Выстрел в Мюнхене – трагическая случайность или злонамеренная провокация?



Теракт на олимпийских играх 1972 года в Мюнхене открыл очередную страницу в истории арабо-израильского противостояния, когда ближневосточный конфликт переместился на европейский театр военных действий и экраны западных СМИ. Благодаря зарубежному кинематографу и документальной журналистике, последствия событий далёкого 1972 года ощущаются и в наши дни. Напомним, что в ходе олимпийских игр 1972 года, проходивших в г.Мюнхене (ФРГ) состоялся резонансный террористический акт, в процессе которого боевиками террористической организации «Чёрный сентябрь» были захвачены в заложники члены израильской олимпийской сборной. По официальной версии, в ходе неудачной операции мюнхенской полиции по освобождению заложников, на военном аэродроме Фюрстенфельдбрюкке, 11 членов израильской олимпийской сборной и 5 террористов были убиты, 3 террористов удалось задержать, однако спустя месяц власти ФРГ обменяют их на экипаж и пассажиров захваченного террористами авиалайнера «Люфтганза», следовавшего по маршруту «Дамаск-Бейрут-Анкара-Мюнхен». При обильной поддержке данной версии именитыми представителями западного кинематографа, неискушенный телезритель вряд ли обратит внимание на ряд нестыковок в официальной версии, касающейся непосредственной гибели членов олимпийской сборной Израиля, а также на то, что мировыми СМИ практически не исследовались альтернативные версии произошедших событий.

Узник замка Пуасси

Сегодня мы бы хотели познакомить читателя с противоположным взглядом на обстоятельства гибели заложников, который был кратко изложен в книге Игоря Молотова «Мой друг Карлос Шакал». Его автором является бывший нелегальный представитель Народного Фронта Освобождения Палестины в Великобритании и Ирландии (на момент сентября 1972г.) Ильич Рамирес Санчес (также известен как «Карлос» и «Шакал»), который с 1994г. по н.в. отбывает три пожизненных заключения во французской тюрьме Пуасси.

Ильич Рамирес Санчес во французском суде

Хотелось бы сразу отметить, что фактов подтверждающих возможное участие в данном теракте самого Ильича, ранее не озвучивалось, и в ходе его судебного преследования, не выдвигалось. Однако, из его собственных воспоминаний известно, что в сентябре 1972г. он подчинялся руководителю европейского отделения НФОП Мохаммеду Будия, который в своей деятельности замыкался на Вади Хадада – Заместителя главы НФОП по проведению зарубежных операций. Сам Хадад подозревался зарубежными спецслужбами в организации ряда террористических актов, в т.ч. и на Олимпийских играх 1972г., что может служить косвенным подтверждением возможного наличия у Ильича определённой информации о событиях тех дней. Также, имя Будия фигурирует в списке организаторов мюнхенского теракта, намеченных израильскими спецслужбами к ликвидации, озвученном в к/ф «Мюнхен» (2005г., режиссер Стивен Спилберг).

Премьер-министр Израиля вместе с руководителями спецслужб ставит задачу по ликвидации лидеров палестинского движения в странах Западной Европы (кф Мюнхен, 2005г.)

Итак, версия Ильича, на первый взгляд, тенденциозна и субъективна, т.к. она в корне меняет сущность произошедшего и выставляет руководство Израиля в неблагоприятном свете. Однако при ближайшем рассмотрении исторических событий, последовавших за терактом 1972г., данная версия становится более логичной и обоснованной, т.к. позволяет ответить на ряд подозрительных нестыковок содержащихся в материалах расследования немецких правоохранительных органов, и не разъяснённых до настоящего времени. Суть версии высказанной Ильичём заключается в том, что перестрелку на военном аэродроме Фюрстенфельдбрюкке могла спровоцировать т.н. «третья сила» – неизвестная снайперская группа, предположительно, состоящая из сотрудников израильских спецслужб, которые действовали втайне от немецких властей. По мнению Ильича, основной задачей предполагаемой группы являлось – инициировать кровавую провокацию на территории ФРГ, для последующего возложения ответственности за произошедшее на немецкие власти, и обоснования крупномасштабных действий по физической ликвидации руководства палестинского движения в Западной Европе и на Ближнем Востоке.

