Из школы выгоняла полиция: Война с русским языком в Туркмении



В Ашхабаде во дворе средней школы №64 случился массовый протест родителей и учителей закрытого накануне 1 сентября русскоязычного отделения – против увольнения преподавателей и роспуска учащихся. Отчислено было порядка 1 500 человек, которым велено переводиться в “национальные” школы, где обучение идёт на туркменском языке. Формальный повод – “русская” школа “переполнена”: в ней учатся по 50 человек в классе, а это, мол, не позволяет соблюсти требования Министерства образования по предотвращению заражения коронавирусом. Которого, правда, официально в республике нет, да и аналогичная ситуация в “национальных” и “турецких” школах (перепрофилированных из ранее закрытых “русских”), по мнению Министерства, никакой коронавирусной опасности не представляет – только в “русских”.

Автор: Владимир Хомяков

В итоге более тысячи протестующих, ломавших двери, пытаясь добраться до забаррикадировавшегося в кабинете директора, были разогнаны полицией, а снимавшие происходящее на смартфоны задержаны. Дело в том, что спецшкола №64 – это бывшая школа №4, попасть в которую можно только через взятку от $1000 до $2000: ведь знание русского – возможность для выпускников продолжить образование в странах СНГ. Прежний директор Бяшим Гаитназаров, понабрав за деньги всех желающих, убыл руководить другой школой, “кинув” и учеников, и их родителей. Новый же директор, судя по всему, выполняет негласное указание власти о полном закрытии “русского” отделения. Поговаривают, связано это с тем, что при запредельном конкурсе в “русские” школы новые самые современные “национальные” школы, построенные в ашхабадских районах, сумели набрать едва половину от нужного числа учащихся.

Ситуация эта не на шутку взволновала родителей, дети которых учатся в последних оставшихся “русских” школах, и тревога небезосновательна: по некоторым данным, на правительственном уровне рассматривается возможность полной ликвидации “русских” школ уже к 2030 году. Оставят только платные русские классы, где месячная плата – 450 манатов ($128,5) при минимальной зарплате в Туркменистане 870 манатов ($ 248,57) в месяц. Частные же уроки русского языка на дому стоят по 60 манатов за урок…

Речь, таким образом, идёт не о каком-то местном самоуправстве или вороватом директоре, а о вполне определённой государственной политике по окончательной дерусификации Туркменистана. И грубейшем нарушении при этом 14-й статьи российско-туркменского Договора о дружбе и сотрудничестве от 23 апреля 2002 года, обязывающего обе страны поощрять изучение и распространение русского языка в Туркменистане и туркменского в России. По поводу чего российский МИД, как всегда, стыдливо потупив глазки, всего лишь “выразил сожаление”.

Между тем общая русофобская направленность политики Туркменистана и вытеснение русского языка из республики стали очевидны уже к началу нулевых. На рынках дружно перестали понимать по-русски. Советская система образования была разгромлена. Ещё в 90-е прошла негласная команда не набирать учеников в первые классы, и вот через 10 лет “русские” школы превратились в “национальные”. Заодно прикрыли Академию наук и ряд институтов, занимавшихся фундаментальными исследованиями – зачем всё это “мусульманскому государству”?! Все вывески – только на туркменском или (внимание!) – на английском. Одновременно ввели визовый режим с Россией, минимизировав культурные контакты. Не-туркмены массово уходили в частный бизнес, ибо устроиться на госслужбу им было нереально.

Разумеется, русские от подобного к себе отношения бегут – исключая тех, кому не к кому и не на что уехать. Уже к 2001 году численность русских в республике с советских 334 тыс. упала до 100 тыс., сейчас – и того меньше. При том, что численность туркмен выросла с тех пор втрое – с 2 млн до 6 млн. Сегодня русскую речь услышать можно разве что в Ашхабаде, а скоро не будет её и там – ведь русские школы вот-вот будут ликвидированы вовсе. Уже выросло целое поколение, которое вообще не говорит на русском.

Суверенный султанат, уверенно шагающий… в прошлое

Здесь нельзя не сказать пару слов о том, что из себя представляет постсоветский Туркменистан – самая закрытая и изолированная от мира республика бывшего СССР, усиленно пытающаяся стать частью “мусульманского мира”, вычеркнув из своей истории и культуры всё русское и советское. В своё время бывший главный туркменский коммунист Сапармурад Ниязов вдруг оказался полновластным хозяином двухмиллионной республики, набитой нефтью, газом (второе в мире газовое месторождение “Гылкыныш”) и много чем ещё. А кроме того – унаследовавшей от СССР газопровод 1967 года “Средняя Азия – Центр”, некогда возведённый в ходе всесоюзной комсомольской стройки и позволяющий напрямую гнать добываемое на экспорт. Посему Ниязов решил ни больше ни меньше как превратить Туркменистан в маленькую Саудовскую Аравию под своим правлением.

