Родом из детства



всё то, что со мной происходило в жизни, так или иначе было связано с Джигарханяном

Кажется, что он был со мной всю жизнь. Да что «кажется» – именно так и было. Практически, сколько помню себя, он был неотъемлемой частью моего мира; возможно, не самой главной и важной, но постоянной и неизменной. Теперь его нет, и не осталось больше людей, чье присутствие я ощущал почти пятьдесят лет.

Очень странно он вошёл в мою жизнь. Странно и, возможно, не совсем обычно. Мне было лет пять, и на экране черно-белого “Темпа” я увидел четырёхсерийный детектив «про чекистов» (так мне тогда казалось) “Операция “Трест”. Этот, ныне несправедливо забытый телефильм, рассказывающий о знаменитой спецоперации ОГПУ, мне, непоседливому мальчишке из коммуналки с МХАТовского проезда тогда показался скучным и неинтересным. Но запомнился один герой. Чекист. Уверенный, сильный и невероятно обаятельный. А может, запомнилось непривычное детскому уху его имя – Артур Христианович Артузов. Этого чекиста играл Армен Джигарханян. Так я увидел его впервые.

Удивительно, но второй раз я увидел Джигарханяна в 75-м и не в сверхпопулярных “Новых приключениях неуловимых”, и не в феерично-бурлесковой “Здравствуйте, я ваша тетя!”. А был удивительный и совсем не детский фильм “Когда наступает сентябрь”. Это случилось в кинотеатре “Зарядье” – полуподвальной роскоши ныне снесенной гостиницы “Россия”, куда мы случайно забрели с гостившей тогда в Москве моей тетей, страшной любительницей кино. История пенсионера-ветерана из армянской глубинки, приезжающего в Москву, чем-то перекликается с более поздней михалковской “Роднёй”, но без надрыва, слез и истерик, а с немыслимым, искрящимся жизнелюбием: «Через час приходи в гости шашлык кушать и вино пить! И вы все приходите мои соседи дорогие! Это же все для вас!» После этого фильма я запомнил Джигарханяна навсегда.

Дальше  – новые фильмы, которые появлялись на экранах чуть ли не ежемесячно, и казалось журнал «Советский экран» пишет исключительно о Джигарханяне. Хорошие и плохие, запомнившиеся на всю жизнь и ускользнувшие из памяти; детективы, комедии, мелодрамы  – невообразимое разнообразие жанров: “Бриллианты для диктатуры пролетариата”, “Одиннадцать надежд”, “Премия”, “Приехали на конкурс повара”, “Рудин”, “Собака на сене”. Походы в кино как праздничный ритуал, и Джигарханян-актёр был почти обязательной частью этого ритуала.

Другие его фильмы пришли позднее. Сейчас это может показаться путеводителем по старой, ныне несуществующей Москве моего детства, но факт остается фактом. Прогуливая уроки в начале 80-ых в “Кинотеатре повторного фильма” совершенно случайно открыл для себя “Здравствуй, это я!” – первый звёздный фильм Джигарханяна, за которым стояло участие в Каннском фестивале 1966 года. В “Рекорде”, расположенном под трибунами стадиона им. Ленина, мне выпало счастье первый раз увидеть один из главных фильмов “Арменфильма” – “Мужчин” Эдмона Кеосаяна, которым в Ереване лет пятнадцать назад поставили памятник. В “Темпе”, на Беговой, напротив московского ипподрома, я наткнулся на немыслимый “Белый взрыв” – фильм Станислава Говорухина 1969 года, кажется, лучший из фильмов о войне, который мне доводилось увидеть.

А время шло и вышло так, что всё то, что со мной происходило в жизни, так или иначе было связано с Джигарханяном. Кажется, что его хриплый голос озвучивал и комментировал ту безалаберную разношерстность событий, происходивших со мной. Он всегда был где-то рядом – с интеллигентным прищуром и крестьянской кряжистостью. Большой и коренастый – дух Земли. Как описал героя Джигарханяна в теледетективе “Профессия – следователь” случайный свидетель: «И вообще он человек сильный. Плечи у него крепкие. Спина такая – широкая, ее даже пиджаком не скроешь».

А фильмы его менялись – время такое. Что тут сказать, если на фоне большинства его работ, “Бандитский Петербург” выглядел шедевром. А Джигарханян, собственно, и не скрывал особенно, что большинство его киноролей последних десятилетий – вопрос заработка, мера вынужденная и, что уж там говорить: «профессия такая». Но оставался он этаким неизменным Санчо Панса – хитрованом и жизнелюбом, которого злые языки пытались выставить этаким «сумасшедшим стариком».

Но и это пройдет. И забудется, как и многое, – возможно и крайне важное. Но то, что останется – останется со мной. И Левон Погосян из “Когда наступает сентябрь” ласково прикоснется к моему плечу и успокоит голосом Джигарханяна: «Посидим под деревом, выпьем вина и вспомним, да? Нам есть, что вспомнить».

Фото: кадр из фильма “Белый взрыв”

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.