Обшарпанная брошюра Шарпа: что не так с белорусским протестом



При обсуждении белорусских событий, к тому же еще не вполне закончившихся, любой сколько-нибудь внимательный наблюдатель (безотносительно к тому, является ли он симпатизантом Лукашенко или его противников, либо вообще никому особо не симпатизирует) не может не отметить, что креатив восставших против тирании был до боли стандартен. 

Сходство с майданными приемами бросалось в глаза. А те, в свою очередь, явственно восходили к известной брошюре Джина Шарпа “От диктатуры к демократии”.

Не то чтобы это было в сугубый укор борцам против диктатуры. Решая более или менее типовую задачу либо кажущуюся типовой, естественно обратиться для начала к популярным пособиям, таким как “Библиотечка юного пионера “Знай и умей”, “Самоучитель шахматной игры” или брошюра Шарпа. Ибо зачем же изобретать велосипед.

Конечно, можно обойтись и без пособий. “На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий. В остальных двенадцати черные применили хотя и устаревшую, но довольно верную защиту Филидора. Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии и сталкивается с такой испытанной защитой, он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни”.

 Но все же знать наиболее распространенные дебюты, иметь некоторое представление о маневрах и комбинациях, уметь ставить мат одинокому королю двумя слонами, etc. — достаточно полезно. “Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни”. Опять же, и школа молодого бойца, и ускоренные лейтенантские курсы разве не о том же?

Однако есть важное различие между шахматной игрой, театром военных действий и вообще безличной технологией (от греч. techne — ремесло, умение) и премудроковарной “оранжевой революцией”. В шахматной партии нет надобности в молитвах и богослужениях (прием № 20), раздевании в знак протеста (№ 23), грубых жестах (№ 30), отказе от исполнения супружеских обязанностей (№ 57) и т. д. Более того, если переусердствовать в таких приемах, могут и дисквалифицировать. На войне бывают всякие приемы, не выключая вышеперечисленных, но главный прием — это наступлением с превосходящими силами навязать неприятелю свою волю. Когда есть готовность драться и побеждать, можно обойтись и без хитрых Шарповых придумок. Ибо и в шахматах, и на войне есть мы, и есть противник, и это различие понятно всем.

В “оранжевом” же действе наблюдается желание размыть эту грань, запутать хитрыми приемами и неприятеля, и нейтральную массу, расположив последнюю к себе. То есть, по нынешней моде, сделать вид, что мы как бы и не воюем. “А вешать будем потом”, — присовокупил бы днепропетровский мэр Б. А. Филатов.

 Этим пособие Шарпа отличается от вышедшей в 1931 году книги Курцио Малапарте “Техника государственного переворота”, автор которой не стеснялся называть вещи своими именами. Впрочем, разбирая успешную тактику Муссолини и Троцкого, называть все это “От диктатуры к демократии” было бы чрезмерным лицемерием, неуместным в сугубо объективистской книге. Правда, тогда и нравы были другие. Ненасильственный протест (или видимость такового) не считался парадной добродетелью, и как революционеры, так и контрреволюционеры не останавливались перед применением стрелкового оружия — если не артиллерии. А демонстративно заголяться перед пулеметами, как советует Шарп, — кого этим в начале XX века можно было пронять? Чего-чего, но лицемерия в то время было меньше.

Но, конечно, сейчас не надо рефлексировать, а можно распространять ценные Шарповы практики. Юные девушки в белом, протягивающие сатрапам цветы, живые цепи, стометровые знамена и прочий причудливо-стандартный креатив.

Проблема в том, что когда такой креатив повторяется из раза в раз, он способен вызывать — по крайней мере, у части публики — реакцию, обратную ожидаемой. То есть не просто равнодушие — “Старые штуки! Старые штуки!” — но даже и более того. Слишком знакомый креатив укрепляет недоверчивых граждан в подозрении, что посредством нафталинных технологий их хотят обмануть.

“Звиряче побиття” вместо ожидаемой сочувственной реакции может вызвать совсем противоположную. Хотя бы побиття в самом деле имело место — и в самом деле звиряче. “Онижедети” может вызвать не умиление, а воспоминание о кадрах хроники 2 мая 2014 года, когда вполне дети разливали в Одессе бензин по бутылкам.

 

Источник:  ria-ru.turbopages.org

Заставка:  vk.com

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.