Не верьте театральным людям



Евгений Фатеев
Руководитель Екатеринбургского отделения Русского художественного Союза

В наших обеих столицах у театральной публики как-то особенно принято не любить власть, подтрунивать над ней, подлить ей по большому и по малому. Столичная театральная публика почитает себя элитарной, молится на своих «звезд», рассматривает посещение театров, как активную светскую жизнь. Продвинутыми почитаются театры или постановки, которые буквально вопиют о своей протестности и неудовлетворенности посредством раздевания и прочей ерунды, которая вызывает недоумение.

И очень напоминает ситуацию, когда маменькин сынок-ботаник или папина дочка-стерва отрываются по полной, когда уезжают в пионерлагерь подальше от бдительных глаз родителей, а за свободу почитают дурацкую и бессмысленную триаду «пить, курить и материться», и по мелкому подлят – в знак протеста, а против чего – и сами не знают.

Из театральной среды вылазят под свет софитов актеры и режиссеры, которые гневно и часто убедительно (актеры же!) пересказывают то скудное, что услышали в душноватом кругу «своих» или вычитали в не самых интеллектуальных оппозиционных блогах. Для кого-то эти правдолюбы из театральной среды кажутся моральными авторитетами. Одна одинаково играющая старушка кое-кем даже почитается совестью нации.

А что же эти правдорубы строят? В какой институциональной среде живут сами? Какие дела и делишки стоят за их словами? На самом деле, это крайне интересная тема, которая стала как-то по-особенному актуальной в последние коронавирусные месяцы, когда парад уходов великих театральных деятелей обнажил потроха русского театрального хозяйства. И что же мы видим?

В нашей театральной среде царит полный и бесповортный авторитаризм. Театры заточены на фигуры своих творческих лидеров. Причем практически несменяемых. Мы наблюдаем в последнее время массу примеров того, как театральные генералиссимусы уходят в отставку только вперед ногами. По сути, наши столичные театры – это ненаследственные монархии.

Театральные монархи царят так странно и безусловно, что оставленные ими театры мгновенно сиротеют. После того, как их покидают, уходя в мир иной, театральные императоры, эти маленькие и большие театральные государства впадают в продолжительную смуту. Стационарные русские театры – это вообще очень специфические террариумы единомышленников, а потому периоды театральной смуты – это самые настоящие театральные преломления, модели исторической Русской смуты. Сегодняшние театральные хозяйства с экономической точки зрения абсолютные банкроты – они постоянно нуждаются в государственных деньгах. В некотором роде сегодняшний Минкульт – это МВФ для всего отечественного театрального хозяйства, которое сидит на постоянной игле госфинансирования.

Основным театральным населением являются актеры. Театральный актер – это абсолютно зависимое существо. Театральное актерство – это разновидность почти абсолютного рабства. Театрально-актерский люд сначала торгуется на двух рабских рынках – при поступлении в театральный вуз, а потом по его окончании. Потом театральный актер превращается в крепостного, который попадает в абсолютную зависимость от режиссера. Театральный народ, театральный средний класс – это абсолютно зависимые, несамостоятельные люди. И тем более странно слушать рассуждения этих людей о том, как нам обустроить страну. Вообще это очень странно, но сегодня актеров журналисты почти не спрашивают об их профессии, о том, в чем они реально разбираются.

Театральный бизнес – уметь казаться, показывать нередко талантливый и даже гениальный, но спектакль. Многие говорящие из театрального мира головы не изрекают нечто настоящее и значимое, а всего лишь кажутся. Они очень умеют казаться, это их профессия. Очень многие театральные поучаствовали в перестроечном погроме страны, а потом куда-то делись, испарились. А страну разрушили. А цирк уехал.

В театральной капле действительно отражается океан текущей, наличной российской действительности. Театр не про страну. Это, скорее, страна про театр. И ничего эти люди не могут сделать со своими театральными королевствами, в которых, бывает, и подворовывают, и разводят кумовство в духе среднеазиатских республик. Зато другим театральные люди убедительно и вдохновенно советуют.

Не слушайте театральных людей. Не верьте театральным людям. Просто наслаждайтесь театральными постановками, погружайтесь в театральную действительность, но не забывайте, что это всего лишь спектакли. И если театральный человек начнет что-то такое фрондерское лопотать в сторону Путина, мысленно давайте ему легкий подзатыльник.

Но кое-что новое в театральной Москве рождается. Точнее, пыталось родиться. Оно и новое, оно и, в хорошем смысле, старое. Оно органично проживало свою иерархичность, но оно в наши дни являлось самым настоящим андеграундом в либеральной театральной Москве. Этим новым был МХАТ им. Горького на Тверском бульваре. Обязательно сходите на «Лавра» Эдуарда Боякова, пока еще можно. Но история нового МХАТа скоропостижно закончилась. К сожалению. Все описанное выше взяло верх. И это просто удручает.

 

Источник:  vz.ru

Заставка:  pixabay

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.