Стратегическое партнёрство Белоруссии и Китая – есть ли подвох?



Игорь НОВИЦКИЙ

«Железное братство и всепогодное сотрудничество»

Белорусско-китайские отношения можно охарактеризовать как «железное братство и всепогодное сотрудничество», сказал в октябре 2020 года Александр Лукашенко.

На фоне событий последнего полугода такие эпитеты не кажутся чем-то удивительным. Пекин первый поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах в августе прошлого года и неоднократно заявлял, что поддерживает усилия официального Минска «по защите национальной независимости», выступая против вмешательства извне во внутренние дела Белоруссии.

КНР, как и Россия, была одной из немногих стран мира, которая встала на сторону белорусского президента. Об этом А. Лукашенко в очередной раз сказал на Всебелорусском народном собрании 11-12 февраля.  Он особо подчеркнул стратегический характер партнёрства с Пекином. «Сотрудничество с Китаем стало одной из причин атаки Запада на Белоруссию в конце прошлого года, но нас это остановить не должно», – отметил белорусский президент.

Белорусско-китайские отношения за последние годы превратились в одно из ключевых направлений внешней политики Минска. Особенно это стало заметно после государственного переворота 2014 года на Украине. Белоруссия интересна Пекину как один из элементов движения китайских товаров в Европу в рамках мегапроекта «Один пояс, один путь». В Минске же рассматривают возможность не только заработать на экономической экспансии КНР, но и получить козыри в продолжающихся годами переговорах с Москвой. Со временем стало очевидно, однако, что играть с Пекином не на его условиях практически невозможно, и многое из того, на что рассчитывали в Минске, осталось на бумаге.

В своём стратегическом партнёрстве с КНР Белоруссия всегда ставила на экономику. В некоторых случаях Минску удалось получить определённый положительный результат, хотя полностью белорусско-китайское торгово-экономическое сотрудничество себя не оправдало.

При финансовой поддержке китайских банков в Белоруссии реализуются или уже реализованы более 30 крупных проектов в области транспорта, энергетики и промышленности на сумму около $ 8 млрд. Китай стал одним из основных торговых партнёров республики. Правда, к 2020 г. на долю КНР приходилось всего 2 % белорусского экспорта и 9,65 % импорта. Основной статьёй белорусского экспорта являются минеральные удобрения. У Белоруссии отрицательное торговое сальдо с Китаем (на 2020 год  $ 2,5 млрд). Для сравнения: с Россией у Белоруссии отрицательное сальдо $ 2,8 млрд, но на Россию приходится почти 50 % белорусского товарооборота.

Торговые отношения с Китаем не вдохновляют белорусских экономистов, но не смущают идеологов, которые рассчитывают в обозримом будущем нарастить товарооборот с КНР.  Официально это делается в целях диверсификации внешней торговли и снижения зависимости от РФ.

Китай за последние годы стал одним из основных кредиторов Белоруссии (после России). К 2019 году Минск привлёк из КНР около $ 3,6 млрд, или 18 % всех заимствованных республикой средств. Именно Китай, а не Россия участвовал в строительстве индустриального парка «Великий камень», который официальный Минск нередко называет своей визитной карточкой. КНР помогла также Белоруссии стать страной, производящей легковые автомобили (завод «БелДжи», где около 40 % принадлежит китайцам).

К числу основных причин укрепления белорусско-китайских отношений относится и сотрудничество в области ВПК (участие китайской стороны в создании белорусской РСЗО “Полонез”).

Были в Белоруссии и провальные проекты с участием Китая; можно вспомнить проблемы с поставками оборудования на Минскую ТЭЦ-5, недостроенный китайцами завод беленой целлюлозы в Светлогорске. Однако важнее сфера политики. Здесь Минск хочет видеть в Пекине не просто партнёра, а своеобразный противовес и России, и странам Запада.

Ещё в период противоречий, возникавших между Минском и Москвой в 2008-2010 годах, Белоруссия активно привлекала к сотрудничеству китайских партнёров, стремясь заменить ими Россию. Примером может служить соглашение  «О финансовом сотрудничестве в приватизации и привлечении китайских инвестиций в Белоруссии в 2011–2013 годах», согласно которому Пекину предоставлялись условия не менее льготные, чем РФ в рамках Союзного государства.

В мае 2015 года состоялся визит в Минск председателя КНР Си Цзиньпина, подписавшего с Александром Лукашенко Договор о дружбе и сотрудничестве. В сентябре 2016 года белорусский лидер побывал в Пекине, результатом чего стала договорённость об установлении «доверительного всестороннего стратегического партнёрства и взаимовыгодного сотрудничества». Подобный уровень отношений Китай ранее поддерживал лишь с Россией, Великобританией и Пакистаном.

С этого момента в глазах белорусского руководства Пекин окончательно превратился в одного из важнейших защитников существующего в республике положения вещей. В Белоруссии считают, что достигнутый уровень двустороннего сотрудничества стал возможен лишь благодаря личным отношениям Лукашенко и Си Цзиньпина. Об этом в начале февраля заявил первый заместитель премьер-министра республики Николай Снопков: «Белоруссия и Китай установили стратегическое партнёрство благодаря дружбе лидеров двух стран и искренности».

Приоритетность отношений с Китаем стала для официального Минска ещё более значимой после того, как Пекин поддержал Лукашенко во время президентских выборов 2020 года. Фактически только Россия и Китай не позволили Белоруссии оказаться в международной изоляции.

Вместе с тем в белорусской столице, стремясь заручиться поддержкой Китая, видимо, предпочитают не задумываться о том, что КНР обратила особое внимание на Белоруссию не потому, что видит в ней серьёзного торгово-экономического партнёра, а в силу сложившейся в Восточной Европе геополитической обстановки. Из-за проблем на Украине Пекин был вынужден пересмотреть планы прокладки своего транспортного пути в Евросоюз, сделав упор на Белоруссию. Кроме того, стабильность, о которой так много говорят в Минске, является для Китая дополнительным стимулом поддерживать существующее в республике положение вещей. Пекину нужна спокойная площадка для экспансии на рынки ЕС и ЕАЭС.

Нельзя отрицать и того, что Белоруссия имеет для КНР определённое значение с точки зрения конкуренции на постсоветском пространстве с РФ. Постепенное расширение своего влияния в РБ вполне может быть использовано Пекином как инструмент в переговорах с Москвой в областях, далёких от белорусских проблем.

Белорусско-китайские отношения действительно можно назвать стратегически важными для обеих стран, но считать, что Белоруссия сумеет заменить ими своё партнерство с Россией, нельзя.

Источник: fondsk.ru

 

Заставка:  ru.wikipedia

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.