Правда о схватке Пересвета и Челубея То, что не написано в житиях



На заставке: “Победа Пересвета”. П.Рыженко

Епископ Митрофан (Баданин)

Источник: Православие.Fm

Недавно на собеседовании у Святейшего Патриарха я обратил внимание на картину, висящую в его приемной. Это был подлинник картины Павла Рыженко «Победа Пересвета». На полотне изображена знаменитая схватка непобедимого татаро-монгольского богатыря Челубея и нашего Александра Пересвета — монаха, который по особому благословению преподобного Сергия Радонежского вышел со своим собратом Андреем Ослябей на бой на Куликовом поле.

Великая мудрость и прозорливость замечательного русского святого, преподобного Сергия, проявилась в самой сути этой схватки. Это была битва сил света и сил тьмы. И это вовсе не образное выражение, а самое существо событий, произошедших 8 сентября 1380 года.Когда мы стояли перед этой картиной, один из игуменов Троице-Сергиевой лавры рассказал нам такую историю. В лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями и боевыми искусствами. Когда началась перестройка, он с друзьями решил поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное: все-таки это тибетская национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам. Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет». Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духовные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.Оказывается, Челубей был не просто опытным воином и богатырем — это был тибетский монах, прошедший подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоивший древнейшую практику боевой магии — Бон-по. В результате он достиг вершин этого посвящения и обрел статус «бессмертного». Словосочетание «Бон-по» можно перевести как «школа боевой магической речи», то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира — демонов (бесов). В результате человек впускает в себя «силу зверя», или, проще говоря, превращается в единое с демоном существо, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы.

Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких, избранных духами, воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

На известной картине В. М. Васнецова оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинный смысл происходившего. Павел Рыженко написал этот сюжет вернее: Пересвет на схватку вышел без доспехов — в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Поэтому он и сам получил тяжелую рану от Челубея. Но «бессмертного» он убил. Это вызвало полное замешательство татарского войска: на их глазах произошло то, чего в принципе не может быть. Нарушился привычный ход вещей и пошатнулись незыблемые законы языческого мира.

И по сей день служители духов тьмы, мастера восточных единоборств, хранят память о том, что есть некие «русские», у которых есть свой Бог, сила которого неодолима. И этот русский Бог выше всех их богов, и воины этого Бога — непобедимы.

Источник: Православие.Fm

По теме:

Схватка Пересвета и Челубея: самый знаменитый поединок русской истории глазами трех разных художников

Каждый поклонник военной истории помнит: Куликовская битва, знаменовавшая собой начало освобождения Руси от татаро-монгольского ига, началась с поединка двух богатырей – русского Пересвета, монаха-воина (здравствуй, гордый Шаолинь!) и татарина Челубея. По другим сведениям, последнего звали Темир-Мурза или Таврул, но сие, в общем-то, неважно.

Результаты поединка тоже известны всем. Скоротечная конная схватка, в результате которой погибли оба воина, но великан Челубей вылетел из седла, а смертельно раненый Пересвет – нет. Говорят, он даже умудрился доехать до позиций русского воинства. Исход схватки в каком-то смысле символизирует исход всей битвы: огромные потери для обеих армий, почти “боевая ничья”. Почти… Ценой огромных усилий (и засадного полка Боброка) русским удалось добиться победы. В битве – но еще не в войне.

“Вооружен он был схимою…”

Есть любопытная легенда о подготовке Пересвета к бою. Она гласит, что боевой монах, зная, что копье Челубея намного длиннее его собственного, специально не стал надевать доспехи и даже отказался от щита. Тело Пересвета укрывала лишь схима – особого рода монашеская одежда.

Отказ от доспехов и щита был сделан ради того, чтобы до предела снизить останавливающее действие копья. Якобы Пересвет рассчитывал дать проткнуть себя более длинному копью татарина, но дотянуться до него своим собственным. То есть он изначально готовился умереть героем. Версия эта, впрочем, высказывается в статье “Александр Пересвет и Андрей Ослябя – Куликовской брани ратники духовные”, выложенной на сайте Троице-Сергиевой Лавры, но на данный момент уже удаленной. Так что верить ей или нет – личное дело читателя…)

Также слова “вооружен он был схимою” есть в самом “Сказании о Мамаевом побоище”. Но там не утверждается, что другой защиты у Пересвета не было.

