Священник, назвавший гражданские браки проституцией: «Меня угрожают убить или покалечить. Но мусульмане встанут на защиту старого батюшки»



Отец Димитрий Смирнов в большом интервью Радио “Комсомольская правда” объяснил вызвавшие скандал слова

Очередной скандал разворачивается вокруг слов священника Димитрия Смирнова. Батюшка рассказывал о семейных отношениях. И назвал женщин, которые живут без венчания и штампика в паспорте – бесплатными проститутками.

Высказались все — от депутата Натальи Поклонской до телеведущего Владимира Соловьева. Пришло время объяснится. Священник пришел на большое интервью на Радио «Комсомольская правда».

«МЕНЯ ПЕРЕВРАЛИ!»

Голованов:

– Не так много времени прошло, отец Димитрий, с нашего последнего интервью. И тут просто все полыхнуло. Я даже не сразу понял, от чего у меня телефон вибрировал. Куча сообщений. Просят: позвони отцу Димитрию, сделай комментарий. Батюшка обозвал наших девушек проститутками. Я стал открывать новости, читаю. Сказано: отец Димитрий назвал женщин, которые живут в гражданском браке, проститутками. А почему так жестко? Неужто мы не должны всех прощать?

Отец Димитрий:

– Нет, это вообще клевета. Я не называл женщин проститутками. Речь шла о явлении. Что современный мужчина, предлагая не руку и сердце и защиту, и свою любовь навсегда, а без всякой ответственности склоняет ее к блудному сожительству. И единственное здесь современное и литературное слово, в котором нет ничего такого. Это постоянно употребляется и в прессе, и по телевидению, когда показывают налеты на бордели. Никаких женщин ни из какой социальной группы даже и не хотел обидеть, оскорбить. Речь идет о другом. Церковь вообще отделяет грех от самого человека. Церковь никогда не говорит человеку: пьянчужка. Или – алкаш. Но есть явление – алкоголизм. Здесь тоже есть явление.

С точки зрения лучшей половины человечества, которая есть женщина, она поставлена церковью на высочайшую из высот. А современные мужчины, которые есть маменькины сынки, я не могу все это повторять, потому что это в том же сюжете. Я начал разговор свой с молодой группой мужчин и девушек, и они мне задавали всякие вопросы, я отвечал, как могу. Это наше частное дело. Причем тут какие-то юристы из Поморья или еще откуда-то.

Голованов:

– Выдернули из контекста слова?

 Отец Димитрий:

– Абсолютно. И получилось: он оскорбил. Когда, где, кого?

Голованов:

– Но гражданский брак – это проституция, это блуд?

Отец Димитрий:

– Конечно. Я дал разным СМИ 17 интервью сегодня. Представляете, народ настолько одичал, что даже не понимает, что такое грех, а что такое – грешник.

Голованов:

– Как вы думаете, почему все переполошились? Что-то больное сковырнули?

Отец Димитрий:

– Это же к ним не относится. Если вы не таковы, чего вы злитесь? Можешь меня в ответ так же назвать. Я просто улыбнусь – и все. И потом, это частный разговор. Ну, выложили это в сеть. Пожалуйста, люди читают. