Сатори долга США



Почему доллар всё ещё остаётся мировой валютой?

«Quo usque tandem abutere, Catilina, patientia nostra?»  Cicero

«Доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением?»  Цицерон

На днях российские и зарубежные критики США отметили важное, с их точки зрения, событие — отношение федерального долга Соединённых Штатов превысило размер их прошлогоднего национального ВВП, который потерял из-за COVID-19 3,5%, на исторически рекордную величину, 36,33%. Позади остался даже послевоенный 1946 год, когда этот самый ВВП рухнул вообще на 11,6%, оказавшись меньше госдолга на 20%. Правда, шквала комментариев типа: «Доллар всё!» и «Завтра Америка рухнет!» — по данному поводу не возникло. Даже после того, как в Белом доме озвучили новую «программу поддержки экономики» от Байдена на 2,3 трлн долл. нового долга, вдобавок к уже потраченным 1,9 трлн.

Все давно привыкли к тому, что применительно к американской экономике и к американской валюте крики «Волки! Волки!» отнюдь не влекут за собой тех катастрофических последствий, которые неизбежно возникли бы в результате появления настоящих «волков». Вопрос тут не только в том, какие они, настоящие «волки», для доллара, но и в том, насколько у критики глаза велики, что она способна принимать за «волков» не только крыс, но даже мышей по причине общего для всех этих животных серого окраса шерсти.

Насколько обоснованы популярные тезисы о том, что Соединенные Штаты безнадежно должны всему миру, а потому обязаны поумерить свой пыл на международной арене и отказаться от претензий на роль «исключительной нации», в том числе — по отношению к России? Или уже менее, но всё еще популярные противоположные тезисы, что «Америка должна сама себе», что она «когда угодно может включить печатный станок долларов и выплатить ими свой долг»? Что так долго держит доллар и Америку на плаву?

Отвечая на эти вопросы, надо сказать, само сопоставление федерального долга США с объёмом их ВВП не имеет сколько-нибудь объективного финансово-экономического смысла. Впрочем, не имеет такого смысла и сам показатель ВВП, включающий в себя денежный эквивалент всех произведенных на определённой территории за определённый период товаров и услуг — независимо от того, кто и каким образом был их собственником-производителем.

При этом почти не скрывается, что показатель ВВП был специально разработан для маскировки деятельности, доходов и прибылей крупных «транснациональных» компаний (ТНК) и всей системы «глобального рынка». С той же целью была придумана система финансовых офшоров, валютных «ножниц» и прочего «нового платья короля». Самих США всё вышеперечисленное касалось и касается в гораздо меньшей степени и даже наоборот, чем, скажем, это касалось и касается Китая и России. Но всё же касается. Те, «кому надо», знают это и в Пекине, и в Москве, и в Вашингтоне. Потому и ведут себя соответствующим образом, который для сторонних наблюдателей иногда кажется парадоксальным и даже необъяснимым.

Впрочем, и это — лишь во-первых. А во-вторых, сами по себе показатели федерального долга или внешнего долга — величины векторные, суммарные за всё время, и сравнивать их имеет смысл только с такими же векторными величинами. А показатель ВВП — величина скалярная, не суммируемая по годам. Поэтому, пытаясь сопоставить её с векторной величиной федерального долга, мы, образно говоря, путаем тёплое с мягким. С величиной ВВП можно сопоставлять разве что рост долга, его первую производную, а вот общий долг следует сопоставлять с показателем national assets, т.е. национального богатства, национальных активов. Кстати, и насчет реальной эффективности той или иной экономики в этом случае может наступить просветление. Сатори, так сказать.

Если заглянуть на неофициальный, но, тем не менее, никем не оспариваемый «счётчик долга» США, то можно обнаружить там не только сумму американского федерального долга (U.S. national debt) в указанные 28,09 трлн долл., но и втрое большую сумму общего долга (U.S. total debt), включающего долги муниципалитетов, корпораций и домохозяйств, — 85,65 трлн долл., а также сумму федерального внешнего долга (U.S. debt held by foreign countries) — 7,13 трлн долл., и — внимание! — показатель национального богатства США (U.S. national assets) размером в 160,83 трлн долл. Дальнейшие точные вычисления с помощью калькулятора можно производить самостоятельно, однако и без них понятно, что России (а также остальному миру) придётся выслушивать американские претензии на исключительность ещё достаточно долго: минимум 75-80 трлн долл.

Заставка: zavtra.ru

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.