program). Процессы тотальной урбанизации разрушили основы социального, природного и экономического существования сельской Англии. Английские холмы, луга, овцы, и стоит на холме пустая лавочка, где сидела английская королева, но ушла недавно – существование этого условного культурного и природного ландшафта оказалось под угрозой. И общество осознало, что его надо сохранить, а за это надо заплатить.

Английская программа развития сельских территорий платит местному населению за сохранение каждого элемента этой гармоничной картинки. За покос холма, за сохранение и учет луговых эндемиков, за традиционный выпас скота на лугах, за лавочку на холме, за строительство домов в традиционном стиле и т. д. То есть общество оценило и ввело в экономический оборот заботу о гармонизации ландшафта в широком смысле этого слова: природного, социального, культурного, пространственного.

Мы видим массовый исход жителей с сельских территорий и малых городов в урбанизированные агломерации. Обычно говорят о единственной причине: в городе – работа, в деревне – ее нет. Но если мы снимем потребительские очки, то это окажется не так. Просто разрушен ландшафт деревни – культурный, архитектурный, природный, экономический. Деревня больше не является противоположностью городу. Деревня – это непонятно что, это останки чего-то красивого и гармоничного в прошлом. Но что это сейчас? Вот никто и не хочет жить непонятно в чём.

А с работой всё совсем наоборот. Глобалистская потребительская урбанистическая цивилизация привела к тому, что в городах скопилось огромное количество людей, которые не нужны в цепочках производства товаров и услуг, они не производят добавленной стоимости. Они мучительно ищут место в экономике – бесконечные менеджеры чего-то там, деятели креативных индустрий. Но в реальности приговор экономистов таков, что нас ждет выплата большинству граждан базового дохода. Таким образом мы окончательно зафиксируем свой статус – потребители, а не производители.

В деревне же, в отличие от города, работы по восстановлению всех видов ландшафта, по наращиванию стоимости экосистемных услуг – хоть отбавляй. Без человека «слепая сила природы» не создает гармонии. Реки мелеют, почвы подвержены эрозии, лес превращается в кощеево царство и умирает, даже красивые горные ландшафты во многом сформированы неэффективным традиционным земледелием и скотоводством, и нуждаются в нем до сих пор. И это огромный пласт работы, который считается второстепенным, финансируется на уровне близком к нулю. А мог бы давать работу десяткам миллионов людей, которые были бы заняты и равномерно расселены по территории.

И тенденция к осознанию экономической ценности такой деятельности есть. Ее ключевое отличие от «охранительного экологизма» в том, что не надо природу охранять от человека. Надо осознать человека как часть экосистемы, обязанностью которой является ее гармонизация. Русский мыслитель-космист Н.Ф. Федоров более 100 лет назад писал: «…род человеческий погибнет, хотя и не от того, от чего ожидают его гибели… род человеческий, предавшись комфорту, забавам, игрушкам и отказавшись окончательно от управления слепою силою, т. е. от единого общего дела, погибнет, ибо слепая сила сама собою и ведет к гибели…» Удивительное пророчество русской мысли о «слепой силе» общества потребления.

Поэтому неизбежен переход от экономики роста потребления товаров и услуг – к экономике заботы о гармонизации окружающего мира, не только природы, но и общества. Это совсем разные ценности и это, понимаю, сложно осознать, но первые ростки такой экономики уже есть – то самое ответственное потребление, то самое устойчивое развитие, та самая забота об окружающей среде.

Если экономика двинется по пути такой трансформации, то цивилизационный кризис глобалистского общества потребления будет преодолен, и Россия может стать центром, предложившим миру это направление, новое видение мироустройства. У России для этого есть всё: традиции местных общественных институтов (крестьянские общины, земский собор, земства), огромная территория и огромный природный потенциал – богатство, нуждающееся в гармоничном развитии.

 

Источник:  vz.ru

Заставка: Русская деревня — Шуваловка  wikimedia

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.