Ватикан или Китай — выбор для Государства и Церкви непростой?



О попытках католиков заключить соглашение с Пекином, православной миссии в Китае и православном социализме

В сентябре 2020 года истекает срок действия соглашения Ватикана и Китая о совместном назначении епископов в КНР. Госсекретарь Ватикана кардинал Пьетро Паролин заявил о готовности Ватикана это соглашение продлить, сообщает ТАСС.Напомним, что документ был подписан в 2018 году. «Папа Франциск, как и его предшественники проявляет особую заботу о благополучии китайского народа», — заявил тогда в связи с подписанием соглашения Паролин, заверив, что это только начало.

До подписания этого документа, точное содержание которого никогда не раскрывалось, около 12 млн китайских католиков находились между двумя параллельно существующими религиозными структурами. Первая — подпольная церковь с епископами, назначенными в Ватикане, а другая — Китайская патриотическая католическая ассоциация (КПКА) — официальная, где новых епископов утверждали власти КНР. Согласно китайским законам ставленники Рима рисковали подпасть под преследование властей.

В последние годы Китай и Ватикан пытаются наладить отношения. За минувшие два года Пекин официально признал трёх лояльных Ватикану епископов. Всего за это время в КПКА было назначено шесть новых епископов. «Теперь ожидается, что в октябре стороны продлят заключенное соглашение до 2022 года», — пишет обозреватель ТАСС.

В начале 2020 года министры иностранных дел Китая и Ватикана впервые провели публичную встречу на международном мероприятии, что в определённом смысле стало историческим событием. Дипломатические отношения между Пекином и Ватиканом были прерваны в 1951 году, через два года после прихода к власти в Китае КПК. В 1958 году в КНР появилась независимая от Ватикана КПКА, которую контролируют власти. Наконец усилия Ватикана по урегулированию отношений и процедуры назначения епископов в Китае привели к соглашению 2018 года.

Один из ведущих экспертов Ватикана по делам Китая католический священник Бернардо Червеллера в начале сентября заявил, что сделка между Китаем и Ватиканом, возможно, вызвала много шума, но пока «принесла очень мало плодов» (для Римо-католической церкви, разумеется). «Ватикан, продлевает соглашение вместо того, чтобы требовать от Китая лучшего выполнения обязательств», — намекает на необходимость решительных действий католик.

Как пишет газета South China Morning Post, ссылаясь на анонимные источники, за два года, прошедших с момента подписания соглашения, 52 китайских епископских епархии все еще остаются вакантными. «Устранение препятствий в назначении епископов должно было стать первым достижением этого соглашения, но, хотя Китай и Ватикан сблизились, они не взаимодействуют на должном уровне», — считает один из источников издания. По информации той же South China Morning Post, Ватикан предложил кандидатуры 23 епископов, но Пекин пока еще не одобрил их назначение. До этих пор они официально не могут проводить богослужения.

«Папа Франциск дал указание продлить еще на два года соглашение, которое до сих пор находится в экспериментальном режиме», — сообщает в свою очередь AFP. Фраза построена так, будто всё зависит от папы Франциска, а не от Пекина, хотя на самом деле всё с точностью до наоборот.

Комментируя новости о возможном переподписании документа, официальный спикер Министерства иностранных дел КНР Чжао Лицзянь заявил, что заключенное в 2018 году соглашение успешно реализуется и обе стороны «будут продолжать поддерживать тесное общение и консультации и улучшать двусторонние отношения». При этом дипломат однозначно не подтвердил продление, но заявил, что скорее «да». Китай явно тянет время.

Как пишут обозреватели, далеко не все в Ватикане довольны сближением с Пекином. Папу Франциска критикуют за то, что он приравнял подпольных китайских католиков, которые десятки лет оставались верны Риму, к «официальным католическим функционерам» КПКА от Компартии.

Против сближения Ватикана и Китая резко выступает госсекретарь США Майк Помпео, который в своей статье для религиозного журнала First Things призвал понтифика поддержать верующих в КНР и осудить «нарушения прав человека и преследования из-за религиозных убеждений» в этой стране. По его словам, сотрудничество Ватикана с Пекином только вводит в заблуждение китайских католиков. США хотели бы видеть Ватикан своим союзником в борьбе против Китая.

Свою обеспокоенность ватикано-китайскими отношениями выражают, разумеется, и на Тайване, для которого Ватикан является единственным дипломатическим партнёром в Европе. Более тесные связи с Пекином могут вынудить Ватикан разорвать дипотношения с островом и перенести свое посольство в Пекин, как до этого сделали некоторые другие страны. Тот же католический священник Бернардо Червеллера, которого цитирует ТАСС, считает, что Китай согласился на сотрудничество с Ватиканом именно для того, чтобы лишить Тайвань последнего посольства, которое они имеют в Европе.

В связи с миссионерскими усилиями Ватикана в Китае закономерно возникает вопрос о миссии Русской Церкви в этой сегодня дружественной России стране. Как ранее отмечал в интервью РНЛ доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Санкт-Петербургского государственного университета Владимир Колотов, «Ватикан, надо отдать ему должное, в течение многих веков чётко и последовательно продвигает свои интересы, активно пытается расширить сферу своего влияния в мире, чем не занимается Русская Православная Церковь».

В контексте переговоров Ватикана и Пекина вспоминается любопытная статья известного экономиста и публициста Михаила Хазина, которую он опубликовал в июле сего года. Поводом для размышлений Хазина стало письмо к нему китаиста и конспиролога Андрея Девятова, который активно продвигает идею «Новой Орды», как союза России с Китаем. По замыслу Девятова Россия должна стать стратегическим тылом Китая, для чего нам нужно отказаться от своих геополитических проектов.

