Алекс Зес: Проблема утечки мозгов из России как вызов модели технологического цивилизационного прорыва. Системные причины.



фото:  pixabay.com

Сегодня мы поговорим об актуальной теме утечки мозгов. Она напрямую связана с существующей моделью работы системы управления и почти совершенно не связана, как не странно, с антипатриотическими настроениями. Наоборот, именно проблемы структурного управления негативно влияют на патриотические настроения. Хотя, как известно, В.Путин объявил патриотизм национальной идеей. Об этом мы поговорим отдельно, как патриотизм не сделать квасным и что необходимо для его наполнения смыслом реального действия.

Так вот, о мозгах и протечках. Чтобы понять причину такого явления, надо понять что это за мозги и почему они вынуждены в итоге уходить из страны. Мы сейчас не говорим о бегущих за колбасой, за сладкой жизнью, комфортом и прочими плюшками. Это тема для тех кто едет вынуждено, не реализуя себя в стране. Не имеет возможности реализовать свои идеи и предложения. Категория людей о которых идет речь, это новаторы, изобретатели потенциальные источники роста. Годами тыкаясь в систему, пытаясь выйти с своими предложениями, многие из которых действительно интересны и могли бы приносить пользу стране, они в итоге встают перед выбором – потратить еще неопределенное число лет на попытки пробить стену или ответить на позитивный отклик из вне. Большей части такой отклик, к сожалению для нас, приходит рано или поздно. Речь ведь не о какой то там сладкой жизни, речь о реализации смысла жизни человека, разработке или идеи которой он посвятил всю свою жизнь. По сути это вопрос жизни человека и ее сысла. Сможет ли он состоятся как личность в ней или в итоге не реализоваться и уйти в «торговлю»? Вопрос не праздный.

Вопрос на деле даже серьезнее судьбы отдельной личности, это вопрос безопасности страны и потенциала ее развития. В своей статье Алекс Зес: День, когда пришел коронавирус – разрушитель систем… я уже частично ответил на вопрос почему это происходит. В системе не созданы механизмы работы с таким типажом личности. Отсутствие работающего механизма выборки подобных решений ведет к нарастанию, как социальной напряженности, так и неизбежному оттоку активной части населения из страны.

Вы конечно можете сказать что это незначительный процент людей. Это правда. Однако, я могу напомнить пример академика Лаврентьева в 40х годах прошлого века. Чтобы было если бы он в свое время «утек» из страны. Почитайте его историю. Конечно можно не пускать, однако думаю период такой «методологии» мы уже пережили. Пора развивать системы способные агрегировать таких людей, а не выталкивать их на обочину. Решить вопрос могли бы Центры мониторинга инновационных решений во всех сферах жизни с механизмами позитивной обратной связи. Это позволило бы государству приходить к носителям идей с интересными для них предложениями. Это политика Большой игры на развитие. Тут оценки типа «купи-продай», « я дам сегодня рубль, хочу завтра два», по сути на данный момент доминирующей в современной управленческой доктрине, не работают.

Во-первых, любая работа с точками роста должна строится исключительно на венчурном механизме, так как результат тут возможен только в модели большого числа разработок. Некоторые будут удачные, какие нет, но в целом будет системный результат.

Во-вторых, в отличии от «торговой» модели, политический подход настроен на формирование состояния общественной среды . Это долгосрочная задача напрямую связанная с стабильностью системы. Я утверждаю, сейчас создание и внедрение механизма позитивной обратной связи государство-человек_носитель_идеи-разработки, является системной необходимостью и промедление в создании таких механизмов может иметь критические негативные последствия для стабильности системы.

Разберем конкретный пример чтобы было понятно о чем речь.

Возьмем реальный РНК препарат Виталанг -2 разработанный сибирскими учеными небольшой компании ООО «Сиббиовет». Отмечу, учеными, не просто группой энтузиастов – любителей. Данный РНК препарат, будучи совершенно готовым к использованию, в том числе в борьбе с коронавирусами в существующей системе не может пройти даже стадию тестирования. Просто в системе нет механизмов работы с инновационными решениями. По образному выражению Михаила Хазина, у чиновника нет кнопки на которую нужно нажать чтобы запустить процесс. В принципе нет. Мало того. Попытка чиновника помочь инновации может быть рассмотрена как потенциальное лоббирование, а это по сути в нашей стране запрещено. О лоббировании надо поговорить в отдельной статье, но сейчас важно чтобы читатель не пытался привычно обвинить чиновника в ретроградстве, а понял причину торможения инноваций в системе, отсутствие окон возможностей для такого типа решений. Их просто нет.

