Бородинская битва: цифры и ещё раз цифры



Луи Лежен (1775—1848). «Бородинское сражение. Битва у Москвы-реки 7 сентября 1812 г.». На переднем плане в центре генерал Ларибуазьер (с седыми волосами) оплакивает гибель своего сына, офицера карабинеров. Левее и выше маршал Мюрат (в старинном польском костюме) со своим штабом. Картина написана в 1822 г. Дворец Версаль

Вам не видать таких сражений…
М. Ю. Лермонтов. Бородино

Документы и история. Конечно, желательно, чтобы сейчас на календаре стояла другая дата. Скажем, 2022 год. Тогда у нас была бы 210-я годовщина Бородинского сражения, а любая круглая дата в нашей стране есть вещь в информационном плане совершенно особенная. Но чего нет, того нет. Зато 8 сентября — День воинской славы России (хотя правильнее было бы учредить его 7-го). Есть и большой интерес к битве, и он не ослабевает, о чем свидетельствуют комментарии активистов «ВО» в статьях, посвященных оружию войны 1812 года. Оружию! А что тогда говорить о самой войне или все той же Бородинской битве? Но что мы о ней знаем, если сейчас в моде теории ядерной войны с 1780 по 1816 годы, в которую Бородинская битва просто не вписывается. Однако давайте начнем знакомство с этим вроде бы известным всем нам событием. Кто в школе не учил наизусть «Бородино» М. Ю. Лермонтова?.. Начнем с того, с чего обычно любое исследование и начинается, с историографии: кто, что и когда об этом событии уже написал и чем конкретно взгляды одного историка отличаются от взглядов другого. И бог с ними, со взглядами. Давайте посмотрим на цифры, которые обычно никогда не берутся из головы, а всегда основываются на каких-то документах.

Ну а оформлением к этому нашему материалу на этот раз послужат фотокопии страниц из популярного российского журнала «Нива» за 1912 год. Уверен, что немногие читатели «ВО» когда-нибудь видели этот журнал либо держали его в руках. Между тем это очень и очень интересных источник наших знаний о прошлом, причем как текстовый, так и иллюстративный, поскольку в нем с конца XIX века стали помещать много фотографий, ну и, конечно, рисунков и гравюр в нем тоже было очень много. В детстве я просто обожал рассматривать сброшюрованные подшивки этого журнала, которые в нашем старом деревянном доме были собраны с 1898 года по 1917-й! Теперь, их, увы, давно уже нет (студентом все их перетаскал в магазин «Букинист»), но зато к моим услугам теперь библиотека Пензенского областного краеведческого музея, так что потеря оказалось, в общем-то, не так и велика.

Обложка юбилейного журнала «Нива» за 1912 год

Ну а теперь давайте подумаем, какой вопрос, связанный с историей Бородинского сражения, является наиболее дискуссионным вплоть до настоящего времени? Вопрос о численности участников сражения и понесенных сторонами потерях! В советской историографии 1950-х годов данные по соотношению по родам войск накануне сражения приводились следующие:

Французы / Русские
Пехота: 86 000 / 72 000
Регулярная конница: 28 000 / 17 000
Казаки: — / 7000
Артиллеристы: 16 000 / 14 000
Ополчение: — / 10 000
Пушки: 587 / 640
Итого: 130 000 / 120 000

(Источник: В. В. Прунцов. Бородинское сражение. Популярный очерк. Военное издательство Министерства вооруженных сил Советского Союза. М., 1947.)

В трех журналах «Нива» за 1912 год была напечатана большая статья, подробно разбиравшая события столетней давности. Это ее начало. Да, вот так было принято писать в то время. Таким вот «штилем». Но разве не замечательная фраза обнаруживается справа внизу? Читаем: «…среди них были люди мелкие, склонные к интригам, к мелочности, были люди неумные, недалекие. Но общий героический характер лежит и на них!» Как верно подмечено, не так ли? И разве все это же самое нельзя сказать и о персоналиях Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.? Можно, безусловно. Но только долгое время это было нельзя… Интересно, что будет сказано о них в 2045 году, когда само время угасит страсти…
Однако всегда ли и везде использовались и используются эти данные? Ну, в Википедию заглянуть может сегодня всякий, в библиотеках до сих пор хранится «Советская военная энциклопедия» в 8 томах, так что проверить эти цифры нетрудно. А вот есть ли другие и кому, интересно, они принадлежат? Давайте посмотрим как на сами цифры, так и на персоналии тех, кто их называл, а также на те труды, которые они посвятили теме войны 1812 года. Начнем с самого начала, то есть с очевидцев и непосредственных участников тех героических событий.

