Красный угол



Сталин, в ризах образа…

Идёт война народная, 

Священная война… 

В 50-е годы прошлого века, уже после Отечественной войны, в одном из сёл под Саратовом я собирал материал к картине “Земля опалённая”. Подружился с местными крестьянами, часто бывал у них в избах. И даже написал целую серию этюдов их быта. Часть раздарил, часть осталась у меня. Образ тракториста из этого села — ветерана Отечественной войны — и стал центральным образом картины.

Не так давно, наводя порядок на полке этюдов, я наткнулся на эту серию. Я её никогда не выставлял, как бы забыл. И вот передо мной маленький, обычный этюд фрагмента интерьера одной из изб этого села. Очевидно, типичный, ведь я ранее его никак не выделял.

На этюде — просто изображение красного угла избы. Просто? Нет! Сегодня вдруг увидел этот этюд глазами нашего времени. И он меня поразил простотой и ясностью выражения миропонимания обычных людей той послевоенной эпохи.

Вроде ничего необычного для тех дней: окно, стол, цветы в горшках и, естественно, иконостас в красном углу. И вдруг там же оказался и плакат со Сталиным! И не просто Сталин — здесь он с поднятой рукой и помещён так, что эта рука как бы утверждающе направлена на иконостас…

Этот тогда случайный бытовой этюд ныне я воспринял совсем по-иному. В нём проявились не только естественная повседневность тех лет, но и понимание жизни в нашей стране, которое в этом этюде оказалось остро, неожиданно и парадоксально для сегодняшнего дня выражено. Этот этюд оказался для меня поводом для серьёзного раздумья о понимании сути жизни людьми того мира, того времени — военных и послевоенных лет. Простыми сельскими людьми. Людьми, победившими фашизм.

А может, этот образ как символ жизненных связей относится не только к тем годам, но и к нашему современному пониманию и Отечественной войны, и всей истории нашей Родины? А может, и мира?

Красный угол в избе поволжского села тех далёких лет с иконами и плакатом со Сталиным — это тогда не удивляло. Село жило дружно, в крепких избах, плакаты о сельском труде и праздниках были повсеместно. Но в этом красном углу был плакат не просто со Сталиным, а именно с жестом утверждения. И случайно ли именно так он был повешен хозяевами — с рукой, утверждающе поднятой к иконостасу?

 А может, этот красный угол отразил отнюдь не случайность, а понимание страны и мира людьми, прошедшими Великую Отечественную войну? Понимание не просто роли Сталина и роли нашей традиционной веры, но их связи в священной войне?

Да, такое понимание было и есть — наперекор многому. И нам, сегодняшним, нужно уметь видеть многосложность судеб страны и истоки наших побед.

Вот стихи Константина Симонова о той эпохе:

Ты помнишь, Алёша, 

дороги Смоленщины… 

Слезами измеренный 

чаще, чем вёрстами, 

Шел тракт, на пригорках 

скрываясь из глаз: 

Деревни, деревни, 

деревни с погостами, 

Как будто на них вся Россия сошлась, 

 

Как будто за каждою русской околицей, 

Крестом своих рук ограждая живых, 

Всем миром сойдясь, 

наши прадеды молятся 

За в бога не верящих внуков своих. 

Не верящих? Однако эта война ведь неслучайно была названа священной. Она такой была для всех. Недавно вышел сборник “Война и вера” с очень интересными воспоминаниями участников Отечественной войны. Письма о вере в Бога, помогавшей на фронте. А остальные что, были действительно ни во что не верующими? Теоретиками? Глубоко изучали теоретические труды Маркса и Ленина?.. Нет, они просто верили! Именно верили в идею, которую осознавали как путь к созданию более человечного общества — общества справедливости. Верили в идею, возвышающую человека над повседневностью. Прошлое и настоящее России были в этой вере. За неё и на смерть шли, как Зоя Космодемьянская, Виктор Талалихин, Николай Гастелло и многие, многие другие.