Еще по Рунету бродит неизвестно кем запущенный слух, что копье Челубея ударило Пересвета точно под левую пазуху. Вот в это, кстати, лично я охотно готов поверить. В голову обычно и целит опытный конник-поединщик, а удар приходится, как правило, именно в левую область лица. Недаром европейские бацинеты для конных схваток (современники Куликовской битвы) перфорацию для дыхания часто имеют лишь на правой стороне.

Расположение пазух Расположение пазух

Теоретически, копье татарина действительно могло попасть в любую из этих пазух, верхнюю или нижнюю.

Другой вариант, о котором я даже вспомнил не сразу, инерция мышления – в общем, спасибо комментаторам…))) Пазуха – полость, пространство между грудью и одеждой. Попадание в левую пазуху – в левую область груди, под сердце. В любом случае рана эта – смертельная.

Впрочем, мы, кажется, отвлеклись…

Самая известная картина

Самое известно полотно “Поединок Пересвета с Челубеем” принадлежит перу М. И. Авилова и написано в 1943 году. Вот оно:

Поединок Пересвета и Челубея, Авилов, 1943Поединок Пересвета и Челубея, Авилов, 1943

Сразу оговоримся, что именно художественные достоинства полотен мы рассматривать не будем. Ваш покорный слуга в изобразительном искусстве разбирается, как хавронья из колхоза “Светлый путь” в абхазских мандаринах. Меня интересует примитивность и конкретика – сам поединок…

Пересвет слева, Челубей справа. На картине Авилова именно русский воин облачен в доспехи, при том очень хорошие. На нем юшман, для 1380 года – самая что ни на есть современная защита, которая еще только-только начинает появляться у русичей. Броня, достойная князя. Традиционный заостренный шелом, вполне себе по сезону, и небольшой каплевидный щит. Вообще-то такие щиты считаются скорее атрибутами пехоты, но данный конкретный экземпляр за счет малых размеров вполне допустим и для всадника. Европейские тарчи имели примерно такие же габариты, разве что более угловатую форму…

Челубей оснащен гораздо скромнее. Какая-то серая рубаха (кольчуга???), соболий малахай, который слетает с головы от удара, и круглый щит-калкан, традиционный для почти всех восточных народов. У Авилова Челубей вообще не выглядит богатырем. Он выглядит прямо-таки клишированным татарином – легковооруженным, даже без шлема, только дорогая алая с золотом попона развивается по ветру…

Кони встали на дыбы – это значит, что всадники почти столкнулись грудь в грудь. К слову, специально подготовленные для поединков лошади привычны расходиться левыми боками, но такая традиция обучения существовала в Европе. Характерна ли она для средневековых Руси и Орды, мы попросту не знаем.

Важно другое: кони остановились. Резко замерли, поднявшись на задние ноги. Значит, пассивного копейного удара за счет разгона уже не получится – инерция погашена, и вообще разгон не мог быть слишком сильным – в противном случае лошади бы не успели притормозить и встать на дыбы. Либо один, либо другой конь непременно упал бы. А возможно, и упадет прямо сейчас, мы же видим картину в динамике…

Копье русича пробило щит Челубея и вошло ему аккурат в область сердца через левую руку. А вот куда попало оружие татарина, мы на этой картине просто… Не видим. Вроде бы оно упирается в щит богатыря, но все загораживает лошадиная шея.