Конечно же препарат Виталанг — 2 создавался и задумывался для людей. Это развитие подхода реализованного еще в советских разработках типа Ридостин. Тут иная «лампочка Ильича», но тот же класс препаратов. Однако зарегистрировать и запустить в России лечебный препарат очень сложно, долго и дорого. По мнению авторитетного руководителя фармкомпании «СФМ-Фарм» Андрея Бекарева, на такой процесс необходимы много лет и один миллиард долларов. Очевидно, никакая группа разработчиков вытянуть такое решение не может, а у государства нет пока механизма поиска и поддержки таких решений. Получается замкнутый круг. Даже если у вас имеется решение проблемы COVID-19, даже если это решение уже существует в виде готового препарата, по сути шансов его внедрить нет.

Поэтому разработчики и производители идут путем доступных последовательных итераций. Первично препарат регистрируется как ветеринарный. На это тоже уходит несколько лет, в том числе проводятся все необходимые тестирования, и немалые средства, но не сопоставимые с затратами на регистрацию и внедрение препарата для людей.

Конечно, когда начались известные события с COVID-19, разработчики начали сигналить во все доступные инстанции о существовании потенциального решения проблемы. Все что они могли сделать в рамках своих возможностей. При этом они не просили у государства средств, они готовы были в рамках своих, пусть, скромных возможностей, даже поставлять препарат по минимальным ценам в критические точки, врачам, силовикам, конечно в случае если препарат покажет в официальных тестах хорошую лечебную динамику. Разве это не реальный патриотизм? От государства требовалось лишь проверить это, а уж потом, если решение будет эффективным, вместе с командой думать как это эффективно масштабировать. Этот простой вопрос уперся в невозможность его решения. У государства нет механизма работы с такими решениями даже в условиях прямой угрозы своей безопасности! COVID-19 серьезная угроза, в том числе ведущая к большим экономическим потерям.

Комиссия СО РАН по борьбе с COVID-19 рассмотрела вопрос о препарате Виталанг-2 и в рамках модели технологических лифтов рекомендовала поддержать исследования его эффективности. Письмо было направлено более месяц назад господину Мишустину. Ответа нет до сих пор. В понедельник копия письма было направлено господину Собянину. Чтобы не быть голословным приведу скан этого письма:

Все письмо в формате PDF можете скачать по ссылке У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. Официальный релиз СО РАН был опубликован в понедельник.

Что мы имеем. Компания разработчик РНК препарата, читай инновационного подхода к  проблеме лечения и профилактики COVID-19, сигнализирует о существовании потенциального решения. Мало того, заручается поддержкой СО РАН, академической среды, по сути экспертного сообщества. Каков итог? Судите сами. Ответа пока нет.

В рамках гражданской инициативы граждане, столкнувшиеся в использованием препарата, сами начали писать письма в администрацию Президента, лично В.Путину, в профильные комитеты Госдумы, в Министерство обороны, Министерство здравоохранения и еще в многие профильные ведомства и структуры обращая внимание на существование такого решения. Однако пока эффект не известен. Иначе говоря мы имеем дело не с решением отдельного чиновника, а системным ответом на запрос.

Почему происходит торможение простого вопроса тестирования препарата? Еще раз, проще всего винить чиновника, но проблема не в нем. Проблема в отсутствии управленческого механизма. В личных контактах многие чиновники поддерживают производителя препарата, но реально помочь они не могут, потому как формально механизма такой работы просто не существует. Ну и не будем забывать о банальных корпоративных интересах. Вопрос решения проблемы COVID-19 это очень большие потенциальные ресурсы и идет конкурентная борьба за них. Не надо игнорировать этот факт. «Случайного» разработчика пускать туда нет желания.

Маленькой компании инновационных разработок пройти такой барьер фильтрации, даже при наличии эффектного решения, практически проблемно. Как мы видим это трудно и при наличии рекомендации профессионального сообщества в виде СО РАН.