Вертолеты ВВС ФРГ были сожжены в ходе перестрелки на военном аэродроме Фюрстенфельдбрюкке

Внутриизраильское противостояние

Предположительно, власти ФРГ были заведомо не заинтересованы в силовом разрешении ситуации с захватом заложников, и вероятно готовились выполнить требования «Черного сентября» – отпустить террористов вместе с заложниками в третью страну (Египет, Ливия), для того чтобы снять с себя роль вынужденного посредника в переговорах между принципиально неуступчивыми израильтянами и палестинскими радикалами. В случае развития ситуации по данному сценарию, вся ответственность за дальнейшее разрешение вопроса по освобождению заложников легла бы на руководство Израиля, которое осталось бы один на один в переговорах с палестинцами и их арабскими покровителями. Дальнейшее развитие ситуации несложно было бы предугадать, Тель-Авив возглавляемый Голдой Мейр вынужден был бы пойти на переговоры, и тем самым нарушил свои принципы, либо пожертвовал жизнями заложников. И в том, и другом случаях, государственному престижу Израиля на мировой арене был бы нанесен серьёзный урон, а кабинет министров вынужден был бы уйти в отставку, не говоря уже о серьёзном изменении расклада политических сил в Кнессете; Также, следует отметить, что в случае освобождения заложников в арабской стране, поддержавшей палестинских радикалов, даже при условии не выполнения Израилем требований «Чёрного сентября», политические и идеологические симпатии мирового сообщества были бы всецело на стороне палестинцев, проявивших “акт гуманизма в политическом противостоянии сионизму”, а сам Израиль воспринимался как беспринципный агрессор.

Голда Мейр, в 1972 году – Премьер-министр Израиля

Возможная гибель израильских заложников в третьей стране, настроила бы мировое сообщество, население Израиля и его либеральные оппозиционные силы, против действующего правительства, ставящего высшим приоритетом собственные внешнеполитические интересы, а не человеческие жизни своих граждан. Таким образом, получается, что руководство палестинского движения, используя боевиков «Чёрного сентября», ставило перед собой откровенно геополитические цели по изменению расклада сил в арабо-израильском противостоянии, а не заурядную попытку освободить своих коллег, содержащихся в израильских тюрьмах. Напомним, что в 1972г. подразделения специального назначения ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) не имели опыта освобождения заложников на территории вражеских стран. Впервые, им удалось принять участие в подобной операции лишь спустя четыре года, когда самолёт французской авиакомпании «Эйр Франс» следовавший рейсом Тель-Авив – Париж, был угнан боевиками НФОП и немецкой леворадикальной группировки «Революционные ячейки» в аэропорт Энтеббе (Уганда).

Жорж Хабаш (лидер НФОП) и Ясир Арафат (лидер ФАТХ)

Так или иначе, но официальный Тель-Авив вынужден был бы предпринять открытые ответные действия силового характера для сохранения политической репутации. При этом, основной целью ответных действий фигурировало бы целое государство приютившее террористов, но от этого не переставшее являться членом ООН (Египет, Ливия), что могло бы привести к очередному вооруженному противостоянию в ближневосточном регионе. Очевидно, что подобный шаг Израиля, был бы негативно воспринят всем мировым сообществом и членами СБ ООН. Что значительно сказалось бы на внешнеполитической репутации Тель-Авива, и превратило бы его в агрессора.

А был ли штурм?

