Мигранты стали наркотиком для России: за границу утекают наши «мозги», а к нам едут только «рабочие руки»



Крупнов

«… – Сегодня уже необходимо вести речь о параллельном теневом мигрантском государстве, которое во многих отношениях сопоставимо с государством российским. За последние 30 лет такое государство сформировалось и вызрело. Из этого и надо исходить при попытке понимания происходящих процессов, – считает председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Мигранты – это высокоорганизованное сообщество со своей строгой иерархией, отмечает эксперт.

– Это миф, что мигранты соглашаются на любую работу. Конечно, если ты только приехал в Россию, возможно, придется некоторое время поработать на тяжелых условиях и с низкой зарплатой. Но в целом, когда мигрант закрепляется в основном составе сообщества и этнодиаспоре, то условия работы у него как минимум не хуже, чем у среднестатистического россиянина, а зачастую и гораздо лучше, потому что хорошо организованные диаспоры занимают определенные ниши на рынке труда. Рассматривать мигрантов, как одиноких, спущенных с парашюта в тайгу людей – это полная глупость, – замечает Юрий Крупнов.

 

Читать полностью:

WWW.KP.RU

Мигранты стали наркотиком для России: за границу утекают наши «мозги», а к нам едут только «рабочие руки»

Эксперты призывают задуматься не только о численности, но и о «качестве» населения

Елена КРИВЯКИНА

На начало этого года Россия оказалась на четвертом месте среди стран с наибольшим числом мигрантов, их насчитывается уже 12 миллионов. Такие данные содержатся в докладе Экономического и социального совета ООН. Выходцы из бывших союзных республик метут у нас дворы, работают на стройках, в такси, магазинах, ресторанах и косметических салонах. На рынке труда приезжему рады зачастую больше, чем коренному русскому. Как же так вышло, что без мигрантов нам ни туда и ни сюда?

Государство «понаехавших»

– Сегодня уже необходимо вести речь о параллельном теневом мигрантском государстве, которое во многих отношениях сопоставимо с государством российским. За последние 30 лет такое государство сформировалось и вызрело. Из этого и надо исходить при попытке понимания происходящих процессов, – считает председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Мигранты – это высокоорганизованное сообщество со своей строгой иерархией, отмечает эксперт.

– Это миф, что мигранты соглашаются на любую работу. Конечно, если ты только приехал в Россию, возможно, придется некоторое время поработать на тяжелых условиях и с низкой зарплатой. Но в целом, когда мигрант закрепляется в основном составе сообщества и этнодиаспоре, то условия работы у него как минимум не хуже, чем у среднестатистического россиянина, а зачастую и гораздо лучше, потому что хорошо организованные диаспоры занимают определенные ниши на рынке труда. Рассматривать мигрантов, как одиноких, спущенных с парашюта в тайгу людей – это полная глупость, – замечает Юрий Крупнов.

Мигранты действительно весьма избирательны в работе. Взять хотя бы дачные СНТ. По ним толпами бродят гастарбайтеры в поисках работы. При этом цены у них приличные, выкопать за 200 рублей яму под посадки никто не согласится.

– Те мигранты, которые ходят по дачам, уже хорошо укоренены, и понимают, что из русских можно вытаскивать приличные деньги. К тому же у них монополия. Они четко знают, что если кроме них кто-то попытается выкопать эту яму, его в другую яму и закопают, и это не шутка. Мы сталкиваемся с монополией организованной этнической преступности. Причем, там есть не только свои адвокаты и политики, но и свои боевики, – говорит экономист Михаил Делягин.

– Это все фантазии про бесправных мигрантов, которые в одиночку бредут и соглашаются на любую работу ради куска хлеба. Кто проигрывает на рынке труда, так это марийские и рязанские мужики, которые держатся маленькими земляческими группками, – замечает Юрий Крупнов.

– То есть места мигрантов могли бы спокойно занять русские работяги?

– Естественно. Это все разговоры, что никто не хочет идти в дворники. Вопрос, кто с кем что порешал и кто кому сколько платит. Когда год назад обострилась ситуация с рабочей силой, представители стройкомплекса заявили: «Мы предлагаем 120 тысяч рублей, а коренные жители не идут работать». Вы можете в это поверить?

– Какая выгода от мигранта?

– Они очень организованны и не качают права. Можно договариваться с их теневыми руководителями, плюс экономить на соцпакетах. А еще можно ничего не развивать, не покупать сложные машины, не внедрять новые технологии, а работать на лопатном укладе. Представьте – одно дело нужно сумасшедшей техники на миллиард рублей накупить, а можно тяп-ляп и быстро построить. Наши строительные концерны повязаны огромными долгами. Для них единственный способ выживать – все больше и больше строить. Поэтому строительному монстру нужны все новые мигранты, причем молодые. А если сказать: «Давайте мы коренное население обучим лучшим специальностям, начнем работать со школьниками, чтобы через 10 лет они пришли в ваш строительный комплекс», то нас просто засмеют, потому что им нужно сейчас. В итоге за последние 20 лет у нас выработалась в чистом виде мигрантская наркозависимость.