Пришлось так подробно описывать ситуацию вокруг данного препарата, потому как это очень «хорошая» иллюстрация работы системы с реальным решением. Обратите внимание, полностью готовым к официальному тестированию (думаю все понимают что это значит), но по формальным фильтрам отсеивающим такие решения. Нет сомнения что инновационный потенциал России огромен, но он просто не может быть реализован. Для решений такого рода нет окон возможностей и нет самой системы работы с решениями. Создание ее требует политической Воли. Владимир Путин недавно выступил с тезисом «Россия отдельная цивилизация, развитие которой возможно на основе технологического прорыва». Однако реализовать технологический прорыв опираясь только на существующие модели управления и распределения при работе с такими задачами крайне проблематично. Пример ситуации с Виталанг-2 это иллюстрация реальной картины на данный момент.

Мы уже выступали с инициативной создания Центров мониторинга точек развития с позитивной обратной связью. Они могут быть созданы как государственные или частные образования. Это во многом зависит от задач. Например, инновационные задачи в социальной сфере скорее всего должны быть реализованы при участии государства. Однако, здесь надо напомнить, чтобы не попасть в ситуацию 2011 года, когда были уже попытки реализовать нечто подобное спустив ее исполнителям отобранным по классическим методам, такой подход неэффективен. Необходимо найти и внедрить в систему носителей методов и подходов вариативного типа. Способных формировать задачи с общих позиций и имеющих иное, не карьерное по своей природе, мышление. Это большая задача. По сути создание параллельного механизма внедрения. Механизма технологических лифтов, о которых говорит советник по новациям СО РАН Ольга Дорохова. Важная и необходимая инициатива.

Сегодня у государства есть все возможности реально реализовать программу Владимира Путина о формировании отдельной цивилизации — России, на базе технологического прорыва. Есть в стране масса потенциальных Лаврентьевых , но без создания окон возможностей в системе для такого типа людей это проблемно. Во многом это тест для системы, для элиты, для руководства страны. Необходим качественный переход к формированию функциональных ниш для работы с новациями. Решить эту задачу только в рамках классических подходов, опираясь только на имеющийся формальный потенциал, по сути означает потерять большую часть умов и решений.

Возвращаясь к теме статьи. Разработчики Виталанг-2 занимают исключительно патриотическую позицию. Именно поэтому несмотря на разные предложения они продолжают пытаться реализоваться в России. У них много решений и разработок. В том числе по лечению тяжелых заболеваний: рака, инсультов и банального хронического герпеса. Но если в случае с ними они понимают причины проблем внедрения в России и готовы «ломать стены», то ведь многие не станут этого делать. Куда проще сегодня согласиться с предложением из-вне… Иметь возможность развивать свою идею или сегодня быть невостребованным в России? Это и есть главная причина эмиграции умов из страны. Речь об умах без кавычек, а не вообще об эмиграции)

Решить ее можно, но потребуется пересмотр самой концепции управления. Внедрение в нее вариативных элементов, отличающихся от классических линейных решений. Потребуется начать мыслить не столько экономически сколько политически. Но разве можно иначе решить проблему цивилизационного вызова и превращения в глобальный мировой центр? Ответ тут очевиден. Выбор за элитой. Остаться в рамках классических решений, потенциал которых тает вместе с накопленными ресурсами в тучные годы или пойти путем расширения возможностей для людей. Удивительно, это не столько вопрос средств, по сравнению с ежедневными потерями от COVID-19 они мизерны, это вопрос философско-методологического подхода, меняющего управленческое поле в стране. Вопрос совсем не простой. Здесь иллюзий «волшебной палочки» питать не надо. Но решать его придется, причем сейчас. Это вопрос не только экономических последствий, это вопрос системной необходимости. Нравится это или нет. Соответствия систем управления и сформировавшихся условий принципиальная необходимость.

Тут еще и вопрос правильного патриотизма, о котором совершенно верно говорит Владимир Путин, как о национальной идеи. Только чтобы эта идея не превратилась в очередное шоу патриотических «хунвейбинов», а принесла реальные плоды, ее необходимо наполнить смыслом для каждого человека, через окна возможностей для него. Об этом мы поговорим в следующей статье скоро.

 

Алекс Зес

 

Источник:  oko-planet.su

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ИДЕОЛОГИЯ


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.