Если до потомков не дойдет никаких сведений об этом легендарном поединке, кроме картины Авилова, они вполне могут подумать, что Пересвет уцелел…)

Кстати, если предположить, как проходил поединок, если бы полотно Авилова считалось историческим источником, то я бы сказал, что татарский батыр, будучи опытным поединщиком (об этом твердят все летописи), рассчитывал поразить русича, проносясь слева от него. Так проходит “классический” конный поединок. А русский направил коня лоб в лоб, грудь в грудь, на таран…

Великая дуэль глазами Васнецова

Существует менее известная, но тоже классическая картина знаменитого Васнецова – на ту же тему. Вот она:

Бой Пересвета и Челубея, Васнецов, 1914Бой Пересвета и Челубея, Васнецов, 1914

Здесь русский монах-воин изображен в классическом одеянии чернеца, поверх которого надета кольчуга. Шлема на нем нет. А Челубей… Ну, Челубей. Некий абстрактный кочевник практически без признаков конкретной национальной принадлежности.

Это полотно интересно тем, что здесь оба всадника орудуют копьями по-старинному – держа их обратным хватом и наносят удар сверху вниз, несмотря на то, чо у обоих витязей тщательно прорисованы стремена. Здесь кони тоже встали на дыбы – и, кстати, чисто с практической точки зрения активные удары копьями вот в таком манере, находясь практически на одном месте и закрываясь головой и шеей поднятого на дыбы коня, выглядят гораздо логичнее.

Уфф… Постараюсь попроще. Короче, у Васнецова обосновано, почему лошади на задних ногах, а у Авилова нет. Как именно проходил самый знаменитый “двобой” русской истории, велся ли он на западный манер, с пассивным ударом с разгона, или на устаревший восточный – обменом активными ударами, эдаким копейным фехтованием, мы точно не знаем. Летописи не уделяют внимания таким деталям. Считается, что русская дружина, которая на тот момент была во многом близка западному рыцарству, умела и так, и эдак. Татаро-монголы, кстати, тоже. У них вообще конница в тяжелой броне появилась раньше, чем у славян.

Впрочем, “Сказание о Мамаевом побоище” утверждает, что Челубей – печенег. Что довольно странно, печенегов к XIV веку уже давно и след простыл. А вот у Мамая, гляди-ка, есть…))

Произведение Васнецова ныне почти забыто. По сравнению с картиной Авилова, которая так и дышит бешеной динамикой боя, полотно Васнецова выглядит почти лубочной картинкой. Даже удивительно, что его написал именно он.

Впрочем, 1914 год… Это многое объясняет.

Третья картина

Это еще менее известная, но мне кажется, весьма любопытная вещь, написанная в 1938 году Маврикием Петровичем Якоби. Вот оно:

М. П. Якоби, "Бой Пересвета и Челубея", 1938.М.П.Якоби, “Бой Пересвета и Челубея”, 1938.

В отличие от первых двух картин, она написана не в годы войны (хотя многие скажут, что в 1938-м близкая война прямо-таки ощущалась в воздухе). Здесь мы видим классический рыцарский поединок, разве что лошади расходятся не левыми, как было принято на Западе, а правыми боками. Ястребиное лицо Челубея прямо-таки дышит дикой степной яростью, он приник к холке и…

Хотя стоп. Где тут кто? Вертай назад – Пересвет тут справа, а татарин-печенег слева. Это татарина сейчас колют копием в горло. У воина справа русский каплевидный щит и русский же прямой меч на боку, а за спиной его готовятся к схватке явно славянские воины.

Здесь Пересвет изображен отнюдь не высокодуховным иноком. Лицо злое настолько, что в первую минуту его-то и принимаешь за татарина. Последний, изображенный откидывающимся назад, облачен в типично русские доспехи. Его отличает только круглый щит и кривая сабля, а лицо в момент гибели даже какое-то… Одухотворенное, что ли?

Вообще полотен и артов на данный сюжет существует очень много. Всех не упомнишь, обо всех не напишешь. Три упомянутых картины уже давно и надежно являются классикой. Из современных можно назвать, например, картину Дмитрия Березина “Поединок…”, написанную совсем недавно – в 2019 году. Она выполнена в стиле реалистической живописи, но там-то как раз Пересвет выглядит монах монахом, и никаких доспехов на нем, в точности как по церковной легенде, нет. Зато злой татарин запакован в броню что твоя черепаха.

Насколько реалистичная такая живопись – увы, судить не мне…)))

 

Источник:  zen.yandex.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИСТОРИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.