По данным СМИ, израильтяне изначально предложили немцам направить свою группу захвата для освобождения олимпийских заложников на территории ФРГ, но, якобы, получили отказ (стандартная практика в случае захвата группы граждан на территории иностранного государства). Также, из открытых источников известно, что с момента захвата заложников (~04.10 утра 05.09.72) и до их прибытия в вертолетах на военный аэродром Фюрстенфельдбрюкке (~22.30 вечера 05.09.72), прошло около ~18 часов. Первый же выстрел, якобы, был произведен немецким полицейским в ~23.00. Следует упомянуть, что террористы требовали доставить их в международный аэропорт Мюнхена, для последующего вылета в третью страну. Данный факт свидетельствует о том, что предполагаемая группа стрелков связанных с израильскими спецслужбами, имела фору не менее чем в 10 часов для оценки обстановки, выработки замысла, принятия решения, организации всестороннего обеспечения, проведения рекогносцировки, прибытия и расположения на месте проведения мероприятия, а также организации связи с руководством. С учетом того, что израильское правительство сразу же отказалось от участия в переговорах с террористами, то логичным представляется и возможная проработка спецслужбами Израиля вероятных альтернативных сценариев развития событий. В этих целях вполне вероятно предположить факт конспиративного прибытия в ФРГ группы израильских специалистов или же привлечение сотрудников израильских спецслужб действовавших в тот момент на территории ФРГ, их экипировку и вооружение силами посольской резидентуры Моссад в Западной Германии и их скрытное пребывание в зоне проведения мероприятия. Разумеется, что без наличия полной информации о ходе переговоров баварских властей с террористами и действий оперативного штаба, работа предполагаемой спецгруппы не имела бы смысла. Однако доподлинно известно, что за действиями немецких силовиков лично наблюдал сам руководитель Моссада Цви Замир, который вместе со своим подчиненным Виктором Коэном находился в помещениях оперативного штаба по приглашению немецкой стороны, и поддерживал постоянную связь с израильским посольством и Тель-Авивом.

Генерал Цви Замир (глава МОССАДа)

При оценке официальной версии, невольно обращает на себя внимание факт неоправданно малого количества привлеченных войсковых сил и средств, которые якобы, планировалось задействовать для «операции по освобождению заложников» – всего 5 стрелков с винтовками (снайперов) без средств связи, оптических приборов наблюдения, средств индивидуальной защиты, а также группа захвата из 3-12 полицейских (Данные источников разнятся). И все это при том, что им противостояли 8 террористов с автоматами и гранатами, прикрывающиеся 11 заложниками, т.е. имеющие определённое тактическое преимущество. Таким образом, соотношение противоборствующих сторон было: 0,6 стрелка (снайпера) и от 0,4 до 1,5 полицейского на 1 террориста, что явно не свидетельствует о полноценной проработке штурма, при условии что он вообще планировался. Однако не все так гладко и с самой группой захвата. По официальным данным, она состояла из добровольцев – сотрудников баварской полиции, которые, якобы, ожидали прибытия террористов с заложниками в самолете, и должны были выдать себя за членов экипажа. При этом, упускается из виду тот факт, что в запрошенном террористами Боинге-727, количество экипажа составляет 3 человека (Командир воздушного судна, второй пилот и борт-инженер), и не владеть подобными азами боевики не могли, следовательно, нахождение на борту самолёта остальных сотрудников полиции в количестве до 12 человек, вызвало бы непредсказуемую реакцию у террористов и наверняка привело бы к провалу всей операции. В то же время, если допустить, что группа захвата состояла всего из 3 полицейских, то смысл проведения операции по освобождению заложников и вовсе терял смысл, как заранее обречённый на провал. Но, самое интересное заключается в том, что по данным официальной версии, полицейские из группы захвата незаметно для всех покинули самолет, никого не уведомив о своем отказе от участия в операции. В дальнейшем это спишут на трусость, но весьма удивительным представляется то, что никто из числа членов оперативного штаба, якобы располагавшегося в тот момент на диспетчерской вышке, и стрелков (снайперов), в поле зрения которых находился авиалайнер и приставленный к нему трап, не заметили бегства своих коллег. Тот же вопрос следовало бы задать и войсковому оцеплению места проведения операции, если таковое вообще было.

Так или иначе, но т.н. «группа захвата» попросту испарилась в неизвестном направлении. В дальнейшем, ряд немецких СМИ писали о том, что принимавшим участие в данных событиях полицейским запретили распространять любую информацию о них под угрозой увольнения с лишением пенсии, довольно странная реакция при условии, что официальными властями декларировалась «полная открытость» при проведении расследования. Тот же вопрос возникает и при просмотре кинофильмов, якобы, снятых по мотивам данных событий – террорист поднимается на борт самолёта для проверки, увидев что самолёт пуст он подозревает неладное и возвращается к вертолётам, и в этот момент стрелки открывают огонь по нему и вертолётам, где вперемешку находятся террористы и заложники. Абсурдность данного эпизода очевидна. Принимая во внимание версию Ильича, все эти противоречия возможно объяснить достаточно просто. В ожидании террористов с заложниками, в авиалайнере Боинг 727, готовом к вылету зарубеж, находилась отнюдь не группа захвата, а обычный экипаж в составе 3 человек, который покинул самолёт сразу после начала стрельбы и укрылся в безопасном месте, т.к. находиться в заправленном для дальнего перелета авиалайнере, в топливные баки которого может угодить шальная пуля – удовольствие не из приятных.