Дальнейшее напоминало смесь антиутопии со скверным анекдотом.

Чтобы обеспечить себе лояльность населения, купающийся в нефтегазовых долларах “глава всех туркмен” даровал будущим подданным ряд льгот: с 1993 года бесплатными сделали электроэнергию, водоснабжение, газ, бесплатно раздавали питьевую воду и соль. Правда, начиная с 2015 года, когда упали цены на нефть и газ, всё это пришлось отменить. Но поначалу покупка лояльности населения работала безотказно: в безупречно стабильной и относительно сытой стране люди готовы были считать своего президента хоть падишахом, хоть реинкарнацией пророка Мухаммеда. И тогда у бывшего сироты-детдомовца, а после – многолетнего партийного функционера, что называется, снесло крышу. Причём – начисто.

Ниязов сочинил и собственную “священную книгу” под названием “Рухнома”, которую считали равной Корану, изучали в школах и вузах и официально подавали как вершину человеческой мысли. Там туркмены были объявлены великой нацией, которая изобрела колесо и к которой принадлежал библейский Ной (это всё типично для новодельных наций, изобретающих национальную мифологию), но колоссальные перспективы и процветание туркмен не состоялись, якобы, исключительно по причине включения их в Российскую империю и в СССР.

 В школах перед началом занятий обязывали всех читать клятву на верность родине и лично Туркменбаши, изобилующую такими перлами, как “да отнимется язык мой”, “да отсохнет рука моя”, “да прервётся дыхание моё”.

По всей стране создавались покрытые золотом памятники, самый грандиозный из которых высотой в 87 метров – т. н. Арка нейтралитета – стоял в центре Ашхабада и венчался огромной бронзовой позолоченной статуей Туркменбаши, которая особым механизмом поворачивалась вслед за солнцем.

Кстати, именно при Ниязове в 2003-2005 годах русскоязычных жителей республики, преимущественно – славян, стали принудительно переводить в туркменское гражданство: власти опасались, что при обострении обстановки в республике Россия может вступиться за своих граждан, постоянно живущих в республике. Кто от российского гражданства не отказывался – вышвыривали из квартир и лишали туркменского гражданства. Десятки тысяч людей вынуждены были бежать в Россию. Тогда же, в феврале 2004 года, (формально – “из-за ветхости”) был снесён Русский драматический театр им. Пушкина.

Наконец, в августе 2002 года по инициативе Ниязова в Туркменистане изменили даже… календарь, переименовав годы и месяцы (два из которых назвали в честь самого Ниязова и его матери) и дни недели, а также ввели особое туркменское деление жизненного цикла человека на возрасты, в котором период 73-85 лет считался только “преддверием старости”. Готовили “пожизненного”, как видно, на далёкую перспективу, но не сложилось – в 2006 году Ниязов умер в возрасте 66 лет от остановки сердца.

Новый президент Гурбангулы Бердымухамедов, выходец из интеллигентной семьи и врач по специальности, казалось, поначалу предпринял ряд шагов по уводу страны от совсем уж средневековой азиатчины. Открылись запрещённые прежде валютные обменники, первые интернет-кафе (интернетом в Туркменистане пользуется около 5% населения), убрали “золотой” памятник Туркменбаши, его имя с президентского штандарта и “клятвы родине”, вернули нормальный календарь, восстановили закрытые Ниязовым Академию наук и научные институты, сельские поликлиники и военные кафедры в вузах.

Однако прогрессивности Бердымухамедова хватило ненадолго. Он также вскоре принял персональный титул “Аркадага” (“Покровителя”), и вскоре “культ личности” был восстановлен в полном объёме при замене самой личности. Уже в 2015 году “по многочисленным просьбам трудящихся” новому президенту была открыта шестиметровая медная, покрытая сусальным золотом статуя, которая изображает нового лидера верхом на вздыбленном коне, практически копируя Медного всадника в Санкт-Петербурге.

Короче говоря, всё вернулось на круги своя. Даже убранная поначалу из центра Ашхабада знаменитая статуя Ниязова сегодня вновь венчает перенесённую в другое место Арку нейтралитета. Вернулась и начатая Ниязовым русофобская политика по полной дерусификации республики, подтверждением чего и стало закрытие “русских” классов.

