Неоосманизм на марше – Турция расширяет жизненное пространство



Владимир КУДРЯВЦЕВ

Геополитика Анкары теряет атлантический импульс

В последнее время Турция постоянно фигурирует в новостях. Она как у себя дома действует в Иракском Курдистане, не оглядываясь на Багдад. В Сирии патрулируют её солдаты и присутствуют её прокси (боевики, действующие при поддержке и под контролем Анкары). Часть провинции Идлиб фактически превратилась в турецкую территорию, а турецкая лира становится всё более предпочтительной валютой среди жителей на севере соседней Сирии.

Турция очень активна в Ливии, куда, как сообщают СМИ, перебрасываются её сирийские прокси и поставляются её ударные беспилотники. Этим планы Анкары в Восточном Средиземноморье не ограничиваются; наблюдатели не исключают возможности военного столкновения Турции с Грецией в споре из-за ресурсов средиземноморского шельфа.

Наконец, в обострившемся конфликте между Арменией и Азербайджаном Турция не только быстро выразила дипломатическую поддержку Баку, но и готова продать ему свои ударные БПЛА, а возможно, перебросить на Кавказ своих сирийских прокси, как в Ливию.

Иными словами, если взять карту и начать расставлять на ней флажки в тех местах, где турки ведут себя всё более активно, обрисуется очевидная картина: Турция последовательно и методично расширяет влияние по всему периметру своих границ и даже дальше.

На фоне напористого турецкого неоимпериализма отношения страны с Западом вроде бы осложняются. Во всяком случае, создаётся видимость такого осложнения. В Брюсселе закрыт вопрос о членстве Турции в Европейском союзе и обсуждаются санкции против неё за поведение в Средиземном море (уже не говоря о спорах из-за беженцев). США грозят Анкаре санкциями за её сделку с Россией по С-400. При этом Америка могла быть причастна к попытке переворота против Эрдогана в 2016 году. Обсуждается вывоз американского ядерного оружия с базы Инджирлик.

При этом Турция остаётся членом НАТО, хотя членство это выглядит несколько странно: с Грецией, другим членом Североатлантического военного блока, не исключается вооружённое столкновение; турки берут на прицел французский корабль из-за разных интересов двух стран в Ливии; у государств Балтии и Польши возникли из-за Турции проблемы с утверждением их военных планов.

Одновременно Анкара ведёт диалог в различных сферах с Москвой (инцидент со сбитым турками российским самолётом остался в прошлом) и Ираном. Значит ли всё это, что Турция, отдаляясь от Запада, сближается с Востоком? Непонятно. Наконец, турецкий неоимпериализм носит выраженный исламский оттенок (очень символично решение Эрдогана о превращении музея в соборе Святой Софии в мечеть.

Традиции неоосманизма стали составной частью турецкой геополитики. Большая работа, в том числе военная, ведётся сразу по нескольким направлениям. Здесь возникают по меньшей мере два вопроса. Насколько материально подкреплены «султанские» планы Эрдогана, не надорвётся ли страна под их тяжестью? И что делать с Турцией, которая так себя ведёт на международной арене?

Турция, конечно, крупная страна с многомиллионным населением и достаточно развитой экономикой. Однако удар по её туристическому и иным секторам в результате напряжённости в отношениях с Россией после того, как был сбит российский самолёт, показал, что запас прочности у Анкары не так велик, как может показаться. И если бы Турция могла позволить себе всё, что она хочет, Эрдоган, наверное, не пошёл на попятную, чтобы замириться с Москвой.

А значит, у Турции есть слабые места (например, борьба тех же курдов за создание курдского государства), и Эрдоган, понимая свою уязвимость там, где ситуация складывается не в его пользу, демонстрирует готовность к диалогу. Так было в отношениях с Россией; так случилось в Сирии, где турецкий лидер, будь его воля, избавился бы от Башара Асада и отхватил бы приличный кусок сирийской территории, но перед лицом несогласия с таким поворотом дел Москвы и Тегерана был вынужден договариваться.

Иными словами, амбиции Анкары всё-таки дружат со здравым смыслом. Это не значит, что Эрдоган откажется от поставленных целей – просто, если не получается достичь желаемого сразу, турецкая игра переходит в долгосрочную фазу. И вот тут Турцию можно и нужно самым активным образом вовлекать в договорной процесс.

Примечательно, что в 2016 г. Эрдоган заявлял: «Турция должна успокоиться. Не надо говорить: «Европейский союз любой ценой». Таково моё мнение. Почему бы Турции не примкнуть к Шанхайской пятерке? Я сказал это Путину, Назарбаеву – тем, кто сейчас в Шанхайской пятерке». Действительно, почему бы нет? Разумеется, такое трудно представить, пока Турция остаётся членом Североатлантического альянса, но дороги Анкары и Вашингтона могут разойтись…

Так или иначе, геополитика Турции теряет атлантический импульс. Можно взглянуть на это и с другой стороны: архаичная доктрина атлантизма, перекочевавшая в наше время из первой половины прошлого столетия, выдыхается. И из этого надо делать выводы.

Источник:  .fondsk.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ПОЛИТИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.