Власть проигрывает битву за умы



Сразу ряд индикаторов говорит о том, что массовое сознание в России претерпевает глубокую трансформацию. Это может серьезно повлиять на будущее страны.

Александр Желенин, журналист ИА «Росбалт»

Информационная революция последнего десятилетия, благодаря которой интернет вытесняет из информационного пространства подконтрольные властям телеканалы, совпала с непрерывным падением доходов большинства россиян, продолжающимся последние пять-шесть лет.

Широкое проникновение интернета в общество, конечно, не означает, что российская власть отдала его на откуп оппозиции. Напротив, большая часть контента русскоязычного сегмента всемирной сети отражает прокремлевскую позицию. Просто интернет так устроен, что здесь, в отличие от отечественного телевидения, не может быть полной монополии государства.

 В условиях информационной конкуренции и реального падения уровня жизни большинства граждан власть начинает проигрывать борьбу за умы. Что и продемонстрировал фильм Алексея Навального о «дворце Путина», который набрал уже больше 110 миллионов просмотров. Интернет меняет видение мира россиянами, и это важнейший фактор нынешней жизни.

Власть практически всегда занималась формированием нужной для нее пропагандистской картины. Но инструменты воздействия на сознание людей раньше были другими. В дореволюционной России этим занимались помещики и священники. По мере необходимости развития народного образования к ним добавились школьные учителя. Конечно, некоторые из них придерживались довольно прогрессивных по тем временам взглядов, но в большинстве своем педагоги до революции и после нее несли детям не только знания, но и правильную (на тот момент) официальную идеологию.

В советские годы эту задачу решали уже не только преподаватели, но и деятели культуры. Технически это делалось тогда посредством газет, книг, радио, а затем телевидения. Когда в конце 70-х — 80-е годы XX века телевидение пришло практически в каждый дом, оно стало абсолютным монополистом в распространении официальной информации.

Путин, как мы помним, придя к власти в 2000 году, сразу же поставил под контроль основные федеральные телеканалы, а затем постепенно и все остальное ТВ. Потому что четко понимал — кто владеет телевидением, тот владеет страной. Именно телевидение создавало все 20 лет его правления нужную ему картину мира россиян. Эта картина могла быть фрагментарной, но центральное место в ней занимала фигура верховного правителя (царя-президента).

Во второй половине 1980-х годов роль такой центральной фигуры в российском массовом сознании была иронически сформулирована Леонидом Филатовым в его знаменитой сказке «Про Федота стрельца-удалого молодца». Бояре, генералы сколько угодно могут быть жуликами и ворами, дураками и мерзавцами, но есть нечто прекрасное и незыблемое, что придает прочность картине мира обыкновенного российского человека. Это фигура верховного правителя, который, не покладая рук, заботится о вверенных ему подданных: «Утром мажу бутерброд / Сразу мысль: а как народ? / И икра не лезет в горло, / И компот не льется в рот».

Читая эти строки в горбачевскую эпоху, позднесоветский человек от души хохотал над образом филатовского царя. Но, как выяснится позже, весело ему было не оттого, что он окончательно распрощался с монархическим сознанием, а потому что тогдашний «царь» (генеральный секретарь ЦК КПСС) в его представлении был не настоящим, а поддельным. В 1990-е годы правление президента Бориса Ельцина убедило постсоветского человека в этом еще больше. «Царь» опять оказался «ненастоящим». И вот с пришествием Путина в 2000-е годы народ, как ему показалось (и как его ежедневно убеждало телевидение), получил наконец настоящего царя-президента, который и в самом деле весь в мыслях о простых людях…

Еще несколько лет назад я сам не раз утверждал, что власть в России может измениться, если изменятся телеканалы, а телеканалы могут поменяться, если изменится власть — получался замкнутый круг. То, что с развитием интернета информационная монополия государства постепенно начала размываться, стало понятно в 2014–2015 годах. Но тогда в связи с присоединением Крыма к России и войной в Донбассе этот факт был погребен под валом пропаганды невиданного масштаба. Однако процессы информатизации, цифровизации российского общества все эти годы продолжали идти с неуклонным ускорением.

После публикации фильма Навального выяснилось, что мы оказались в другой стране. Конечно, не все так просто. Процессы в массовом сознании, как и в голове каждого отдельного человека, идут не так уж быстро. Фильм посмотрели еще не все, а от тех, кто его видел, не стоит ожидать, что они тут же дружно хлопнут себя по лбу и скажут: «Надо же, вот как на самом деле! А мы-то думали! А нас обманывали!»

Обычный человек с огромным трудом расстается со своими иллюзиями, с аккуратно выстроенной в его голове и удобной для него картиной мира. Если вот так сразу признать, что «царь не настоящий», а только им притворяется, как тогда жить? Однако, как говорил последний генеральный секретарь ЦК КПСС, «процесс пошел»… Для наступления настоящих перемен совсем не обязательно, чтобы в «правильного царя» перестало верить большинство. Достаточно, чтобы эту веру отбросили некоторые значимые слои населения. Например, жители столиц и крупных городов, молодежь, женщины.

И вот тут социология тоже улавливает сегодня очень серьезные подвижки. Достаточно напомнить, что детонатором массовых протестов, прокатившихся по стране 23, 31 января и 2 февраля, стали события вокруг одного-единственного, пусть и достаточно известного политика. Причем, как показали опросы, проведенные среди протестующих группой социального антрополога Александры Архиповой, большинство из вышедших на улицы недовольны не только отравлением и арестом Навального, но и положением дел в стране в целом.

Невиданным доселе явлением оказалась география протестов — более чем сто городов России, включая средние и даже небольшие. Важным индикатором радикализации общества стал резкий прирост числа тех, кто участвовал в митингах впервые. По данным группы Архиповой, на акциях 23 и 31 января этот показатель в Санкт-Петербурге составил 47%, а в Москве — 38,7%. Даже в митингах 2012 года число новичков был значительно ниже. И это при том, что тогда эти мероприятия согласовывались с властью и проходили без полицейского насилия.

Также выросло число молодых участников протестов. Причем вовсе не несовершеннолетних, как утверждают пропагандисты (митингующих моложе 18 лет было всего 1,7% — 1,8% от общего числа участников), а именно молодых. Группа тех, кому от 18 до 35 лет, на митингах в Москве составила 66,3%, а в Петербурге — 75,5%, то есть абсолютное большинство. А за кем молодежь, за тем и будущее.

Еще один важный показатель — участие в протестах женщин. Дело в том, что резкое увеличение их активности в антиправительственных выступлениях всегда было характерным признаком радикализации общества в целом. Так вот, по данным Архиповой, если в конце 2011 года на первом митинге в Москве против фальсификаций на парламентских выборах было 35% женщин, то среди участников несанкционированных (подчеркнем это) уличных акций 23 и 31 января женщин было уже до 45%, то есть почти столько же, сколько мужчин.

И, наконец, вопрос о репрессиях. С 1905 по 1912 годы монархическая власть в Российской империи куда более жестоко подавляла участников революционных движений (см., например, Ушерович С. С. Смертные казни в царской России. — Харьков, 1933). Только за эти семь лет, по подсчетам участников событий и историков, в полицейских участках и тюрьмах были забиты до смерти или доведены до самоубийства около 40 тысяч человек. Понятно, что нынешний полицейский произвол, как бы жесток он ни был, не идет ни в какое сравнение с тем, что творилось больше ста лет назад. Однако, как мы знаем, никакие репрессии царский режим не спасли — он рухнул просто потому, что его время пришло.

Александр Желенин

 

Источник: rosbalt.ru

 

Заставка:  pixabay

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.