Кто вы, соотечественники?

По планам правительства с 2022 по 2030 годы в Россию должны переселиться 500 тысяч соотечественников, то есть округленно 60 тысяч в год. По оценкам экспертов, задача – более, чем реальная. Только в очень неудачный ковидный 2020-й год с закрытыми границами в Россию переселились 62 тысячи соотечественников, а в последний доковидный 2019-й год их было более 108 тысяч человек. Другое дело, что под видом соотечественников в Россию нередко попадают все те же не говорящие по-русски выходцы из Средней Азии.

– У нас до сих пор нет правового определения соотечественников. Это не обязательно лица славянской национальности. И по национальному составу к нам переезжают далеко не русские, – замечает Юрий Крупнов.

– Я боюсь, что под эту программу в Россию начнут переселяться аулами и кишлаками люди, которые даже по-русски говорить не могут. В Москве уже указатели приходится делать на узбекском и таджикском языках. Создается впечатление, что государство хочет заменить носителей русской культуры, которые считают взятку преступлением, на носителей других культур, которые считают взятку нормальной деловой транзакцией. Просто российскому управляющему классу с представителями таких культур комфортнее. Им можно выписывать зарплату 70 тысяч рублей, выдавать на руки 30, а остальное класть себе в карман, – говорит Михаил Делягин. – Я знаю, какие чудовищные муки и трагедии претерпевают русские, украинцы которые пытаются получить российское гражданство, и я вижу с какой легкостью получают то же самое гражданство люди из Средней Азии.

По мнению Делягина, чтобы изменить ситуацию, нужна культурная переориентация миграционной политики.

– А для начала нужно начать действительно бороться с коррупцией, как с явлением, а не с отдельно взятыми коррупционерами, которые с кем-то не поделились, – замечает Михаил Делягин.

– Возврат 500 тысяч соотечественников – это не просто реальная, это заниженная задача. Если облегчить получение гражданства для людей, переезжающих с Украины, с Донбасса, то 500 тысяч можно за один-два года получить, – считает демограф Владимир Тимаков.

По разным оценкам, на Украине (даже если исключить Донбасс) проживает не менее 6 млн. человек, которые когда-либо считали себя русскими, то есть называли себя русскими при прежних переписях населения. Достаточно большие диаспоры русских остаются в Казахстане – около 4 млн. человек, около 1 млн. человек в Узбекистане, около 1 млн. человек в Прибалтике.

– Основные поставщики русских по репатриации – Украина и Казахстан. Если говорить об иммиграции трех прошлых десятилетий, то она в основном русская. В прошлые годы удавалось сохранять баланс: наши соотечественники из Украины и Казахстана пытались вернуться в Россию чаще, чем россияне хотели уехать в Европу и в США, – поясняет Владимир Тимаков.

Но в последние годы, накануне пандемии, перевес приезжающих над уезжающими у нас происходил за счет потока мигрантов из Средней Азии.

– Программа переселения соотечественников должна принять более целевой характер, – считает Владимир Тимаков. – Наша задача – возвращение людей именно русской культуры, для которых русский язык родной. И желательно, чтобы к нам в первую очередь приезжали молодые квалифицированные кадры, которые будут создавать здесь семьи и рожать детей.

Родной русский язык.

Постой, молодежь, не стучите колеса

Одна из главных наших проблем не то что последних лет, а десятилетий – утечка «мозгов» за рубеж. Многие студенты ведущих российских вузов не скрывают: закончат учебу – рванут за границу. Там больше возможностей в науке, выше зарплаты.

– Такой у нас «равноценный» обмен: мы выпускников наших лучших вызов, отправляем в Силиконовую долину, а себе берем безграмотного гастарбайтера, который постепенно станет местным баем в какой-нибудь деревушке. В Китае наших ребят уже больше, чем в США и Европе. Учим за деньги наших налогоплательщиков студентов, которые потом работают на экономику США, Китая и Европы. Такие мы добрые, – саркастически замечает Юрий Крупнов.

Проблема еще и в том, что гастарбайтеры тянут на дно весь рынок труда. Из-за них неквалифицированный работник получает существенно меньше, чем должен был бы получать. Но при этом вся структура зарплат уходит вниз и квалифицированный рабочий на заводе тоже получает копейки.

– И с какой стати выпускнику вуза идти работать доцентом в МГУ на 13 тысяч рублей, когда он может поехать подмастерьем в Силиконовую долину на несколько тысяч долларов? – замечает Михаил Делягин. – На Западе есть инфраструктура, вы встраиваетесь в систему высоких технологий и понимаете, что с вами будет дальше, как вы сможете расти. А у нас вы можете устроиться в Яндекс, Мэйл.ру, Сбербанк, но для всех остальных есть только три вакансии – курьер, официант и таксист. Никаких других массовых возможностей у молодого человека в России нет.

По мнению Делягина, в России искусственно созданный денежный голод. Отсюда и нехватка рабочих мест.

– Ограничьте произвол монополий, сделайте дешевый кредит, без этого невозможно развиваться. Но чтобы кредит стал дешевым, нужно ограничить финансовые спекуляции, иначе все дешевые деньги уйдут на валютный рынок, – поясняет Делягин.

Еще одна проблема – низкая рождаемость. Молодежи сейчас гораздо меньше, чем 15 лет назад и она не спешит рожать.

– Даже при всех социальных выплатах, материнском капитале и льготной ипотеке – уровень жизни семьи с рождением ребенка сокращается. Это влияет на уровень рождаемости. Нужно искать прямые и косвенные способы ее стимулирования. Необходимо привязывать пенсионную реформу не только к трудовому вкладу человека, но и к родительскому труду. Пенсия должна зависеть от вклада человека в демографию, – считает Владимир Тимаков.

Кстати на пандемию российская рождаемость не так отрицательно отреагировала, как в США, Италии, Испании – у них провал по 7-9 процентов.

– У нас в первом полугодии 2021 года рождаемость снизилась на 0,5 процентов, что обусловлено сокращением числа родителей, а не коронакризисом. Это говорит о том, что у нас есть определенная демографическая устойчивость, и если ее стимулировать, то можно попробовать восстановить ситуацию, – считает Тимаков.

А кто работать будет?

По данным Росстата уровень смертности в России по итогам января—октября 2020 года стал максимальным за десять лет. Общее количество умерших достигло 1,661 млн человек, что на 9,7% больше, чем за аналогичный период 2019 года.

– Не получится так, что у нас по итогам пандемии просто некому будет работать? — интересуюсь я у Михаила Делягина.

– А некому работать будет где? У нас в стране по официальным данным 4 миллиона безработных и 10 миллионов нелегальных мигрантов. А на места нелегальных мигрантов эти 4 миллиона безработных не поместятся? – отвечает мне встречными вопросами Делягин. – При советской власти проблем с дворниками не было, на худой конец подрабатывали студенты. За те деньги, которые сейчас списывают на гастарбайтеров, граждане России будут работать с восторгом, просто для этого надо ограничить коррупцию.

К концу столетия население России по прогнозам демографов может сократиться до 70 миллионов человек.

– И лишь максимум половина из этих 70 миллионов будут славяне. На каком же языке тогда будут говорить в России? – задается вопросом Юрий Крупнов.

Что делать?

– Должен быть один простой принцип. Во-первых, гастарбайтер не может получать зарплату меньше гражданина страны. Во-вторых, работодатель оплачивает все явные и потенциальные издержки на нанятого гастарбайтера, включая пребывание, пенсию, амортизацию инфраструктуры, больницу, школу, культпросвет, а также несет ответственность за все преступления, которые совершает гастарбайтер, просто потому что тот не адаптирован. И третье: необходим визовый режим со странами, в которых произошла социальная катастрофа: это как минимум вся Средняя Азия, кроме Казахстана и все Закавказье, – считает Михаил Делягин. – Почему мы должны строить у нас рабовладельческий строй, почему мы должны запрещать себе развитие технологий? Сейчас не нужен даже экскаватор, потому что 10 таджиков дешевле и кстати надежнее. Это вопрос выбора и цели. Мы хотим превращения нашей территории в русистан или мы хотим технологического прогресса?

По мнению Владимира Тимакова, решение проблемы должно быть комплексным. С одной стороны мы не удерживаем нашу талантливую молодежь, с другой стороны – нам не хватает рабочих рук.

– Рабочие руки можно было бы привлекать из Украины, обеспечивая для тех, кто переезжает по программе переселения более высокий уровень доходов, чем для мигрантов из Средней Азии. А на фирмы, привлекающие низкооплачиваемых гастарбайтеров, которые потом увозят деньги в свою страну, нужно накладывать дополнительные налоги, ведь фирмы от дешёвого труда выигрывают, а отечественный рынок из-за оттока средств проигрывает, – говорит Владимир Тимаков.

По его словам, одновременно, чтобы прекратить утечку мозгов за рубеж, нужно более интенсивно развивать научные высокотехнологичные центры и платить зарплату сопоставимую с той, что привлекает нашу молодежь за границей.

– И важно стимулировать рождаемость среди образованной молодежи. У нее должны быть дополнительные привилегии, надо не просто численностью брать, но качеством населения, – считает Владимир Тимаков.

НАГЛЯДНО

В 2020 году в связи с пандемией наблюдалось возвращение на Родину граждан России и отток за рубеж иностранцев.

Прим.: Самый высокий процент мигрантов с высшим образованием среди приезжих – из Украины и Белоруссии (более 20 %), самый высокий процент мигрантов с высшим образованием среди уезжающих – в Великобританию и США (более 50 %).

 

Елена КРИВЯКИНА, специальный корреспондент

Источник: KP.RU

Заставка:  pixabay

Перейти к рубрике ЧЕЛОВЕК, ЭКСПЕРТЫ



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.