В борьбе с ветряными криптомельницами



Роман Трунов

В уходящем году госструктуры различных стран начали борьбу с децентрализованным криптосообществом. В России за дело взялись даже Конституционный суд (КС) и Федеральная служба безопасности (ФСБ). Наступление регуляторов на частные виртуальные деньги идёт во всём мире по трём направлениям: через ужесточение законодательства и усиление мер госрегулирования, путём эмиссии цифровых валют центробанками и с помощью экологических ограничений. «Октагон» разбирался в том, что уже сделано и насколько эффективными могут быть эти меры.

За дело берутся тяжеловесы

На днях капитализация мирового рынка криптовалют превысила 3 трлн долларов. Такие данные привёл аналитический сервис CoinGecko. С конца 2020 года объём этого рынка вырос примерно в четыре раза. Российский сегмент составляет почти 10 процентов от мирового. В федеральный бюджет РФ не попадает сумма примерно в 270 млрд долларов налоговых отчислений. В связи с этим попытки властей навести порядок в этой сфере вполне понятны, однако пока, по мнению экспертов, безуспешны.

В Российской ассоциации криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна утверждают, что «все действия регулирующих органов в области криптоиндустрии до сих пор носят половинчатый характер и не нацелены на системное решение госполитики в области цифровых технологий, применяемых в финансовой сфере». Показателен тот факт, что с начала текущего года в России действует закон о цифровых финансовых активах, однако само понятие криптовалюты всё ещё не имеет чёткого определения.

Правовую неопределённость, существующую в России в сфере цифровых технологий, признал в конце октября председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. В своей статье «Под знаком Основного закона», опубликованной в «Российской газете», он спрогнозировал рост числа жалоб граждан из-за новых финансовых инструментов, блокчейна и криптовалют. По мнению главы КС, задача состоит теперь в том, чтобы «не сдерживать прогресс и в то же время не допустить негативных последствий».

На борьбу с негативными последствиями, судя по всему, будет брошена даже Федеральная служба безопасности. На федеральном портале проектов нормативных правовых актов размещён соответствующий приказ главы ФСБ Александра Бортникова, в котором предложено дать право сотрудникам этой спецслужбы в рамках антикоррупционных проверок запрашивать информацию у операторов криптовалютных финансовых активов.

Если невозможно остановить, то нужно возглавить

Многие государства всё активнее вторгаются на территорию, которую до недавнего времени контролировало исключительно криптосообщество. Постепенно набирает популярность такой финансовый инструмент, как цифровая валюта центрального банка (Central Bank Digital Currency, CBDC) – виртуальные деньги, выпущенные и обеспеченные национальным эмиссионным центром. По данным аналитиков из Atlantic Council* (организация признана нежелательной в России), 87 стран, на долю которых приходится более 90 процентов мирового ВВП, сейчас изучают возможность создания CBDC.

Семь стран уже полностью запустили национальную цифровую валюту. Это Багамские острова, Сент-Китс и Невис, Антигуа и Барбуда, Сент-Люсия, Гренада, Эквадор и Нигерия.

Ещё 17 стран, включая такие крупные экономики, как Китай и Южная Корея, находятся на стадии создания собственных CBDC и готовятся к их запуску. Несколько крупных экономик участвуют в тестировании трансграничных платежей. Новейший проект в этой области называется «Данбар» и представляет собой партнёрство между Южной Африкой, Сингапуром, Малайзией и Австралией.

Эксперты МВФ Тобиас Адриан и Томмазо Манчини-Гриффоли считают, что «государственные и частные деньги могут сосуществовать в эпоху цифровых технологий», ведь в современном мире и так действует «двойная денежная система», в которой обращаются валюты, выпущенные центробанками и частными компаниями. Но есть один важный вопрос, на который пока не готовы ответить эти финансисты: приведёт ли появление CBDC к вытеснению частных денег или же, напротив, усилит их роль.

А что в России

Около года назад свою концепцию цифрового рубля представил и Банк России. Предполагается, что это будет дополнительная форма российской валюты. Виртуальные рубли, как и обычные банкноты, будут иметь уникальные цифровые коды. Храниться они будут в специальных электронных кошельках. Перевод цифрового рубля одним владельцем другому будет осуществляться посредством перемещения цифрового кода с одного кошелька на другой. При этом российские виртуальные деньги будут сочетать в себе свойства наличных и безналичных рублей, то есть их можно будет использовать как в онлайне, так и в офлайне.

Цифровой рубль по-прежнему будет выполнять три главные функции денег: меры стоимости, средства платежа и средства накопления. Все виды рубля – наличный, безналичный, цифровой – останутся равноценными, поэтому их можно будет переводить из одной формы в другую.

Но виртуальные дензнаки Банка России не будут считаться криптовалютой, поскольку крипта не имеет функционала, присущего традиционным деньгам. Кроме того, у неё нет уполномоченного эмитента и её стоимость не подкреплена какими-либо ценными активами.

По прошествии года после появления инициативы окончательное решение о выпуске российской цифровой валюты так и не принято. В ЦБ промедление объясняют необходимостью «обсудить ключевые аспекты, преимущества, возможные риски, этапы и сроки реализации проекта с финансовым сектором, экспертным сообществом, а также со всеми заинтересованными лицами».

Углеродный след биткоина

По подсчётам газеты The New York Times, за последние несколько месяцев в Москве побывали по меньшей мере четыре высокопоставленных чиновника вашингтонской администрации, в том числе директор ЦРУ Уильям Бёрнс. Источники издания утверждают, что в числе главных тем обсуждения были проблемы кибербезопасности и климатической политики.

В политических кругах США крайне популярна идея использовать зелёную повестку в глобальной борьбе против криптовалют. Ключевой аргумент в том, что процесс майнинга биткоинов наносит существенный вред окружающей среде.

За основу взят индекс энергопотребления биткоина, рассчитанный нидерландским специалистом по анализу данных Алексом де Врисом. Индекс показывает, что за год биткоин оставляет углеродный след, сопоставимый с углеродным следом Чили, а затраты электроэнергии на добычу криптовалюты сравнимы с энергопотреблением Таиланда.

Однако, несмотря на весь энтузиазм регуляторов по всему миру, очевидно, что добыча биткоинов остановлена не будет. На то есть как техническая причина – специфика майнинга такова, что этот процесс нельзя остановить в отдельно взятой стране, – так и чисто утилитарная – криптовалюты приносят баснословные доходы, которые оседают далеко не только в карманах самих майнеров.

* Организация признана нежелательной на территории РФ.

 

Источник:  octagon.media

Заставка:  pixabay

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.