«Мы пьяные ложимся»: режиссер 14+ снял фильм про «зомби в ватниках» в блокадном Ленинграде



Традиция выпускать в год хоть по одному ушату дерьма про Великую Отечественную не обошла 2020-й несмотря ни на какие коронавирусы. И вот очередной «светлоликий» режиссер Андрей Зайцев, который снял до этого скандальный фильм «14+», решил подобрать премии европейских фестивалей и госденьги, представив зрителю трейлер про «зомби в ватниках» под названием «Блокадные дневники».

«Мы пьяные ложимся, мы пьяные встаем, мы пьяные родились, мы пьяные умрем», – такими словами песни заканчивался прошлый «шедевр» очередного российского «киногения» Андрея Зайцева «14+», который он анонсировал как историю про «российских Ромео и Джульету», а вышло, как сказали сами подростки, про «перепихон». То есть, кроме алкоголя и секса за кадром, там не было ничего, от слова совсем. Какие «Ромео и Джульета», ни любви, ни характеров, ничего кроме дешевой пошлятины. О том, что с ними произойдет, когда они перестанут быть юными, хорошо видно из описания образов взрослых – учителей и родителей. Они показаны уродливыми, опустившимися, проживающими пустую, убогую и бессмысленную жизнь. Они пьют, потом безобразно скандалят, а потом снова пьют.

И вот, спустя пять лет этот деятель решил снять кино про Великую Отечественную, да не просто про войну, а одну из самых трагических ее страниц – Блокадный Ленинград. А что – фильмы про войну у нас всегда идут на ура, тот же Т-34 тому яркое доказательство. Да и денежно это, в конце концов – среди спонсоров, собственно, кроме Минкульта, Фонда Кино и Российского военно-исторического общества, никого не замечено. А зачем – народ со своих налогов оплатит, да и если фильм провалится в прокате, а он провалится, то ничего страшного не случится. Это не у частника деньги брать, а значит можно просто скорчить недовольную мину и сказать, что он – этот народ, не изменился и не понимает «гениев». Зато кучу премий в настоящих «цивилизованных» странах дадут – в Германии и Италии, например. Там с удовольствием узнают, что ничего плохого их предки не делали – просто «животных» голодом морили.
В общем, подумал Зайцев, да и снял «Блокадный дневник», трейлер которого недавно вышел. Смотрите, любуйтесь, как «зомби в ватниках» кидаются и отбирают хлеб у детей.

В фильме показаны реальные зомби, прямо из голливудских сериалов. Вот кадр из американского сериала «Ходячие мертвецы».

зомби

А вот кадр из трейлера «Блокадного дневника».

блокада

Разница в том, что в США лето, тепло, а у нас зима, холодно и «зомби» в ватниках.

Само собой, после выхода трейлера первыми возмутились сами блокадники. «Я не знаю, как надо озлобиться на советскую власть, на ленинградцев и вообще на честных людей, чтобы такое снять. Это невероятно пакостно и мерзко! Я считаю, что нельзя авторов этой картины называть людьми после того, что они сняли», — рассказала журналистам блокадница, доктор психологических наук, профессор Рада Михайловна Грановская. Она, пережившая блокаду 13-летней девочкой, могла бы многое рассказать Зайцеву.

Но разве таким как Зайцев нужны те, кто реально знает, как было? Тем более, что сам режиссер превосходно знает, как было, о чем и рассказал пиарящей «шедевр» «Российской газете» – все-таки на госденьги кино снимали, надо и госрекламу сделать. «Завхоз вез на санках хлеб детям. Санки на кочке перевернулись прямо рядом с очередью за хлебом. Буханки вывалились, и очередь как током ударило: потеряв контроль над собой, люди бросились к хлебу. Но в последний момент мужчина успел прокричать, что это детям. И истощенные, измученные голодом люди опомнились, помогли собрать и сложить обратно весь хлеб», – рассказал сам Зайцев. То есть, те, кто стоял в очереди не изображал из себя дешевого голливудского зомби, не бросался на санки, а было все с точностью наоборот – голодные люди, узнав, что хлеб – детям, не вгрызлись и бросались как собаки, а сами собрали его в санки обратно.

В одном из самых лучших фильмов про блокадный Ленинград ,«Зимнее утро», где рассказывается, как 11-летняя девочка спасла жизнь маленькому мальчику в условиях блокадного ада, есть одна важная и удивительная фраза, где сидя в бомбоубежище, только в начале блокады, показывают обыкновенного «светлоликого» паникера, рассуждающего как неплохо было бы сдать город немцам. И больной интеллигентный старик ему отвечает: «Выживут не сильные, а те, кто останется людьми. Гитлер решил провести эксперимент – способны ли обстоятельства превратить людей в троглодитов или же останемся ли мы людьми во всем? Понимаете, во всем?!».

Они остались, и та история, где голодные люди помогали собирать хлеб детям, говорит об этом лучше всего. А вот их потомки, которые сняли это самое убожество в виде трейлера – уже нет, как потеряли человеческий облик снявшие «Праздник» и «Дылды». Им, тем кто снял, плевать как там было – главное хайпануть на «человечинке», скандальчик погромче, да баблишка с премиями от тех стран, кто эту блокаду устраивал, побольше. Они, ни разу не голодавшие, «светлоликие» тусовщики, под слова про «подвиг» как раз и стали теми «троглодитами» – людоедами, о которых говорил больной умирающий старик в Ленинградском бомбоубежище… Как там в песенке из «14+» – «Мы пьяные ложимся, мы пьяные встаем, мы пьяные родились, мы пьяные умрем».

Руслан Ляпин, РИА «Катюша»

Источник:  katyusha.org

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.