Юрий Громыко “Мимо цели? или Почему стратегический план по достижению национальных целей обречен остаться на бумаге?”



Правительство РФ до 30 октября собирается представить президенту Владимиру Путину «Единый план по достижению национальных целей развития РФ до 2024 года и на плановый период до 2030 года», который предложил первый вице-премьер Андрей Белоусов. Намерения – самые благие. Но основные разделы документа базируются на безнадежно устаревших подходах неолиберальной экономической идеологии, а потому входят в прямое противоречие с целями. Можно ли наполнить план новым экономическим смыслом, снабдить инструментами реализации? В какой мере экономическая политика зависит от идеологии?

На эти и другие вопросы отвечает Директор Института опережающих исследований имени Шифферса, доктор психологических наук, эксперт РНК Юрий Громыко.

 

Революционный по форме, стагнационный по содержанию

Единый план по достижению национальных целей развития РФ до 2024 года и на плановый период до 2030 года, опубликованный 12 октября, построен на обновлении паспортов Нацпроектов по пяти целям развития. Он делает попытку собрать воедино очень разные направления и наметить комплексный план развития национальной экономики до 2030 года. В этом – его революционность по форме, на наших глазах в принципе меняются подходы правительства к экономической политике! До недавнего времени ее даже не пытались планировать, а слово план было едва ли не ругательным. Но если заглянуть внутрь в конкретные направления, то выясняется, что пути достижения каждой цели базируются на устаревших стагнационных формах. Налицо конфликт общей идеи и путей ее реализации.

Какие национальные цели рассматривает план? В их числе следующие. Сохранение населения, здоровья и благополучия людей, возможность для самореализации и развития талантов, комфортная и безопасная среда для жизни, достойный и эффективный труд и успешное предпринимательство, цифровая трансформация. Отдельное направление – развитие регионов и геостратегических территорий.

Анализ всех этих разделов показывает, что подходы к реализации остаются прежними, стагнационными. А значит, сложившаяся в экономике застойная ситуация принципиально трансформироваться не будет. Для реализации великих целей требуются интегративные задачи, цели, объединяющие разные группы и слои населения. Но вот их-то документ даже не декларирует. Во имя чего группы населения должны объединить свои усилия и совершить рывок? Каким будет продукт, который скажется на росте общественного богатства, уровне жизни населения? Непонятно.

И здесь выявляется жесточайшее противоречие документа. С одной стороны – попытка планировать социальные цели, с другой – каждое из направлений плана остается в парадигме неолиберальной идеологии. А при ней государство выполняет вспомогательные функции, не имея стратегического плана.

 

Путь в тупик

Еще начиная с 1980-х годов экспертное сообщество под эгидой Высшей школы экономики активно обсуждало различные экономические доктрины, которые должны были прийти на смену плановому социалистическому хозяйству. Которое, как тогда казалось, исчерпало потенциал своего роста. Среди самых перспективных направлений в ту пору считалась институциональная экономика, некоторые экономисты до сих пор считают ее важнейшей доктриной. В ее основе – снижение транзакционных издержек. Если рассматривать экономику как совокупность разных агентов, корпораций, финансово-экономических групп, то ее основная задача – снижение затрат, издержек, транзакций между этими агентами. В том числе – издержки в сборе и обработке информации, проведения переговоров и принятия решений, издержки контроля и т.д. Именно эта неолиберальная доктрина победила, была взята на вооружение и стала за последние 30 лет экономической реальностью в нашей стране.

Проблема и коренной порок этой доктрины в том, что она никак не связана с социальным развитием, а проекты различных игроков рынка – не коррелируются друг с другом, развиваются хаотично, вне всякого плана. В результате периодически возникают кризисы перепроизводства, что больно бьет по всему социуму, отбрасывая его в развитии на годы назад.

 

Государство как ночной сторож?

Неолиберальная экономическая идеология низводит государство до роли ночного сторожа, который оказывает услуги частным корпорациям, создавая им условия для развития. Государство не ставит стратегических целей и задач, целеполагает лишь частная или частно-государственная корпорация. А она не собирается следовать целям национального развития всего народа. Ее задача – снижение издержек, привлечение ресурсов подешевле, повышение прибыли и распределение ее между акционерами. И не более того.

К чему это приводит неолиберальный курс в регионах? На этот вопрос ответит любой таксист в любом провинциальном городе. Что работы в городе нет, а если есть, то платят гроши, на которые прожить невозможно, надо валить в Москву, все деньги там. Заводы стоят, а действующие – не развиваются, собственнику это не нужно. И в упрощенном виде такой таксист абсолютно прав – совершенно очевидно, что без целенаправленной постановки целей, без принуждения и стимулирования собственник  в нужную государству сторону развиваться не будет.