Средняя Азия без русских – путь в феодализм, а то и дальше

Можно сколько угодно рассуждать о “самобытных культурах” народов Средней Азии, не получивших якобы расцвета исключительно по причине вхождения их в российскую имперскую государственность, включая СССР. Но история (реальная история) опирается на факты, а не на эмоции. Именно русские, присоединив эти земли в середине XIX века, ликвидировали в застрявших в XVI веке феодальных ханствах и эмиратах рабство и торговлю людьми, прекратили набеговую экономику и банальный разбой местных феодалов. Именно пришедший сюда русский элемент строил современные города, заводы, университеты и производства, обучал местную интеллигенцию и развивал культуру. Именно русские нашли и освоили полезные ископаемые и включили местные экономики в единую интеграционную общеимперскую экономику.

То есть именно русская составляющая привнесла в Среднюю Азию то, что может быть сегодня названо “современным”, и посему – намеренный отказ от неё во имя примитивного узколобого местного национализма всегда неминуемо оборачивался для соответствующих народов стремительным откатом назад, к феодальной архаике и соответствующим формам государственного устройства.

Скорость и формы этого отката, разумеется, у всех разные и зависят от процента остаточной “русскости” в сознании местных элит: согласитесь, что того же “почти европейского” Назарбаева трудно даже сравнить с возомнившим себя новым ханом Туркменбаши. Но, повторяю, речь идёт не о разных путях развития, а всего лишь о разных темпах отката в прошлое, определяемых степенью дерусификации.

Результат, к которому рано или поздно приведёт этот откат, – здесь же неподалёку: называется он Афганистан. Сегодня именно через афганский коридор наиболее реально вторжение в Среднюю Азию спасённых американцами в Сирии боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена. – Ред.). ИГИЛ, кстати сказать, по сути своей – революционная организация (с учётом особенностей исламской цивилизации, разумеется), выдвигающая не только исламистские лозунги, но и антифеодальные: равенство, примат справедливости над наживой, а веры – над государственными границами. Да, всё это реализуется исламистами в ещё более архаичных, можно сказать – дофеодальных формах, выдаваемых за “истинный ислам”. Но для очень многих не шибко грамотных среднеазиатских граждан именно это может быть воспринято как единственная возможность избавления от навязываемого им собственными “ханами”, “эмирами” и “баями” нового феодализма. И тогда…

При том, что начавшееся с 2014 года падение цен на нефть серьёзно подкосило доходы бюджета и заставило президента Бердымухамедова ликвидировать ряд льгот, введённых его предшественником, на афганско-туркменской границе, которую весьма сложно охранять, то и дело происходят попытки вторжения боевиков. Разумеется, при полной информационной закрытости населению ничего не говорят, однако цинковые гробы с границы периодически привозят, огневые точки из мешков с песком сооружают, а, как поговаривают местные, заключённые туркменских тюрем ждут не дождутся, когда придут боевики и их выпустят, чтобы можно было к ним примкнуть. Так что, сколько ещё осталось туркменскому нефтегазовому султанату – большой вопрос.

Как вести себя России

Самый же больной вопрос – это поведение в данной ситуации России. Которая все эти годы совершенно наплевательски относилась к дерусификации Туркмении, несоблюдению ею всех договоров и фактическому выдавливанию из республики русских. Почему? Да потому, что, как и с Украиной, Белоруссией, странами Прибалтики и всеми прочими, внешняя политика наша по сути сводилась к защите интересов “российского бизнеса”, а говоря честнее – олигархических кланов, имеющих там свои бизнес-интересы. И если интересы эти обеспечивались местными властями – будь те хоть трижды людоедами и фашистами – это воспринималось как нечто допустимое. Однако сей принцип опоры на шкурный интерес работает всегда лишь до поры и оборачивается (чему уже немало примеров) для России политическими и репутационными проигрышами, многократно перекрывающими полученную олигархами выгоду. Ибо строить внешнюю политику по принципу коммерческой лавочки для России с её тысячелетней имперской историей недопустимо.

Да, имперская политика очень часто невыгодна в коммерческом плане, всегда весьма затратна и требует жёстких политических (а иногда – и военных) решений. Но именно она, и только она, позволяет делать исторически правильные шаги, оборачивающиеся в перспективе (не всегда в ближайшей) пользой для России, ростом её влияния и авторитета. Об этом российской власти неплохо бы задуматься уже сейчас. Иначе очень скоро нам, как в фильме “Игра престолов”, стену для защиты от “одичалых” вдоль южных границ строить придётся. Что при огромной длине этих границ штука заведомо нереализуемая.

 

Источник:  yandex.ru

Иллюстрация: Turkmen.news

 

Перейти к рубрике ШКОЛЬНОЕ ОКНО


Добавить комментарий

 

Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.