По мысли М.Хазина, товарищ Си «понимает, что экономически Китай вышел за пределы своих границ, но идейно он пока миру ничего не несёт. Теоретически, он может нести ценности “Красного” проекта, но всё дело в том, что в Китае они приобрели сильный “китайский” оттенок. И по этой причине для него принципиально важно, чтобы в Китае появились носители именно глобальных ценностных ориентиров, без этого Китай практически не сможет побеждать “мягкой силой”.

Сегодня нет идеологических и проектных институтов для “Красного” проекта, но, слава Богу, его ценностные принципы совпадают с принципами православными! То есть Си хотел в реальности осуществить то, о чём я писал ещё в самом начале 2000-х годов — создать систему православного социализма, носителей соответствующих ценностей. При этом во внешний мир Китай бы выходил с понятными всем авраамическими ценностями (вообще говоря, китайцам не свойственными), которые бы отражались в отработанные китайским государством хозяйственные механизмы!»

Хазин сообщает, что китайский лидер пытался «выстроить систему отношений с РПЦ», но «получил жёсткий (в китайском миропонимании) отказ». Якобы «РПЦ добровольно отказалась выстроить в Китае систему внедрения православных ценностей».

Непонятно, что конкретно имеет в виду Михаил Хазин, когда пишет о предложении товарища Си и отказе РПЦ. Но проблема в реальности существует, и она весьма непростая.

Мы, действительно, видим, что Русская Церковь начала активно продвигать миссию в Юго-Восточной Азии, отчасти в Северной Корее, но не в Китае. Говорят, китайские власти препятствуют, но дело, вероятно, не только и не столько в этом. И вот тут можно согласиться с утверждением Хазина, что «в руководстве РПЦ очень сильна “проватиканская” группа».

В Юго-Восточной Азии (ЮВА) мы сталкиваемся с Константинопольским патриархатом (КП), который считает ЮВА своей канонической территорией, поскольку, мол, у него статус Вселенского. Но с Фанаром у нас разорваны отношения, фактически идёт «гибридная война между МП и КП». А в Китае миссия Русской Церкви столкнётся с интересами Ватикана, а это уже куда более опасный противник, чем греки, пускай последних и поддерживают США.

Одну из причин Хазин назвал — «сильное проватиканское лобби в РПЦ». Чего тут греха таить, такое лобби существует, для некоторых архиереев  и священников союз с Ватиканом представляется весьма удачным проектом. Хотя дело не только в этом, есть и вполне прагматический расчёт. Ведя войну с Фанаром, начинать еще одну с Ватиканом — для Русской Церкви было бы по силам только в случае, если бы её активно поддерживало Российское Государство.

Однако, загвоздка в том, что и в Кремле существует влиятельное проватиканское лобби. Для многих наших чиновников Ватикан — желательный партнёр или посредник в торговых сделках, союзник в мягком противостоянии с США. Вот и возникает ситуация политического цугцванга.

И сегодня, когда Пекин явно тянет с пролонгацией соглашения с Ватиканом, для РПЦ складывается благоприятная ситуация для организации миссии на китайском направлении, но наша Церковь, фактически, бездействует.

Но нужно понимать, что первопричина всему — отсутствие государственной идеологии. Никто в государстве не сформулировал, а в чём состоят наши подлинные национальные интересы, в итоге чиновники — и светские и церковные — не могут выстроить приоритеты своих действий.

Как правильно замечает Михаил Хазин, Китай испытывает потребность в идеологии, которую он мог бы предложить миру. Однажды мы дали идеологию Китаю — коммунистическую, благодаря которой (адаптированной под китайскую специфику) Китай существует как единое государство и достиг невероятных успехов в экономическом развитии. Выходящий за пределы государственных границ, становящийся глобальным игроком Китай нуждается в новой идеологии. И снова он обращается к России с надеждой у нас ее получить. Если это случится, союз России и Китая станет на прочную основу цивилизационного взаимодействия.

Хазин пишет: «Собственно, сейчас замечательный момент в истории, когда все действующие силы вышли на поверхность. Поскольку формальные долларовые скрепы “Западного” глобального проекта рухнули, все находящиеся “в засаде” глобальные проекты были вынуждены поднять голову и себя проявить. И вот тут Россия должна принять правильное решение, исходя из того, что на Западе есть масса носителей альтернативных нашим (Православному и “Красному”) глобальных проектов и дружить с ними всерьёз мы сможем только на позиции младших. В лучшем случае партнёров, а в худшем — питательной среды. А вот у Китая своего глобального проекта никогда не было, но он ему позарез нужен! И если мы его Китаю предъявим (а он готов, что видно по истории Си и РПЦ), то сможем предъявить миру серьёзные аргументы. Поскольку у Китая есть ресурс материальный, а у нас будет идеологический. Со всеми вытекающими. Но — ход за нами, а не за ними. Они уже один раз по рукам получили и затаили обиду. Её ещё придётся преодолевать».

Но для того, чтобы что-то предложить Китаю, нам самим нужно это иметь у себя. А наш перспективный глобальный проект «Москва — Третий Рим» находится на обочине сознания как политической, так и значительной части церковной элиты. Церковные чиновники боятся нового синодального периода, предполагающего контроль Государства за Церковью, прежде всего, контроль финансовый. А политическая элита вообще разучилась мыслить глобально, а если и пытается, то часто ей не хватает знания собственной истории и традиций отечественной политической мысли. Поэтому опять ищем авторитеты на Западе, рассуждая на становящийся уже вечным вопрос — «как нам обустроить Россию». Вся надежда на «жареного петуха», который очень сильно клюнет нашу элиту…

Редакция Русской народной линии

Источник:  ruskline.ru

Заставка:  pixabay.com

Перейти к рубрике РЕЛИГИЯ


Добавить комментарий

 


Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.