А может, в этом красном углу обычной крестьянской избы явно не специально, явно даже для самих хозяев неожиданно было ярко, звонко выражено единство этих двух вер? Точнее — слитность их в единой вере. Ведь жизнь именно за это отдавали.

Признаюсь, я только сейчас увидел суть содержания этого этюда, и в эпоху разгула русофобии, советофобии это потребовало осознания.

А какую роль в этом единстве играл сам Сталин? Почему он остался в сознании людей как символ этого единства? Ведь тот красный угол чётко выразил именно это. И “Бессмертный полк” делает то же.

Да, к поражениям начала войны и Сталин имеет прямое отношение. Да, подспудно продолжалась Гражданская. Да, жизнь была предельно противоречива. Но почему же в сознании народа — тех же крестьян в поволжском селе, крестьян, ставших солдатами и офицерами Отечественной, — осталось не всё это, а роль Сталина как вождя, как символа объединения народа в борьбе и победе в невероятно тяжёлой, именно священной Отечественной войне? Символа нашего единства, символа Победы!

Тот день настал. Исполнилися сроки. 

Земля опять покой свой обрела. 

Спасибо ж Вам за подвиг Ваш высокий, 

За Ваши многотрудные дела. 

 

Спасибо Вам, что в годы испытаний 

Вы помогли нам устоять в борьбе. 

Мы так Вам верили, товарищ Сталин, 

Как, может быть, не верили себе. 

Это замечательный поэт Михаил Исаковский, строки которого ясно выразили веру в объединяющую, а не разъединяющую наш народ роль Сталина в Отечественной войне. Роль действительно мудрого главнокомандующего, который сумел, несмотря на все ошибки, возглавить наш народ и этим помог ему выстоять и победить. Народ именно так его понимал. И красный угол в поволжской крестьянской избе зримо выразил именно это.

Да, время было сложное. Однако в сознании как крестьян и рабочих, так и интеллигенции не было никакого противоречия в единстве двух вер. Социализм был тогда не догмой, а верой, именно верой в справедливое общество и возможность своими руками строить такое общество, где главное — человек, а не деньги. В это верили. И никакие гулаги не смогли здесь помешать, народ не распался на враждебные сообщества. Да и неслучайно: уже были и бесплатное образование, и бесплатные поликлиники для всех, и доступные квартиры, скорее, по потребностям, чем по заслугам.

Конечно, нигде нет и не было общества сплошной справедливости. И сегодня нет. Не ангелы мы. Но и не деньги были богом. Труд! И — вера!

Вера в возможность создания подлинно человечного общества, вера в то, что можно к этому стремиться и для этого что-то делать своими руками. И в песнях об этом пелось. И в это верили. Верили! И так ли уж это всё не было в душах людей связано с нашей традиционной верой? Скорее, всё сходилось. “Сход” — наша традиция. Верили! Именно яростно верили — и действовали. Иначе заводы, эвакуированные с запада страны, не сумели бы к концу войны выпустить больше танков и самолётов, чем объединённая Гитлером против нас Европа. Ведь на нацистов работали заводы не только в Германии, но и в Чехии, Франции, Австрии, Швеции и так далее. И отнюдь не “безграмотные работяги” в русских полях на голом месте возрождали цеха и заводы. Это не только бабы и детишки, но и высокопрофессиональные инженеры и рабочие. Это делали не деньги. Это был народ, объединённый верой.

Да, в бой шли с именем Сталина, однако он сам в разговоре с сыном, показывая на портрет со своим изображением, говорил: “Сталин — это не я, Сталин — это он”. В бой шли не за личность — за идею, за веру свою. Вера в возможность не просто победы над фашизмом, но в возможность создания подлинно человечного общества.

