Как Савва Мамонтов привил публике любовь к русской опере



Савва Мамонтов сначала создал любительский театр в своем имении Абрамцево, а потом открыл Частную русскую оперу. Она стала первой негосударственной оперной антрепризой, которая имела постоянную труппу и ставила в основном русские произведения. Читайте, как на сцене мамонтовского театра прошли премьеры «Снегурочки», «Псковитянки» и «Садко» Николая Римского-Корсакова, кто из художников-передвижников создавал декорации и костюмы и как Мамонтов открыл известных певцов и дирижеров — Надежду Салину, Федора Шаляпина, Сергея Рахманинова и Николая Ипполитова-Иванова.

Любительские постановки в Абрамцеве

Еще в студенческие годы Савва Мамонтов посещал театральную студию и, к большому сожалению своего отца, любил «музыкантить, петь и кувыркаться в драматическом обществе». В 1863 году он поехал поправить здоровье в Милан, увлекся итальянской оперой и занялся пением. А когда женился и купил имение Абрамцево, не только собрал вокруг себя многих начинающих художников, но и начал ставить вместе с ними любительские спектакли. Например, Василий Поленов был не только главным декоратором всех постановок, но и композитором и артистом. Также на домашней сцене играли живописцы Виктор Васнецов, Илья Репин, Николай Неврев.

В 1882 году к Рождеству поставили «Снегурочку» Александра Островского. Императорские театры в то время экономили на декорациях и костюмах, Мамонтов же денег не жалел. Он говорил: «Если декорации подавляют исполнителей, разумеется, это плохо, но еще хуже, когда уши радуются, а глаза скорбят на убогих костюмах и полинявших полотнищах». Старинные костюмы и домашнюю утварь для спектакля он купил у тульских крестьян, а декорации поручил написать художнику Виктору Васнецову. Сценография зрителей впечатлила, но все же постановка больше напоминала самодеятельность. Актеры не были профессионалами, поэтому кто-то тихо говорил, кто-то нелепо двигался, кто-то забывал текст и оглядывался на суфлера. Константин Станиславский вспоминал: «День спектакля был содомом. Все опаздывало, ролей не успевали выучить; Савва Иванович сам ставил декорации, освещал их, дописывал пьесу, режиссировал, играл, гримировал, при этом шутил, веселился, восхищался, сердился».

Летом того же года Василий Поленов создал в Абрамцеве хор, и Мамонтов решил поставить к свадьбе своей племянницы Марии Мамонтовой оперу — третий акт из «Фауста». Поленов написал декорации: сад Маргариты и шпили немецкого городка. Партию Мефистофеля исполнил сам Мамонтов, Фауста — его друг по Московскому университету Петр Спиро. На фортепиано им аккомпанировал профессор Московской консерватории Вильгельм Фитценгаген. Гости постановку хвалили и предлагали Мамонтову создать частную оперу. Однако тот отвечал: «Рискнуть было бы можно, но для кого стараться? Наша публика свое не любит, всякий частный театр прогорит в считанные месяцы. Вот любительские спектакли — по нашим силам, по нашим деньгам, по нашей претензии», — и продолжил создавать свои домашние представления в Абрамцеве. В 1884 году он поставил оперу «Алая роза»: либретто по мотивам сказки Сергея Аксакова «Аленький цветочек» создал сам, а написать музыку попросил композитора Николая Кроткова, который учился в Венской консерватории у знаменитого Иоганна Брамса. После этой работы они стали друзьями и сподвижниками на долгие годы.

Открытие Московской частной русской оперы

В XIX веке у русских композиторов появился интерес к опере, а к 1870–80-м годам из исторических и волшебно-эпических опер Петра Чайковского, Александра Даргомыжского, Николая Римского-Корсакова, Модеста Мусоргского, Александра Бородина уже сложился национальный репертуар. Однако они отличались от популярных тогда в России итальянских, немецких и французских опер: помимо пения, предполагали реалистичные и художественно цельные постановки. А для этого было нужно создавать серьезные декорации и костюмы, учить артистов актерскому мастерству и взаимодействию. Но императорские театры пока не справлялись с этой задачей и поэтому часто отвергали отечественные произведения.

Мамонтов же решил «приучить москвичей к русской опере». Осенью 1884 года он объявил за семейным обедом, что все-таки решил создать в Москве частный оперный театр. И на следующий день вместе с Кротковым уехал набирать труппу. На тифлисской сцене они увидели выступление меццо-сопрано Татьяны Любатович и баса Антона Бедлевича. Кротков сомневался: 25-летние певцы казались слишком молодыми. Однако Мамонтов отвечал: «Нам, Кротков, глина нужна, материал податливый», — и пригласил обоих в труппу. Остальные и вовсе были еще непрофессионалами, например сопрано стала 19-летняя студентка Петербургской консерватории Надежда Салина. Дирижировать позвали итальянца Иосифа Труффи. Художники, друзья мецената, продолжили оформлять спектакли. Директором театра стал Кротков.

Начать Мамонтов решил с «Русалки» Александра Даргомыжского. Однако снова все делали в спешке и режиссерской стороной спектакля занимались больше, чем музыкальным исполнением. 9 января 1885 года в Москве, в Камергерском переулке, в помещении бывшего Театра Корша, Савва Мамонтов открыл Частную оперу под названием Театр Кроткова. Артисты волновались и иногда не попадали в ноты, однако декорации и костюмы «Подводного царства» поразили публику, зал аплодировал. Поэтому Мамонтов не сдался, пригласил из Милана группу гастролеров и поставил «Аиду» Джузеппе Верди. Декорации для них впервые написал ученик Поленова — Константин Коровин. Премьера прошла 1 апреля с большим успехом.

Осенью 1885 года труппа вновь взялась за русскую оперу — «Снегурочку», которую Римский-Корсаков написал пять лет назад. Ее уже играли в Мариинском театре, но с сокращениями. Поэтому на сцене Частной оперы публика впервые увидела произведение полностью. Главную партию исполнила Надежда Салина. А работу Васнецова, Левитана и Коровина в этот раз похвалил даже влиятельный музыкальный критик Семен Кругликов: «Костюмы и декорации свежи, характерны и красивы». Однако Мамонтов видел: публика, привыкшая к иностранным исполнителям и произведениям, еще была не готова воспринимать русских певцов, музыку Римского-Корсакова и Даргомыжского. Кроме того, его труппе пока не хватало профессионализма, чтобы ставить такие сложные произведения, а эта затея уже стоила меценату три миллиона рублей. Поэтому, когда весной 1887 года его контракт с труппой Частной оперы закончился, Мамонтов распустил ее. Лабатович получила приглашение в итальянскую Королевскую оперу, а Николай Миллер, Степан Власов и Надежда Салина — в Большой театр.

 

Источник:  culture.ru

Заставка:  wikipedia

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.