Распилы и откаты



Россия в горниле кризиса

Экономика, говоря простым языком — это рациональным образом организованная солидарная хозяйственная деятельность людей, осуществляемая с целью удовлетворения их личных и общественных потребностей. Чем выше уровень этой организации, чем шире и многообразнее уклады, виды, формы и отрасли этой деятельности, скорость, интенсивность и эффективность её роста — тем полнее степень насыщения и выше качество удовлетворения этих потребностей.

По системным видам и укладам этой деятельности в истории образуются и распознаются общественно-экономические формации.

Идеальная экономика — это экономика оптимизированного производства и потребления качественных товаров, услуг, капиталов, интеллектуальных ценностей и духовных благ в строго необходимых объёмах, по точному профилю потребителей с гарантированной эффективностью.

В какой мере экономика современной России соответствует этому определению? Прямой ответ — ни в какой! То, что сегодня происходит у нас в этой сфере, к экономике как виду рациональной человеческой деятельности, отношения не имеет. От слова “совсем”. Здесь и сейчас мы имеем дело с чем-то вроде псевдоэкономики, “экономики наизнанку” — сверхзатратной экономики, целью которой является не оптимизация реальных объёмов и темпов роста производства и потребления материальных благ и услуг, а максимизация затрат и минимизация эффективности.

Чем больше в такой экономике непроизводительных расходов и затрат, особенно дутых псевдозатрат (налогов, курсовых разниц, цен, таможенных пошлин, отмывания грязных денег, вывоза капитала в финансовые офшоры, клановой преступности и коррупции, доминирования беззакония, приписок, обмана и надувательства простых людей и т. д.) — тем успешнее признают её все главные участники процесса, тем громче изо всех утюгов слышны победные реляции о “новом платье короля”.

Реальные объёмы и темпы роста производства в такой экономике, как правило, падают, и она, несмотря на все усилия визажистов, на самом деле является глубоко больной экономикой, требующей глубокого и продолжительного лечения, что наглядно подтверждается ходом нынешнего эпидемического и экономического кризиса.

В такой экономике возможно изобразить всё, что угодно. Вплоть до “отрицательного роста”, который в сфере финансово-экономической сродни знаменитым американским “гуманитарным бомбардировкам” в сфере военно-политической. Надо, например, карту России приукрасить — нет проблем, приукрасим; надо факты усугубить — чего изволите, усугубим и даже, как в случае с СССР, угробим!

Не исключено, что вскоре в стране будут отменены все техногенные катастрофы и стихийные бедствия, реки потекут вспять, а солнце начнёт вращаться вокруг Земли. Вот с такой экономикой, которой по существу нет, мы имеем дело в России сегодня.

Принципиально важно в этой экономике лишь одно — выгода, которая не знает ни границ, ни национальности, ни морали. Возвышать человека, ценить его личность и труд как главную созидающую силу, ставить результаты его труда выше частной выгоды предпринимателя такой экономике противопоказано. Напротив, выгодно нанимать и иметь на производстве самого малограмотного, безмолвного и покорного производителя (и такое же население). Выгодно не только потому, что это дёшево и эффективно, но и потому, что это безопасно. Нанимать же грамотного и независимого работника невыгодно. И не только потому, что это дорого но, прежде всего — и это главное! — потому, что опасно. Не верите — спросите у Грефа! История знает немало случаев, когда топ-менеджеры, производители реальной управленческой, технологической и прочей информации, как гении высокопроизводительного труда, восстают против своих собственников и разоряют их бизнес. Именно поэтому в современном мире до сих пор так и не сформировался класс независимых и эффективных топ-менеджеров, как ядро и решающая сила в современном бизнесе. А старый класс собственников, игнорируя гений топ-менеджеров, включая Илона Маска, ориентируясь на дешёвый труд и отсталые методы производства продолжает нести огромные потери в своём развитии и тормозить общественное развитие.

Знание, развитие и контроль реальной экономики России, роль и положение в ней человека труда как её творца и главной её производительной силы сегодня действительно никого не интересуют. Вот мы с коллегами написали книгу “Экономика России: что происходит и что делать?” (М.: “Экономика”, 2019, 370 стр.). Наивные люди — мы предполагали, что у нас хоть кому-то эта тема сегодня интересна.