Сталин был не просто главнокомандующим, реально возглавлявшим армию, борющуюся с нацизмом-гитлеризмом за спасение своей страны. Он сумел стать началом, объединяющим народ, и его имя стало символом этой борьбы.

Я — участник Великой Отечественной войны. И очень ясно понимаю правду, сложную правду той нашей веры. Без объединяющего начала ни народ, ни армия не выдержали бы того гигантского напряжения, которое потребовалось, чтобы выстоять. И плакаты в красных углах изб, естественно, вешали не по приказу.

Однако этот этюд напомнил и о другом. Сегодня не просто на Сталина, но именно на эту веру льют много грязи. Да, мы знаем, был ГУЛАГ. Да, не затухла ещё Гражданская война. Брат на брата! Ненависть! И этим тёмные силы — очень разные — пользовались и в советские годы, и будут, несомненно, пользоваться сегодня.

Невероятную ложь можно встретить, например, даже в “Литературной газете”. Вот номер от 23–31 декабря 2019 года. Психолог-политолог Гозман спокойно пишет в статье “Нельзя поклоняться дьяволу”, что Сталин не имеет отношения к Победе над гитлеризмом, а войну выиграли простые люди, такие как деды Гозмана. А главнокомандующий и его маршалы и генералы тут ни при чём — плохие, мол, менеджеры, “мешали нам только, а потом на Мавзолей полезли”. Стыдно за газету, опубликовавшую это дикое невежество и подлость.

Так где же истина нашей истории — у Гозмана или у крестьян на Волге? Ответ очевиден. Но это не хотят признавать люди, мыслящие как гозманы. Их советофобия, слившаяся с русофобией, — огромная опасность для страны. А их позиция — подлость чёрной лжи.

Народ, который позволяет унижать себя, свою историю, — под угрозой распада. Может быть, некоторые и ведут нас к этому? Распада СССР им мало?

Именно поэтому и именно сегодня я обострённо увидел историческую правду России, отражённую в этом маленьком случайном этюде, сделанном после войны в обыкновенном поволжском селе.

Да, бой за сохранение Отечества всё ещё продолжается. Я верю: правы крестьяне этого села и прав Никита Михалков, ведя ныне “бой с бесами”, чтобы не дать разрушить духовное единство нашего народа.

Единство было в душах людей! И об этом именно сегодня стоит задуматься и понять, что этот красный угол не случайность, а выражение миропонимания самого народа. Дело тут не просто в личности главнокомандующего. Этот красный угол — о единстве двух вер, а по сути — о единой вере. И это было явлением массовым — всенародным.

Тот, кто этого не видит, не понимает, никогда не поймёт простой правды: разорённая невероятным нашествием, потерпевшая серьёзные поражения в начале войны, противостоявшая экономике всей Европы, наша страна не только выиграла Отечественную, но, несмотря ни на что, не потеряла и цвет своей трудовой и научной силы — иначе бы не возродилась. Взлёт культуры, искусства после Отечественной войны, как и выход впоследствии в космос первыми в мире, отнюдь не были случайностью. Всё взаимосвязано. Не деньги это сделали, а духовное единство народа.

И тот случайный этюд сегодня я осознаю как неслучайный. В нём глубокая правда эпохи! Без объединяющей веры жить и побеждать любому народу невозможно. Русскому — особенно. Этюд — именно об этом.

Здесь правда войны Отечественной — священной войны. Её так понимал народ. И это не ушло для нас в прошлое — “Бессмертный полк” и сегодня объединяет миллионы людей, наших людей. Осталась память. Должно остаться и понимание!

Да, этот маленький этюд говорит о многом. В нём не просто правда послевоенного быта, в нём правда нашей истории, нашего народа. Не дать разрушить её! Наперекор всему трудному, что было в нашей жизни. Это — наша жизнь. Жизнь огромного, мудрого народа.

Илл. Борис Неменский «О далёких и близких», 1950 г.

Источник:  zavtra.ru

 

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА



Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.