Кабина Боинга 727 не слишком подходит для размещения группы захвата в количестве до 12 человек в соответствующей экипировке…

Также, в пользу версии об участии в кровавой развязке данного инцидента, некоей третьей силы говорит благоприятное расположение аэродрома и климатические условия создавали нормальные условия для работы сторонней снайперской группы. Время суток, в процессе которого возможно проводилось мероприятие (~23.00) позволял в полной мере обеспечить меры маскировки и скрытного отхода с позиций.

А по утру они проснулись

После данных событий, израильтяне воспользовались ролью потерпевшей стороны, начали планомерный отстрел лидеров палестинского движения, вне зависимости от их реальной причастности к данному теракту. Причем, данные мероприятия, под условным наименованием «Божий гнев», проводились спецслужбами Израиля на территории третьих стран (Ливан, Франция, Италия, Норвегия и пр.), что однозначно может трактоваться как нарушение соответствующих норм национального уголовного законодательства данных стран, а также нарушение Устава ООН в части касающейся невмешательства во внутренние дела других государств. Косвенные признания об этих деяниях неоднократно озвучивались участниками тех событий в СМИ и кинематографе, при этом, зачастую, ветераны израильских спецслужб открыто заявляли, что порой, использовали те же диверсионно-террористические методы, что и их оппоненты. Однако каких-либо протестов со стороны мировой общественности и правительств стран, на территории которых осуществлялись данные мероприятия, не последовало, за исключением Норвегии, где сотрудники МОССАДа были задержаны с поличным, после убийства случайного человека, принятого ими за лидера «Чёрного сентября» АлиХасана Саламэ. Что касается руководства Израиля, то трагедия в Мюнхене, весьма благоприятно сказалась на политических карьерах властной верхушки. Голда Мейр сохранила кресло премьер-министра Израиля вплоть до 1974г., а в последствии, передала этот пост своему коллеге по партии «Авода» Ицхаку Рабину.

Задержанный норвежской полицией с поличным оперативник спецгруппы МОССАДа после убийства случайного человека, принятого за руководителя Чрного сентября А.Х.Саламэ

Партия “Авода”, известная своими непримиримыми позициями по палестинскому вопросу, входившая в состав блока “Маарха”, сохранила свои правящие позиции в Кнессете вплоть до 1977г. На сегодняшний день, произраильским лобби в среде творческой интеллигенции созданы произведения кинематографа, театра, музыки и литературы, в которых приняли участие лица с мировым именем, с целью создания вокруг Израиля ореола «мучеников», косвенно оправдывающих перед мировой общественностью действия израильских силовиков. При этом, образ врага – «арабского террориста», распространяемый попкультурой в массы, получил настолько широкую известность в мире, что в любой точке земного шара человек в арабском платке автоматически вызывает неосознанный страх и отторжение среди местных жителей. Аналогичных творческих произведений со стороны арабского мира, до настоящего времени не наблюдалось, что свидетельствует об односторонней, а следовательно и необъективной, трактовке ряда исторических событий.

Постскриптум…

В последствии работа «неустановленных снайперских групп», представлявших некую «третью силу», неоднократно фиксировалась в разных регионах мира. Особенную роль такие «вольные стрелки» сыграли в период различных катаклизмов на территории постсоветского пространства, и, зачастую, становились основополагающим аргументом в борьбе различных политических групп за власть. Расстрел рижского ОМОНа в центре г.Рига и демонстрации перед телебашней в г.Вильнюс в январе 1990г., расстрел участников событий в Москве в октябре 1993г., расстрел демонстрантов на Площади независимости в г.Киев в феврале 2014г. и пр. Удобство использования данной методики заключается в том, что она обладает эффектом внезапности, способствует скорейшей и максимальной эскалации текущего конфликта, позволяет перехватить инициативу в период замешательства политического оппонента и, в последствии, обвинить его же в совершении особо тяжких преступлений против человечности.

Кто же следующий?

Алексей Городецкий, Москва, май 2020 года

 

Источник:  zavtra.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.