 

Цифра против хаоса

Собственно, наличие огромного числа разрозненных экономических агентов прямо противостоит идее сквозного планирования, которая одна только и способна преодолеть экономический хаос. И эта идея себя отнюдь не исчерпала! Использование современных цифровых технологий позволяет принципиально преодолеть коренные пороки высокомудрой доктрины транзакционных издержек. Цифровые коммуникаторы позволяют складывать механизмы планирования в реальном времени. Это позволяет вернуться к системе планирования, в этой сфере Советский Союз был впереди планеты всей.

В едином поле взаимодействия и обмена информации могут оказаться связанными такие понятия как план, проект и прогноз, а это уже позволяет ставить стратегические интегративные цели развития экономики. Такой подход подразумевает создание некоего национального планирующего агентства, которое не только намечает общие стратегические цели, но и отслеживает картинку, как к этой цели движемся.

 

Диспропорции регионального развития

Честь и хвала Белоусову – в документе “Единый план по достижению национальных целей развития РФ до 2024 года и на плановый период до 2030 года” есть специальный раздел о территориальном развитии, развитие геостратегических территорий (всего их шесть, в их числе – Дальний Восток, Арктическая зона, Северный Кавказ, Крым, Севастополь, Калининградская обл.). Проблема лишь в том, что все эти регионы с особым статусом важны не сами по себе, а во взаимосвязи со всеми остальными регионами, в рамках единого стратегического подхода к развитию территорий России.

Огромные территории нашей страны до сих пор не капитализированы. Москва разбухает от денег, как опухоль, остальные регионы влачат жалкое существование. Из регионов народ утекает в Москву – именно здесь есть работа с достойной оплатой и возможности для карьерного роста. Но и самой Москве от такого обременения нехорошо, она, как тучный человек, задыхается от избытка финансов, людей и автомобилей.

Причина такой гипертрофированности – отсутствие интегративных подходов, которые позволят гармонично развивать территории, наше основное богатство. План Белоусова нацелен на интегративность на уровне декларации, но подходы, инструменты реализации – совершенно не прописаны.

На мой взгляд, для динамичного социально-экономического развития необходима сквозная интегративная платформа, вокруг которой можно формировать среду для объединения разных индустрий, поддерживающих друг друга. Другими словами, нужен целевой масштабный проект, который мог бы обеспечить связность российских территорий.

Наилучшим образом для этого подходят интегративные подходы, такие как ТрансЕвразийский пояс развития. Он обеспечивает инфраструктурную связанность всей территории страны за счет транспортных, энергетических, телекоммуникационных инфраструктур.

 

Идеология как стержень экономики

Комплексная идеология “Россия – Ноев ковчег” позволяет выйти на постановку великих целей и роста экономического развития, отказаться от изжившей себя идеологии неолиберализма с ее институциональной экономикой (особенно – в условиях вяло идущей мировой стагнации). В ее основе – представления 1980-х, возникшие еще до глобальных финансовых кризисов, которые на сегодня безнадежно устарели. Это идеология-тюремщик, которая сдерживает страну от постановки действительно прорывных целей.

Пока наша экономика, как цепями, привязана лишь к одному источнику богатства – нефтегазовым энергетическим ресурсам. От этой зависимости надо как можно скорее уходить, поскольку мировая экономика активно уходит от энергоемких технологий, ведущие страны развивают энергосбережение и альтернативную энергетику.

Сквозные интегративные проекты смогут обеспечить бурный экономический рост за счет капитализации нашего национального преимущества, богатейших территорий. Постановка таких целей, прорывного мобилизующего развития, предложение сквозных проектов – это форма связи идеологии и экономики. Россия вновь может стать лидером мирового экономического развития, особенно в условиях сдерживающего фактора полицейского ковид-режима в других странах.

 

Авангардный класс

Кто сегодня заинтересован и является авангардной группой такого рывка в России? Прежде всего те, кто создаёт новые формы организации труда, профессиональный класс управленцев. Реально процесс цифровизации требует перевооружения, прежде всего, управленческого труда. По другому выстраивается процесс планирования, формируются цифровые инструменты управления производством.

Судьбы России в ближайшее время зависят от того, как будет ориентироваться и самоопределяться этот класс. Пойдет ли он на поводу у олигархических собственников? Будет ли нацелен на узкие задачи финансовых собственников? Или трансформирует задачу, ставя масштабные национальные сквозные цели, которые мобилизуют на свою реализацию всё население страны? А такая мобилизация возможна – если население поймет, что поставленные цели действительно ведут к росту общественного богатства, уровня жизни всех, а не узкой прослойки олигархов.

 

P.S.

Предложения по строительству нового цивилизационного ковчега изложены в нескольких трудах.

В их числе – доктрина “Россия – Ноев ковчег “   , основные принципы которой разработаны еще в 2008 году.  Одноименный, расширенный проект этой концепции  под редакцией Юрия Громыко и Юрия Крупнова, изданный в декабре 2019; работа Изборского клуба “Русский ковчег“, опубликованная весной 2020, под общей редакцией Виталия Аверьянова.

 

 

Подготовил Валерий Борисов.

 

Специально для РНК

Заставка:  pixabay.com

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА, ЭКСПЕРТЫ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.