Из чего мы исходили? Ну, во-первых, есть те, кто вот уже скоро тридцать лет как стоят в России у власти, пытаются нашу экономику “ускорять” и “модернизировать” на рыночных принципах. А результат, при богатейших ресурсах, при лучшей в мире по эффективности (производство/затраты) рабочей силы, — нулевой. Вернее — отрицательный рост в целом и сотни долларовых миллиардеров в частности! А почему так — неужели это не интересно?!

Во-вторых, есть те, кто декларируют свою оппозиционность по отношению к власти. Они всё время предлагают что-то сильно “прорывное”, молочные реки в кисельных берегах: то удвоение ВВП за пять лет, то триллионные вложения напечатанных денег в инфраструктуру, то инновации, то развитие информационных технологий с переходом на “цифровую экономику”, то наращивание инвестиций в “человеческий капитал”, то вывод рубля на позиции “мировой резервной валюты”, то подкрепление экономики “новой ликвидностью”. А то — и тотальное внедрение “искусственного интеллекта” и даже введение собственной патриотической российской “криптовалюты”!

Что-то из всего этого набора предложений власти иногда действительно заимствуют и пытаются реализовать. А результат — опять нулевой! Это — в лучшем случае! А оппозиционеры — твердят всё равно одно и то же: даёшь “инвестиции”, “инновации”, больше “цифровизации”, “ликвидности”, восстановить госпланы и госпятилетки!

А наша главная идея в этой книге была проста и понятна: показать, что в этой сфере делалось и делается в других странах мира, и что из всего этого опыта давало или может дать реальный результат. Например, в Японии, в Германии, в Южной Корее, в Китае. Ну и в других странах, не исключая Польшу, Финляндию, Турцию, Мексику, и прочие страны “периферийного развития”. Чтобы попытаться вывести, наконец, Россию из категории страны “вечно догоняющей неудачницы” и образца “отрицательного ускорения”. Проще говоря — “бензоколонки на дальнем просёлке”!

И что? Никакой реакции — ни с одной, ни с другой стороны!

В чём же дело? Неужели первые не хотят закрепить свое пребывание у власти хоть какими-нибудь успехами, а вторые — не хотят попасть в эту власть с чем-то хоть чуть-чуть реальным?

На самом деле — всё много проще. Разумные люди в России: и с этой, и с той “стороны власти” давно поняли, что никакой “российской экономики” вообще не существует, нет никакого “нового платья короля”, а потому не надо и заниматься его изучением.

Действительно, что такое “экономика” для власти? Надо найти в России то, что можно выкопать, выкачать, отрубить, отпилить, — а потом это вывезти и продать, как сегодня нефть и газ, в три раза дешевле, чем своим, за границей.

Да, пока в этой модели есть одна небольшая помеха — народ, которому по факту его существования приходится отдавать часть выручки от выкопанного, выкачанного, отрубленного, отпиленного, вывезенного и проданного, тратить свои (да, свои!) деньги на его умиротворение: на кормёжку, на коммуникации, обучение, лечение, на пенсии, и т. д. Но это вообще — не нужно! Главная задача — эти непроизводительные расходы всячески минимизировать. А то и вовсе свести к нулю.

Для представителей “оппозиции” “экономика России” — то же самое. С одним маленьким отличием. Чтобы попасть к рулю власти в существующей модели они обещает больше денег давать “народу” (избирателям, поскольку те, кто не ходит на выборы, для них — не народ). Но, когда они придут к власти, то сразу сообразят, что эти “непроизводительные затраты” на народ лучше и дальше продолжать минимизировать — чтобы, разумеется, можно было больше тратить средств на проекты “ускорения” и “модернизации”. Тем более, что многие из них являются негласными представителями зарубежных покупателей, и их цель — чтобы те могли здесь закупать ресурсы “числом поболее, ценою подешевле”.

А почему всё это — совсем не “экономика” в её общеупотребительном понимании? Да потому, что “движком” для экономики — при любой ее модели! — является расширенное воспроизводство вложенных капиталов. То есть — замена нынешних “малых” денег на будущие “большие” деньги.

А кто-нибудь видел, читал или хотя бы слыхал от власти или оппозиции отчёты о том, как они преумножали и успешно преумножили ранее потраченные ими деньги? Только разглагольствования о будущем, послания или, как теперь, обращения, где — ни слова о несделанном и проваленном. И тем более ни одной фамилии виновных!

Собственно говоря, всё, о чём реально идут споры — это о том, как “правильнее” и “эффективнее” распродать то, что ещё осталось в России.

При всех внешних расхождениях между сторонниками и противниками нынешних властей, те и другие считают, что Россию надо по-прежнему продавать “со всеми потрохами”, но вот деньги от этой продажи одни хотят использовать “так”, а другие — “эдак”.

Мы говорим, что хватит “продавать Россию”, давайте начнем продавать результаты производительного труда российского народа, давайте расширять внутренний национальный рынок! Мы говорим, что бессмысленно и неразумно (более того — безумно!) вкладывать деньги “в Россию” (из любого источника как “свои”, так и заёмные), пока в стране сохраняется фактический запрет на любую полезную экономическую деятельность.

Об этом “запрете”, состоящем из целого ряда компонентов (налоги, суррогатные бумажки вместо денег, таможня, суды, коррупция, офшоры, кумовство, сынки и тайные жёны, теневые бизнес-монополии больших и малых начальников, и т.д.), — мы как раз и говорили в своей книге. Показывая на конкретных примерах, что без устранения этих запретов “экономики” как таковой в России нет и быть не может.

Но никому власть, построенная на других принципах и лишенная таких привычных запретов (они же — её скрепы), просто не нужна! Как иначе без них делить и властвовать — чиновникам в России никак не понять!

Почему? Да потому, что и чиновники, и “бизнесмены” живут от распродажи России, а производительный бизнес (который, собственно, и есть экономика!) им совсем не нужен.

И вот простое доказательство этого простого тезиса: попробуйте найти хоть один пример того, как в России за последние десятилетия хоть один частный предприниматель честно создал свой собственный производительный бизнес. Просто назовите его фамилию (типа “гейтс”, “джобс”, “джек ма”, “брэнсон”, “маск”, “брин” и т. д.).

Сложно? Ладно, упростим это задание совсем до предела: зайдите в любой торговый центр и поищите там хотя бы один продукт, произведенный новым производительным бизнесом России. Нашли что-нибудь?

Нет там такого продукта! Есть продукты, произведенные на остатках советской социалистической промышленности, есть продукты иностранных производителей или изделия, собранные из иностранных компонентов. И это всё!

Хорошо, на начальном этапе наши “бизнесмены” только делили советскую собственность. Сейчас у них появились свободные капиталы и уже многолетний бизнес-опыт. Давайте возьмём какого-нибудь из этих потенциальных предпринимателей и пройдём с ним по торговым рядам наших российских магазинов.

Берем любой товар с полки. Почему бы вам не взяться за его производство? Нет смысла! А этот? То же самое. А вот этот? Тем более. Ну, объясните, наконец!

Вот — этот товар. Да, у нас есть для него сырьё, и его можно производить с разумными издержками. Но если добавить к его цене реальные налоги и взятки, то в магазине он будет стоить в два раза дороже китайского аналога — и его никто не купит.

Вот — другой товар. Для его производства надо приобрести импортные станки и арендовать помещения. За импорт станков я должен заплатить 20 % налога, за помещения — собрать необходимую сумму для “стимулирования” местной администрации. В итоге отпускная цена этого товара у меня будет раза в три дороже китайского. Конечно, я его тоже никак не смогу продать.

Но давайте производить не сам товар — сразу для магазина, а средства для производства этого товара. Вот — можно купить технологическую линию и лицензию на его производство. Но опять же, для этого мне надо платить налоги и проценты по кредитам, а китайцы эти же линии приобретают либо по лизингу, либо в долгую рассрочку. А за лицензии они часто вообще платят самый мизер — угрожая, что в противном случае они обойдутся и без них.

Поэтому и здесь мы для китайцев — не конкуренты. И не только для китайцев, ведь есть ещё индийцы, турки, малайцы, вьетнамцы, индонезийцы и т. д. И на каждом конкурентном поле мы им проигрываем столько, что любые новые вложения в производительный бизнес в России — если у него нет административного прикрытия или мощного иностранного хозяина — оказываются однозначно провальными.

Вот самый наглядный пример. Почему наши авиакомпании используют парк американских самолётов? Да потому, что у российского производителя самолёт надо покупать за полную цену и за дорогие кредитные деньги, а “боинги” и “аэробусы” нам готовы продать на условиях долгой рассрочки — по лизингу или в аренду на льготных условиях.

Ну, это, понятно, — всё сложные вещи. Но возьмём самые простые изделия — из сырья, которого у нас с избытком, и для производства которых не нужно никаких особых технологий.

Вот шведская фирма ИКЕА торгует в России деревянной мебелью. Наверное, дешевле и проще производить эту мебель тоже в России. Именно так в этой самой ИКЕА и подумали. Вложили несколько миллионов долларов в производственные линии в одном сибирском регионе. Прошли всю процедуру: разрешения, откаты, налоги, логистику. В итоге, проект пришлось закрыть, инвестиции — списать.

Но это — крупнейшая международная компания, с влиянием, со связями, с практически открытым финансированием, и т. д. Но даже для неё этот самый простой проект в России оказался настолько “токсичным”, что на самом высшем уровне было принято решение ограничить деятельность этой компании в России только торговлей, но никак не производством.

А наш лес-“кругляк” вывозился, вывозится и будет вывозиться из страны железнодорожными составами — видимо, пока его не вырубят под корень, и Сибирь станет новой Сахарой

Теперь вернёмся к шумным кампаниям наших оппозиционеров, “вращающихся” то “при власти”, то “против власти”. Все они твердят только одно: дайте нам в руки власть — и мы двинем “производство” и “инвестиции”, дайте нам центробанк — и мы наполним экономику новой “ликвидностью”, дайте нам госплан — и мы развернём разные “модернизации”, “инновации”, обеспечим страну “стратегиями” и “прорывными инициативами” хоть на 20, хоть на 50 лет.

Размечтались! Что они могут “двинуть”, что они могут “развернуть” — если любой проект производительного характера оказывается, при нынешней модели хозяйствования в России, заведомо убыточным? “Частник” на такие проекты не идёт — и не пойдёт! Один, Михаил Прохоров, со своим “ё-мобилем” пошёл, и с треском провалился! Значит, власти вложат в такие проекты государственные деньги — как Чубайс. А потом — эти проекты закроют и деньги спишут. И тоже — как Чубайс! Ни одного, доведенного до ума гражданского проекта за 20 лет! А пресловутые олимпийские стадионы, скоростные дороги и “суперджеты”?

Но об изменении этой порочной модели все новые “экономические гуру” почему-то ничего не говорят. Либо они просто не знают, что сказать, либо они вообще не понимают, в чём тут дело. По их мнению, налоговая система у нас — “образцовая”, денежная политика — “замечательная”, таможня — вообще на самом высоком мировом уровне!

Правда, некоторых усовершенствований от них всё же, видимо, можно ожидать. Так, вполне возможно, что “бюджетное правило” поменяют на “бюджетный маневр”, а “налоговый маневр” — наоборот, на “налоговое правило”. Ну и “таргетирование инфляции” заменят на “инфляционный таргетинг”. Есть и другие прорывные идеи. Например — переименовать “учётную ставку” Центробанка или налог на добавленную стоимость (НДС). Поскольку в УК РФ понятия “стоимости” вообще нет, а сажать людей за уклонение от НДС как-то надо…

Но всё это — конечно, не про “экономику”. Она, повторюсь, по большому счёту, никого и не интересует. Поэтому вообще не стоит говорить о том, что при нынешней налоговой системе инвестиции в производство в принципе невозможны, что от российского рубля бегут не только бизнесмены, но и сами распорядители государственной казны и госрезервов, что таможня у нас — это просто частный бизнес чиновников, процветающий на чрезвычайно прибыльном режиме прохода госграницы! Бизнес, от которого бюджет России ежегодно недосчитывается в своей казначейской кассе 50-70 млрд. долл. США, а бывшие высокие таможенные чины разъясняют органам власти происхождение своих доходов и активов.

Получается, что экономики в России вообще нет, а распилы и откаты при распродаже и экспорте природных ресурсов страны — есть! И этими процессами должны ведать “свои люди”. А менять в системе ничего не нужно.

Пусть будут и “национальные проекты”, пусть возводятся и мосты, и стадионы. И дворцы новых министров, и виллы новых прокуроров. И тогда всё будет просто чудесно.

А народ пусть отдыхает на собственной кухне! Если там что-то осталось. Ему даже ходить на работу не обязательно. Пусть работает, учится и ест дистанционно!

Какие уроки мы со своими коллегами извлекли и какие выводы сделали из попыток продвижения указанной книги и изложенных там идей?

Первое. В современной России экономики как единого и неделимого хозяйственного комплекса нет и не было. Есть некая совокупность почти не связанных между собой отдельно взятых сырьевых сегментов, функционирующих как придатки иностранной экономики. А раз нет целостной и независимой экономики — значит, по сути нет и суверенного государства, а раз нет суверенного государства — нет былого международного авторитета и признания.

Второе. Внутренне разделённая на части Россия не может не только успешно развиваться, но и вообще долго существовать только за счет экспорта сырья.

Третье. В экономике не может быть успешного частного предпринимательства, активных инноваций и эффективного собственника при наличных размерах налогообложения и коррупции.

Четвёртое. Не может быть никакого экономического развития и инвестиций без правильных “товарных”, обеспеченных реальными активами денег, исключающих инфляцию и любые манипуляции с обменным курсом национальной валюты.

Пятое. Никакое государство не может существовать сколько-либо длительное время при наличии такого уровня правового произвола, неуправляемости, лицемерия, обмана и недоверия, который по факту поддерживается внутри России.

Шестое. Нынешний многоликий коронавирусный кризис, как некий мессия, обнажил всю несостоятельность современного “пути развития” России и показал, что в стране нет реальных ресурсов и рычагов спасения, кроме слепой надежды на везение и чудо.

Седьмое. Общий вывод заключается в том, что при такой коррупции, при таких налогах, при такой свободе перемещения капиталов, при уничтожении собственной промышленности, науки, здравоохранения и просвещения, при уповании на то, что “за нефтегазы нам всегда продадут всё, что нам понадобится”, ещё никому в истории не удалось спасти собственную экономику, собственную страну и собственную власть от полного краха.

Надежды на то, что в России что-то изменится к лучшему через десять, двадцать, или даже через пятьдесят лет, — при сохранении нынешнего положения дел являются весьма призрачными. И останется ли существовать сама Российская Федерация в её современном виде к тому времени? Не повторит ли она путь и судьбу царской и советской?

Выход сейчас только один: объявлять мобилизационную экономику, воссоздавать в масштабах всей страны Совет труда и обороны плюс Чрезвычайный комитет финансового управления, как можно скорее и тотально освобождаться от всяких антинародных центробанков, офшорных компаний, коррумпированных кланов и опустошаемых ими фондов и резервов национального масштаба.

Доверие людей к нынешней власти подорвано. И успокаивать “засамоизолированный” народ обращениями, обещаниями и “копейкой на бедность” уже нельзя. Тем более нельзя штрафовать за “недостаточно проявленное” народом понимание и терпение.

Сталин 3 июля 1941 года обратился к стране: “Братья и сёстры!”. Сейчас же наши “верхи” всячески доказывают, что “низам” они вовсе не братья и никак не сёстры. А если “низы” видят в “верхах” только грабителей и “чужаков” мачеху, то во времена великих потрясений такое общество и созданное им государство рассыпается, словно карточный домик. Мы это видели в годы горбачёвской “перестройки”. Мы это видели в годы ельцинских “рыночных реформ”. И мы можем увидеть это ещё раз. Потому что пик нынешнего кризиса — ещё впереди.

Источник:  zavtra.ru

Фото с сайта  pixabay.com
comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.