1. Дмитрий Петрович Бутурлин (1790—1849), русский военный историк, генерал-майор от кавалерии, действительный тайный советник, сенатор, автор «Истории нашествия императора Наполеона на Россию в 1812-м году. Ч. 1. СПб.: в военной тип., 1837. 415+9 с., Приложения; Ч. 2. СПб.: в военной тип., 1838. 418 с. По его мнению, цифры участвующих в сражении были таковы: французы – 190 тыс., русские – 132 тыс. Год суждения: 1824.

А вот здесь автор размышляет о причинах, побудивших Наполеона напасть на Россию…

2. Филипп-Поль де Сегюр (1780—1873), французский бригадный генерал из окружения Наполеона. Автор книги «Поход в Россию. Записки адъютанта императора Наполеона I», Смоленск: Русич, 2003. Он считал, что французов было 130 тыс., русских – 120 тыс. Год: 1824.

3. Жорж де Шамбре (1783—1848), маркиз, французский генерал артиллерии. Оставил труд по истории наполеоновских войн, основанный на огромном количестве материалов французских архивов. У него французов – 133 тыс., русских – 130 тыс. Год обнародования этих цифр – 1825.

Еще один интересный пассаж о событиях тех далеких лет. Но не написано, что планы Наполеона были раскрыты русской разведкой, что император Александр знал и о намерении разгромить русскую армию в приграничном сражении и даже о количестве ведомых им войск. Все было известно и ему, и несчастному Барклаю, и Кутузову. Вот только сказать об этом вслух даже спустя сто лет еще не решались. Ну что это за война, которая была выиграна благодаря… шпионам!

4. Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц (1780—1831), прусский военачальник, военный теоретик и историк. В 1812—1814 годах служил в русской армии. Автор сочинения «1812». М.: Государственное издательство наркомата обороны Союза ССР, 1937; переиздание: 2004. У него французов 130 тыс., русских – 120 тыс. 30-е годы XIX в.

5. Александр Иванович Михайловский-Данилевский (1789—1848), генерал-лейтенант, сенатор, русский военный писатель, историк, автор первой официальной истории Отечественной войны 1812 года, написанной в четырех томах по личному заданию императора Николая I, и изданной в 1839 году. В его книгах французов при Бородине — 160 тыс., русских — 128 тыс.

Отличным иллюстративным материалом к теме войны 1812 года в журнале «Нива» являлась графика художника Н. Самокиша

6. Модест Иванович Богданович (1805—1882), русский военный историк; генерал-лейтенант, член Военного совета Российской империи, автор труда «История Отечественной войны 1812 года» в 3 т. — СПб.: Тип. торгового дома С. Струговщика, Г. Похитонова, Н. Водова и К°, 1859—1860. Французов – 130 тыс., русских – 120 тыс. Год 1859.

7. Жан-Батист Антуан Марселен Марбо (1782—1854), французский генерал и военный писатель, автор мемуаров о наполеоновских войнах «Мемуары генерала барона де Марбо» / Пер. с франц. М.: Эксмо, 2005. У него французов — 140 тыс., а вот русских — 160 тыс. Год 1860.

8. Евгений Викторович Тарле (1874—1955), российский и советский историк, академик АН СССР (1927), автор известных трудов «Наполеон» и «Нашествие Наполеона на Россию». Его цифры: 130 и 127,8. Год, когда они были названы, – 1962.

Читаем «Ниву» дальше…

9. Николай Алексеевич Троицкий (1931, Саратов), советский и российский историк, специалист по проблемам революционного движения в XIX веке и истории Отечественной войны 1812 года. Доктор исторических наук (1971), профессор, автор нескольких работ по истории войны 1812 года. Его цифры такие: французов – 134 тыс., русских – 154,8 тыс. Год – 1988.

10. Дигби Смит (1935), британский военный историк, специалист по истории наполеоновских войн и истории униформы, автор множества интересных работ, среди них: «An Illustrated Encyclopedia of Uniforms of the Napoleonic Wars: An Expert, in-Depth Reference to the Officers and Soldiers of the Revolutionary and Napoleonic Period», 1792–1815 («Иллюстрированная энциклопедия обмундирования наполеоновских войн 1792–1815»). Illustrated encyclopaedia. London: Lorenz, 2006. У него 130 и 120,8. Год 1998.

11. Владимир Николаевич Земцов (1960), советский и российский историк, доктор исторических наук (2002), профессор (2010), заведующий кафедрой всеобщей истории исторического факультета Уральского государственного педагогического университета (с 2005). Член диссертационных советов по истории при УрФУ и ИИиА УрО РАН. Защитил докторскую диссертацию по Бородинской битве: «Великая армия Наполеона в Бородинском сражении: диссертация… доктора исторических наук. — Екатеринбург, 2002. — 571 с. Автор книги: «Великая армия Наполеона в Бородинском сражении». М.: Яуза; Якорь; Эксмо, 2018. Его данные: французы – 127 тыс., русские – 154 тыс. Год 1999.

