За полярным кругом столпились крупнейшие российские инвесторы

285

Елена Черных

Владимир Путин поручил Правительству проработать варианты экспорта водорода в Европу по системе действующих трубопроводов. А ведь ещё полгода назад глава московского департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Максим Ликсутов говорил, что в России нет промышленных проектов по производству «зелёного» водорода.

Дорого, но надо

Реестр климатических проектов российское Правительство по поручению главы государства должно разработать до 1 марта 2022 года, а МИД РФ и «Газпрому» предстоит придумать, как транспортировать полученный «зелёный» водород в ЕС.

Пока существует только проект концепции развития водородной отрасли, разработанный Минэнерго.

И в нём говорится, что Россия должна к 2050 году поставлять на мировой рынок от 7,9 млн до 33,4 млн тонн экологически чистых видов водорода.

Такой разрыв в целевых показателях объясним тем, что никто толком не знает, как будут развиваться проекты. Но денег в них уже вложено много. И строиться они будут, конечно, в Арктике. Во-первых, потому, что в этом регионе климатические изменения идут в три раза быстрее, чем на континенте. Во-вторых, там устойчивая роза ветров. Ну и в-третьих, в Арктике сталкиваются экономические интересы России и стран Запада.

Спор о том, что «Арктика – наша», идёт не прямым текстом, а в контексте климатической повестки. Западные партнёры настаивают на снижении парниковых газов. Проблема в том, что производство «зелёного» водорода очень дорого и нерентабельно. По мнению российского Правительства и в соответствии с поручением президента, производством этого вида топлива могут заняться «Газпром» и «Росатом».

Замглавы Минэнерго Павел Сорокин уверен, что к 2030 году Россия займёт 20 процентов мирового рынка производства эководорода.

А себестоимость упадёт по мере развития технологий. Проще говоря, главное – ввязаться в драку, а там посмотрим.

Попутный ветер в лопасти

Замгубернатора Мурманской области Юрий Сердечкин напомнил, что в 2021 году правительство региона и АО «Роснано» подписали соглашение о создании бескарбонового кластера или углеродно-свободной зоны для снижения выбросов парниковых газов.

С 2024 года производство планируют ООО «Н2», «Роснано» и «Росатом» на базе Кольской АЭС. Плановые мощности обозначают в пределах 12 тыс. тонн к 2025 году. «Росатом» видит своё производство в пределах 158 тонн водорода в год. А в 2022 году компания «Энел Россия» запускает Кольскую ВЭС – крупнейший в стране ветропарк. И этот проект международный.

Компания «Энел» – крупнейшая европейская энергокорпорация родом из Италии. Она работает в более чем 30 странах мира. Её аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации (EBITDA), составляет 17 миллиардов евро. В проекты на территории России компания за последние 15 лет инвестировала 200 миллиардов рублей. О мурманском ветропарке «Октагон.Северо-Запад» рассказывает Стефан Звегинцов, генеральный директор ПАО «Энел Россия»:

– Проект в Мурманской области уникален для России. Мы планируем ввести в эксплуатацию в 2022 году 57 ветроустановок производительностью порядка 750 гигаватт-часов в год. Это позволит сэкономить порядка 600 тонн газа, выброшенного в атмосферу.

Международность – это нормально, но выгодно ли?

Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития, считает, что всё идёт по плану.

«У России не может быть прямой конфронтации с Западом, тем более в технических вопросах. Технологии и комплектующие нам поставляет Европа».

Дмитрий Солонников | директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников
директор Института современного государственного развития

– Программа импортозамещения за последние 10 лет никоим образом не изменила этот баланс сил. Правда, часть поставок теперь идёт из Китая. Так что в международном сотрудничестве ничего противоречивого нет. А дальше два момента: насколько это производство действительно экологично и насколько эти проекты экономически выгодны? – задаёт вопросы эксперт.

Солонников напоминает, что споры об экологической безопасности ветропарков продолжаются до сих пор. Количество парниковых газов они, конечно, сократят, но навредят окружающей среде по-своему.

– Ветровая генерация нанесёт огромный вред перелётным птицам, тем более на берегу Северного ледовитого океана: там огромные колонии птиц. Это нарушит пути миграции, разрушит места обитания. Следующий момент: мы внедряем свои новые технологии или нам пришлют отслужившие свой срок из Европы? – комментирует Солонников.

С тем, что альтернативная энергетика ещё не скоро станет выгодной, согласен и другой эксперт – Аяз Алиев, кандидат экономических наук, доцент экономического университета имени Плеханова.

– С производством альтернативной энергии не всё так просто. Даже экологическая безопасность не так очевидна. Есть вероятность того, что утилизация батарей и комплектующих обойдётся дороже, чем эти станции могут выдать энергии за свой срок полезного использования. Пока они в конкуренции явно проигрывают, – высказывает мнение Алиев.

«Есть версия, что развитию отрасли мешают крупные игроки рынка традиционной энергетики. В любом случае в ближайшие 10–15 лет вытеснить их не удастся».

Аяз Алиев | кандидат экономических наук, доцент экономического университета имени Плеханова Аяз Алиев
кандидат экономических наук, доцент экономического университета имени Плеханова

Он говорит о том, что на цену энергоносителей влияет множество факторов. Оплата экологического сбора в том числе. Но основной фактор – политическая конъюнктура.

– Снижение стратегических запасов нефти и газа в хранилищах крупных держав сильно влияет на цены. Цена сложится так, как смогут договориться ведущие страны на международной арене. Сможет ли ОПЕК устоять перед давлением США с их активной зелёной политикой? В любом случае пока активное внедрение альтернативной энергетики не очень получается, – считает эксперт.

 

Источник:  octagon

Заставка:  pixabay

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: