Дело не в ЕГЭ



Как спасти систему образования

 Сергей Ануреев

Вместо ЕГЭ предлагают портфолио и вступительные экзамены

Лето традиционно является временем сдачи экзаменов за 9-й и 11-й классы, с нервами учеников и родителей, умеренных скандалов с формулировками заданий и их проверок, а также временем подачи документов в вузы, дополнительных вступительных испытаний, зачисления на бюджетные места, с надеждами и разочарованиями.

В этом году ковид и связанные с ним ограничения до последнего держали в неясности относительно сдачи или отмены части экзаменов, проведения очных или дистанционных экзаменов в отдельные вузы или на отдельные программы.

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов перешёл в научные руководители своего детища, а этот вуз был ключевым двигателем ряда спорных новаций. В сентябре состоятся выборы в Государственную думу, и многие политики публично играют на проблемах российского образования. Футбольная сборная провалилась на чемпионате Европы, а у нас в футболе, образовании и здравоохранении, кажется, что разбираются очень многие.

“Российская газета” сообщала ещё в мае, что руководитель Рособрнадзора «Анзор Музаев раскрыл планы на будущее: в течение нескольких лет планируется ввести альтернативу ЕГЭ – систему портфолио “мои успехи”, которая позволит создать верифицированный перечень мероприятий, в которых участвовал школьник». Учителя и родители поняли будущее буквально, как тотальный сбор по каждому ученику всех ВПР (всероссийских проверочных работ по каждому году и классу), всех фактов участия в конкурсах, кружках, волонтёрстве, туристических походах по музеям, паркам, усадьбам и тому подобное. Для сравнения: сейчас при поступлении в бакалавриат за портфолио дают максимум 10 баллов плюсом к максимум 300 баллам за 3 ЕГЭ.

В середине июля средства массовой информации облетела новость о проекте приказа Министерства высшего образования и науки о расширении типов вступительных испытаний в вузах на лето 2022 года. Предполагается использование результата ЕГЭ, общеобразовательного вступительного испытания, проводимого образовательной организацией самостоятельно, вступительного испытания на базе профессионального образования или результата централизованного тестирования, проводимого организацией высшего образования.

Но хотелось бы напомнить сторонникам отмены или значительных изменений в ЕГЭ об опыте карантинного лета 2020 года, когда были отменены обязательные экзамены за 9 класс. Надежда на аналогичную отмену в 2021 году стала основным фактором резкого падения уровня подготовки и роста доли двоек у девятиклассников 2021 года. Отсюда очевидный вывод: сам факт проведения экзамена заставляет школьников хоть как-то учиться. Многие вузы также столкнулись с негативными последствиями нововведений: те из них, что проводили свои вступительные испытания в бакалавриат и магистратуру в дистанционном формате, старались не допустить жульничества с помощью программы прокторинга, однако некоторая часть поступающих смогла смухлевать в стиле первых лет введения ЕГЭ. Эти два примера очень чётко показали преподавателям проблемы любых непродуманных решений по реформированию ЕГЭ.

Сдача ЕГЭ с одним шансом напоминает крепостное право

Вместо альтернатив ЕГЭ лучше рассмотреть и устранить его недостатки. Начать следует с жёсткости расписания сдачи ЕГЭ, которое осложняет и ухудшает его результаты. В 2021 году различные предметы ЕГЭ сдавались в режиме через три дня на четвёртый, а в 2020 году – через два дня на третий. Фактически один день уходит на выход из стресса и отдых после сданного предмета, затем буквально один-два дня на беглое повторение и выход на пик умственной формы к следующему экзамену и стрессу. При этом гуманитарные и технические предметы с объективными различиями в стилистике учебных материалов и требуемых знаний чередуются. Такой ритм выдерживают немногие, и к третьему-четвёртому экзамену выпускники часто находятся уже в психологической яме.

При этом выпускники и их родители часто забывают о том, что есть две предусмотренные правилами возможности сдать по одному экзамену в досрочную волну весной или в резервные дни в самом конце июня. Досрочная сдача возможна по решению педсовета школы, а резервная – при наложении двух сдаваемых экзаменов в основную волну или в случае болезни. Как показывает практика, разнесение трёх экзаменов друг от друга на месяц (вместо нескольких дней) значимо повышает результаты. Лучшие результаты обеспечивает финальная шлифовка знаний и набора формы в последовательном режиме, когда выпускник весь месяц ежедневно занимается только одним предметом. Параллельная финальная подготовка хуже, поскольку в течение недели выпускник уделяет каждому предмету по 1-2 дня. Почему-то очень мало учителей и родителей пользуются этими альтернативами, а их надо всячески продвигать.

У выпускников со способностями выше среднего довольно часто происходит локальный провал в невысокие баллы по одному из экзаменов. Из-за этого случается недобор 10-20 баллов из 300-400 до поступления на бюджетное место в желаемый вуз. Существует официальная возможность пересдать весной следующего года в досрочную волну этот один экзамен. Перепоступление после первого провала не было редкостью в советские годы, и многие из прошедших по такому пути потом становились успешными специалистами. Сейчас при недоборе баллов можно зачислиться в желаемый вуз на платное место с приличной скидкой, проучиться год, затем улучшить один ЕГЭ и перепоступить на бюджетное место, сразу после чего перевестись на 2 курс как выполнившему программу первого курса. Но почему-то пересдач и перепоступлений сейчас значительно меньше, чем это было в 1980-е годы.

Обратимся теперь для сравнения к зарубежной практике. Международные англоязычные экзамены можно сдавать несколько раз и потом выбрать для поступления лучший результат. Так сдают экзамены IELTS, TOEFL, GMAT и GRE при поступлении в магистратуру и аспирантуру ведущих по мировым рейтингам университетов. Профессиональные англоязычные экзамены для программистов, бухгалтеров, экономистов, инженеров также можно сдавать по несколько раз. Такие экзамены бывают платными (иногда до сотен долларов), с разрывом по времени между попытками от месяца до нескольких месяцев, иногда с максимальным количеством попыток. Именно многократная подготовка и сдача экзаменов обеспечивает усвоение реально объёмных и сложных дисциплин. Предметы ЕГЭ же по факту сдаются подавляющим большинством выпускников один раз и как получится. Как если бы взрослые при смене работы имели право только на одно интервью из всех потенциальных работодателей, да ещё в течение нескольких июньских дней, по типу Юрьева дня.

В последние годы на фоне демографической ямы для зачисления на платное место в престижном вузе достаточно сдать ЕГЭ на 40-50 баллов, для чего надо правильно сделать треть самых простых заданий, обычно уровня 6 класса. Во многие инженерные вузы Москвы для зачисления на бюджет достаточно 180 баллов, то есть в среднем по 60 баллов за каждый из трёх предметов ЕГЭ, для чего достаточно сделать в дополнение к трети самых простых заданий пару заданий средней сложности уровня 9 класса. Даже МГТУ имени Н.Э. Баумана берёт на бюджетные места на свои не самые престижные инженерные факультеты выпускников с такими баллами. Большая часть региональных вузов зачисляет на бюджетные места подавляющую часть абитуриентов с баллами в среднем 50.

Что сейчас мешает вузам не брать слабых абитуриентов, сделавших на ЕГЭ только треть самых простых заданий? Во всех российских вузах только бюджетных мест на 1 курсе бакалавриата в 2021 году было выделено 542 тысячи. В этом же году ЕГЭ по русскому языку, который является обязательным для поступления во все вузы и программы, сдавало 680 тысяч человек. То есть с допущением полного поступления выпускников школ на 1 курс вузов суммарный конкурс составил бы всего 1,25 человек на бюджетное место, а есть ещё и платные места. Профильную математику, необходимую для зачисления в подавляющее большинство вузов, сдавало в этом году 366 тысяч человек, то есть на треть меньше количества бюджетных мест. Поэтому возврат к массовым вузовским вступительным экзаменам точно не решит проблему демографической ямы и не улучшит уровень подготовки школьников.

У ЕГЭ и сейчас есть противоречивые альтернативы

Аналогом вузовских вступительных экзаменов сейчас являются олимпиады, победители или даже призёры которых по одному предмету зачисляются в вузы с баллами, приравненными к 300 баллам ЕГЭ. На олимпиады обычно выносятся 5-10 заданий повышенной сложности ЕГЭ по одному предмету, и для призёра зачастую достаточно решить половину таких задач. Высокобалльнику же для поступления на бюджет в ведущий вуз необходимы 90-95 баллов по трём предметам ЕГЭ, с допустимой ошибкой в одном сложном задании по каждому из предметов.

Перечень олимпиад ежегодно утверждается министерством, и в 2021 году включал 83 олимпиады (283 с учётом нескольких дисциплин во многих из них). В 2020 году победителей только Всероса (Всероссийской олимпиады школьников, самой престижной) было 2874 человека, а есть ещё сотня других олимпиад. Например, в 2020 году в Высшую школу экономики («Вышка») на 1 курс бакалавриата без вступительных испытаний (без ЕГЭ) было зачислено 1116 олимпиадников из 2400 бюджетных мест. И это несмотря на то, что «Вышка» считалась основным лоббистом введения ЕГЭ, а «отец ЕГЭ» Болотов много лет возглавлял в «Вышке» Институт образования, пока после выявления “Диссернетом” частично списанной докторской («Теория и практика реформирования педагогического образования в России в условиях социальных перемен») не перешёл на позицию научного руководителя.

Проблематика олимпиад, мягко говоря, содержит субъективизм каждого вуза по каждой олимпиаде, по её наполнению конкретными заданиями и по специфике их проверки. До введения обязательного ЕГЭ при вузовских вступительных экзаменах многие вузы делали свои акценты в экзаменационных билетах, о которые разбивались судьбы сильных абитуриентов, не прошедших подготовительные курсы или репетиторов из этого вуза. Прежде чем расширять вузовскую вольницу с вступительными испытаниями, следует хорошенько поговорить с талантливыми детьми и их родителями на предмет реалистичности поездок по десятку олимпиад в разные города. ЕГЭ, при всей его спорности, реально открывает талантливой молодежи из небогатых семей и небольших городов путь в ведущие российские вузы.

Другой альтернативой ЕГЭ и олимпиадам являются профессиональные экзамены после колледжей (техникумов по терминологии советского образования). Многие ведущие вузы предлагают для выпускников колледжей программы сокращённого на год бакалавриата. Трёхлетняя сокращённая программа после колледжа обычно даёт более толковых специалистов, чем традиционная четырёхлетка после 11 класса и ЕГЭ. Дети после колледжа обычно приходят более подготовленные, нацеленные на конкретную специальность, более мотивированные.

Специализация через колледж де факто характерна для британского образования в последних классах школы. Не секрет, что российские школьники в 10-11 классах, зачастую даже с 9 класса, реально учат 3-4 предмета ЕГЭ, а изучение других предметов имитируют. В Британии признали очевидное, и в последние годы школы официально учат только предметы аналога российского ЕГЭ (A-Level). Британские школьники выпускных классов должны учить три предмета своей будущей специальности и один предмет вне этой специальности. Например, планирующие учиться в бакалавриате на экономистов изучают экономику или бизнес, бухгалтерский учёт, математику, а также физику или химию, или другую естественнонаучную дисциплину. В результате британские высокобалльники знают бизнес и учёт лучше российских выпускников бакалавриата.

Сейчас ничто не мешает родителям и девятиклассникам выбирать колледжи вместо выпускных классов и ЕГЭ, а министерству и вузам увеличить количество бюджетных мест по программам после колледжей. Вот только общество с большим подозрением относится к колледжам, ещё меньше понимая их суть даже по сравнению с болонским бакалавриатом вместо привычного ранее специалитета. Противники колледжей обычно упирают на проблему раннего, осознанного, правильного выбора специальности, по сути, уже в 9 классе, перед колледжем. Хотя есть и аналогичная проблема затягивания выбора специальности зачастую даже до конца чрезмерно унифицированного бакалавриата. Будущие высокобалльники ЕГЭ вынуждены определяться с третьим и четвёртым предметом уже в начале 9-го класса, иначе они просто не успеют познать предметы в части сложных задач и зацепиться за высокие баллы.

Бакалавриат перегружен дисциплинами и учебными материалами

Ректор РАНХиГС Владимир Мау в нескольких интервью говорил о сути современного бакалавриата в его российском исполнении: «Успешные люди работают не по специальности». Такова точка зрения руководителя одного из ведущих российских вузов с президентским статусом. На практике это означает стремление дать в бакалавриате «знания» как можно шире по как можно большему количеству дисциплин. Автор этих строк оканчивал в 1996 году вуз и кафедру, на которой преподаёт в настоящее время (Финансовый университет, Кафедра финансов, ныне Департамент общественных финансов). В выписке диплома 1996 года после пятилетнего специалитета значилось 44 дисциплины с 24 экзаменами и 20 зачётами, а в выписке к диплому 2021 года по той же специализации после четырёхлетнего бакалавриата теперь 50 дисциплин с 30 экзаменами и 20 зачётами.

В погоне за навязанным реформаторами универсализмом бакалавриата и ростом количества дисциплин было ещё кардинально урезано количество часов на дисциплины специальности. Если сравнить количество часов в программах, по которым учился автор этой статьи, с сегодняшним положением дел, то мы увидим, что от года до семестра были урезаны дисциплины: «корпоративные финансы», «деньги, кредит и банки», «налоги», «анализ хозяйственной деятельности». Дисциплины «бухгалтерский учёт» и «статистика» читались два года, а последними министерскими изменениями вообще вычеркнуты из списка научных специальностей. Подавляющее большинство выпуска 1996 года реально могло составить бизнес-план и кредитную заявку, бухгалтерскую отчётность малого предприятия, налоговые декларации по всем налогам, оценить платёжеспособность банка, разобраться с основными параметрами бюджета. Выпускники последних лет, даже с красными дипломами, этого уже не могут.

Выпускники теряются из-за колоссальной перегрузки и количеством дисциплин, и количеством материалов по каждой дисциплине. Раньше лекции конспектировали, и скорость письма задавала разумный предел учебных материалов на каждую лекцию — примерно 2-3 страницы мелким почерком. На смену начитыванию лекций пришёл показ слайдов, которые преподаватели теперь быстро проговаривают, а студенты фотографируют или добывают у предыдущих потоков. На каждую лекцию теперь приходится 25-30 насыщенных слайдов, иногда 45-60, и на студента «выливается» 8-15 страниц текста вместо прежних 2-3, а за семестр по каждой дисциплине получается методичка под 200 страниц. Выучить такой объём к экзамену нереально в принципе, особенно с учётом увеличившегося количества дисциплин при сокращении сроков обучения.

Традиционные лекции окончательно и бесповоротно умерли. Министр науки и высшего образования РФ В.Н. Фальков в первые месяцы пребывания на высокой должности проводил в ведущих вузах совещания на злободневные темы с их онлайн трансляцией. На одном из совещаний он указал на очевидное, что на лекциях отсутствует 90% студентов, включая многих из тех, которые присутствуют на лекциях своим телом, но отсутствуют ментально (цитата не дословная, но отражающая суть проблемы). Современную молодёжь, воспитанную на завлекательной графике компьютерных игр и голливудских фильмов, на лекции не удивишь ничем, даже нобелевским лауреатом или федеральным министром. Поэтому по массовым бакалаврским дисциплинам лекции с красочными слайдами необходимо записывать на видео, дополняя их после серии из нескольких слайдов тестами и другим интерактивом в доказательство просмотра лекции и усвоения материала. Так можно регулировать ещё и предельный объём лекций, и качество учебных материалов, увеличивая при этом количество практических семинарских занятий с большим контактом студентов с преподавателями.

Бакалавриат и болонский процесс пришли в Россию из Западной Европы, но наложились на чисто российское стремление к универсализму. По бакалаврской программе Лондонской школы экономики BSc Finance нет ни огромного количества дисциплин, ни широты универсализма. В лондонском аналоге всего 22 дисциплины, и все с экзаменами, что совершенно случайно почти совпадает с 24 экзаменационными дисциплинами в выписке диплома 1996 года. В лондонской программе нет большого количества дисциплин по выбору с зачётами, которые наши студенты обычно прослушивают (в буквальном, негативном понимании этого слова). Там нет физкультуры, безопасности жизнедеятельности, философии, политологии, психологии, компьютерного практикума с таблицами Excel, псевдоанглийского языка без желания подавляющего большинства студентов его изучать, попытки впихнуть обилие различной математики. Именно на настройке состава и содержания дисциплин выпускники ведущих британских и американских университетов обыгрывают в конечном счёте россиян на финансовом рынке и в каждый кризис.

Платного студента нельзя отчислить и мотивировать к учёбе

Среди преподавателей распространена такая грустная шутка, что за 3-4 двойки на комиссии готовь заявление об увольнении. Не то, что ректоры, деканы или заведующие кафедрами — сплошь с травмированным личными детскими двойками сознанием или принципиальные сторонники либерализма в педагогике. Над руководством вузов висит дамоклов меч зарплатных нормативов двойной средней по региону, которые нельзя выполнить без большого платного контингента. К тому же отчисление 5% или 10% платников поднимает волну «негодования» на различных форумах отзывов о вузах, так что новые платники крепко задумаются над выбором другого вуза. Следует ещё раз повторить, что неизвестно, чего больше боятся руководители вузов: потерь доходов от нескольких платников или волны помоев о вузе в Интернете от этих нескольких отчисленных.

Проблема набора платных студентов трансформируется в проблему категорической неравномерности типичной группы и потока студентов. Среди платников никакого конкурса при поступлении нет вообще – сдал ЕГЭ на минимальные допустимые баллы, и будешь зачислен почти в любой вуз. Даже в ведущих вузах в аудитории одновременно присутствуют высокобалльники ЕГЭ, которые в худшем случае не решили одну задачу повышенной сложности, а также минималы ЕГЭ, не решившие ни одной задачи среднего и повышенного уровня сложности. Этот как в условной молодёжной сборной по футболу на поле одновременно выходят сильные футболисты из ведущих клубов и представители кружков ОФП.

Есть чёткие установки, что образовательная программа и учебные материалы по каждой дисциплине едины для всех студентов, независимо от их способностей и результатов ЕГЭ. Допускаются уровни сложности заданий, условно на тройку, четвёрку и пятёрку, но зацепиться за итоговою тройку по дисциплине можно при решении всего лишь трети самых простых задач. К тому же платникам баллы вынужденно натягиваются до тройки, и через пару сессий они начинают понимать, что тройка им обеспечена почти автоматически, и просто прекращают учиться. На фоне перестающих учиться платников снижаются требования к сильным бюджетникам, которые на фоне бездельников «блистают» даже за счёт умеренных знаний. Пожалуй, чуть ли не единственным примером нормальной обратной ситуации является ПАН-группа экономического факультета МГУ, то есть группа повышенной академической нагрузки, в которую с каждого потока собирают лучших студентов и дают им усложнённую программу (точнее, нормальную по прошлым десятилетиям программу).

Для лучшего понимания этой проблемы следует представить себе какую-нибудь известную коммерческую организацию, которой бы установили норматив доли молодых специалистов-троечников в штатной численности, которых нельзя уволить в течение четырёх лет. В советские времена также существовало понятие «молодой специалист», которому в первые два года работы после вуза давали послабления в требованиях по сравнению с опытными специалистами. Но в нашем утрированном гипотетическом нормативе такой молодой специалист может просто ходить на работу и почти ничего не делать, главное, откровенно не хамить старшим и не мешать работать другим. Или, как если бы 4-5 футболистов серьёзной команды не выкладывались в каждой игре, а просто сидели бы на поле и играли в FIFA в смартфонах.

У студентов нет шансов поменять свой статус с платника на бюджетника, а потому нет мотивации к учёбе. Сильный высокобалльник за счёт своих способностей получает четвёрки без напрягов, а тройки ему всегда поставят просто за посещение занятий и лёгкое списывание на экзаменах. Слабый платник понимает, что никогда не станет отличником, чтобы претендовать на единичные, редко освобождающиеся бюджетные места. Вроде проблему должны решать скидки за обучение, но в погоне за внебюджетными доходами вузы часто дают скидки только на первый курс за приличные баллы ЕГЭ и затем только крайне редким круглым отличникам. Например, в интернете много информации и о самых больших скидках «Вышки» для первокурсников, и о том, как студенты массово слетают со скидок на 2 курсе.

В советские времена из вузов часто отчисляли за академическую неуспеваемость. Например, в 1980-е годы в такие крупнейшие московские вузы, как МАИ или МИСИ, на большинство факультетов можно было поступить с тройками по математике и физике, плюс зачёт по русскому языку. Только после первой сессии отчисляли до трети студентов, а потом — за следующие несколько лет обучения — ещё треть. Отчисление тогда не воспринималось как конец, а понималось как школа жизни, как перезагрузка мозга, с более успешной попыткой продолжить учёбу после перепоступления или восстановления. Из одноклассников автора через отчисления прошли четверо, один из которых окончил вуз на три года позже, а сейчас успешно работает в Сбертехе.

Отчисление трети студентов сразу после первой сессии и трети на протяжении нескольких лет сейчас совсем не обязательно, вполне достаточно отчислять после каждой сессии по одному самому одиозному бездельнику из группы или даже потока, и это более чем взбодрит «болотце» середняков до следующего такого отчисления. Количество студентов, переходящих с платных мест на бюджетные и наоборот, должно быть не исчезающе малой величиной, подобной популяции из «Красной книги», а в обязательном порядке достигать 20% для каждого курса, по принципу перехода футбольных клубов между различными лигами.

Беда с молодыми преподавателями и устремлениями молодых нарастает

Молодёжь – это будущее не только ведущих вузов, но и экономики в целом. Преподаватели могут только задавать векторы этого будущего. Изменения в ЕГЭ, в программах бакалавриата и магистратуры, устремления вузов в международные рейтинги должны работать на успешность российской молодёжи. Но с устремлениями молодёжи есть большие проблемы. Для подтверждения этого разберём ряд показателей из министерского мониторинга эффективности деятельности образовательных организаций на примере Высшей школы экономики, называющей себя флагманом российского образования.

Первый показатель касается молодых преподавателей, к которым относятся кандидаты наук до 35 лет и доктора наук до 40 лет. Их доля в «Вышке» составляет 26%, и этот показатель вдвое больше медианного значения по вузам в целом. В подавляющем большинстве вузов таких относительно молодых преподавателей 12-15%, а больше половины – преподаватели предпенсионного или пенсионного возраста. Через десяток лет преподаватели в вузах, удовлетворяющие критериям по научным степеням и научным публикациям, окажутся в большом дефиците. Как сейчас в российской футбольной премьер-лиге огромный недостаток толковых футболистов с российскими паспортами.

Второй показатель, связанный с молодыми преподавателями, – это удельный вес защитивших диссертации в течение года, и он в «Вышке» составляет всего 0,37%. То есть буквально всего 4 человека из тысячи преподавателей стали за год кандидатами наук, но этот убийственно малый показатель опять же выше медианного. Поскольку три четверти преподавателей в возрасте от 40 до 70 лет, то ежегодно по естественным причинам выбывает в среднем 25 человек из тысячи, а им на смену защищается только 4 человека. «Вышка» выкручивается переманиванием преподавателей из других вузов, но в системе высшего образования в целом количество защит, то есть воспроизводства преподавателей, очень низкое.

Третий показатель указывает на численность магистрантов и аспирантов в общем контингенте обучающихся, упрощённо, в сравнении с бакалаврами. В «Вышке» на магистрантов приходится 25% контингента обучающихся, поскольку в ней самое большое среди российских вузов количество бюджетных мест в магистратуре – 2443 (при 2400 бюджетных местах на 1 курсе бакалавриата). Медианное значение по системе высшего образования составляет 15%, поскольку большинство вузов имеет в разы меньше бюджетных мест в магистратуре, даже с поправкой на размеры вуза и количество бакалавров. В «Вышке» на аспирантов приходится только 3% обучающихся, что примерно равно медианному значению по всей системе высшего образования. И это в вузе – флагмане болонской двухуровневой системы высшего образования, с самыми распиаренными магистратурой, аспирантурой и научной деятельностью!

Четвёртая группа показателей отражает международную мобильность студентов. Из российских студентов «Вышки» прошли обучение в зарубежных вузах в течение хотя бы семестра всего 1,36%, а студентов иностранных вузов приехало в «Вышку» хотя бы на семестр 1,06%, плюс 3,6% иностранных студентов учатся в «Вышке» постоянно. То есть всего один студент из 100 из числа россиян съездил на короткое обучение за рубеж, а остальным 99 международная мобильность, международные рейтинги либо не важны, либо они просто не тянут требования такой международной мобильности. И это во флагманском вузе российского «Проекта 5—100», по которому предусмотрено попадание не менее пяти наших вузов в первую сотню международных рейтингов.

Одной из национальных целей развития в соответствии с июльскими (прежде — майскими) Указами Президента является вхождение в мировую десятку по качеству образования и по научным разработкам. Чтобы устойчиво в будущем присутствовать в десятке, молодёжь должна активно стажироваться в ведущих зарубежных вузах и затем идти в аспирантуру. В зрелом возрасте объяснить условия международной конкуренции и научить в таких условиях работать — почти невозможно. Это, как если бы юношеские и молодёжные составы клубов российской футбольной премьер-лиги и сборных не проходили бы через постоянные зарубежные сборы, товарищеские матчи и международные чемпионаты, а потом бы уже зрелых футболистов в возрасте за 30 вдруг бы выпускали не международную арену.

Причинами нежелания молодёжи идти в аспирантуру и в преподаватели являются адские требования к обучению в аспирантуре и к защитам диссертаций. На стипендию аспиранта даже не прокормиться, поэтому немногие фанаты учёных степеней вынуждены одновременно учиться в аспирантуре и работать. Под флагом борьбы за чистоту научных рядов (против плагиата и за научную новизну) значительно усилили требования к текстам диссертаций, к количеству публикаций, ввели много дополнительных проверок и бюрократии. Ещё в 1990-е и 2000-е годы для толковых аспирантов было реально защититься в течение третьего года обучения в аспирантуре, а теперь научных руководителей официально премируют в случае успешных защит их аспирантов через год после окончания аспирантуры. “Диссернет” в принципе правильно вычищает научные ряды от откровенных плагиатчиков и махинаторов, только огромным побочным эффектом его активности стало падение престижа защит диссертаций и рост бюрократии защит.

Подводя итоги, следует отметить, что упрощение решения только до необязательности или отмены ЕГЭ точно не улучшит, а скорее, окончательно развалит российское школьное и высшее образование. Сведение дискуссии о судьбах образования и молодёжи до одного простого решения вуалирует множество других, более важных проблем российского образования. Это как сведение всего инструментария регулирования экономики исключительно к проблематике ключевой ставки Банка России, её отмены или альтернативы в виде средних ставок крупных банков, или как сведение всей проблематики российского футбола и спорта в целом исключительно к лимиту на легионеров в российских клубах и к количеству клубов премьер-лиги.

Заставка:  pixabay  

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.