12. Виктор Михайлович Безотосный (1954), советский и российский историк, специалист в области военной истории России, истории наполеоновских войн и истории казачества. Доктор исторических наук. Заведующий экспозиционным отделом Государственного исторического музея. Защитил диссертации: «Французская и русская разведки и планы сторон в 1812 г.» (диссертация кандидата исторических наук: 07.00.02), М., 1987, и «Россия в наполеоновских войнах 1805—1815 гг.» (диссертация доктора исторических наук: 07.00.02), М., 2013. Его цифры: французы – 135 тыс., русские – 150 тыс. Год 2004.

Роберт Александр Хиллингфорд (1828—1904). «Наполеон при Бородине» (частная коллекция)

Итак, все цифры разные, хотя источники у всех примерно одни и те же.

О численности русских войск в своих мемуарах, например, сообщает генерал Толь: 95 тыс. регулярных войск, 7 тыс. казаков и 10 тыс. ратников ополчения и «при сей армии 640 орудий артиллерии».

 

Две очень интересные фотографии с места битвы. Они наглядно показывают, почему революции в России должна была свершиться обязательно. «На дворе» 1912 год, а крестьянин пашет сохой… Такая экономическая «платформа» государства ну просто никуда не годилась, ее надо было менять. А вместе с базисом, естественно, должна была поменяться и надстройка…

О численности французов известно из переклички, проведенной 21 августа (2 сентября) в Гжатске. Согласно ее данным, французов было 133 815 строевых чинов (но были и отставшие солдаты, и их товарищи за них отозвались в надежде, что те армию догонят). Но сюда не вошли 1500 всадников генерала Пажоля, которые подошли позднее, и 3 тыс. строевых чинов, находившихся при главной квартире Наполеона. Хотя вряд ли они вообще участвовали в сражении…

Еще одно памятное фото из «Нивы»

Что касается французской историографии Бородинской битвы, то тут правильнее всего будет начать с самого Наполеона. В 18-м бюллетене Великой армии от 10 сентября, который был составлен при его несомненном участии, Наполеон представил «битву при Москве-реке» как решительную победу над русской армией. Там было написано, что уже к 8 часам утра противник был сбит со всех своих позиций, пытался их вернуть, но неудачно; и что уже к двум часам пополудни это сражение было фактически закончено. В том же 18-м бюллетене Великой Армии говорится о 12—13 тысяч убитых, 5 тысяч пленных, 40 генералах, раненых, убитых или попавших в плен, и 60 захваченных французами орудиях. Но Ф. Сегюр, офицер, находившийся непосредственно при штабе Наполеона, о трофеях сообщает следующее: пленных от 700 до 800 человек и около 20 пушек. Потери русских назывались в 40–50 тыс. человек, потери французов — 10 тыс. Примерно такие же цифры Наполеон привел и в письме от 9 сентября к австрийскому императору Францу I. Но днем раньше в письме к императрице Марии-Луизе он почему-то написал о 30 тыс. потерь среди русских, а о своих написал так: «У меня было много убитых и раненых». Интересно, что во всех этих трех документах силы русской армии оценивались Наполеоном в 120-130 тыс. человек, не более. Но прошло всего пять лет, и в 1817 году тот же Наполеон начал утверждать совсем другое: «С 80-тысячной армией я устремился на русских, состоявших из 250000, вооружённых до зубов, и разбил их…»

Бой русских с французами. Н. Самокиш

Так что выражение «лжет как очевидец» возникло не на пустом месте, это ясно. Хотя, с другой стороны, немало и таких очевидцев, которым нечего было приукрашивать, и в своих воспоминаниях они записали то, что есть. Например, о том, что трофеев французами было взято очень мало, свидетельствовал важный очевидец — адъютант Наполеона Арман Коленкур, записавший, что император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой «дали нам лишь небольшое число пленных». Он много раз спрашивал у офицеров, прибывших с донесениями, где пленные, которых должны были взять. Он посылал даже в соответствующие пункты удостовериться, не были ли взяты еще другие пленные. Эти успехи без пленных, без трофеев не удовлетворяли его…
«Неприятель унес подавляющее большинство своих раненых, и нам достались только те пленные, о которых я уже говорил, 12 орудий редута… и три или четыре других, взятых при первых атаках».

Но какие-то точные цифры, касающиеся битвы при Бородине, мы все-таки можем узнать? Да, можем, но об этом — в следующем материале.

 

Источник:  topwar.ru

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Добавить комментарий

 

Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.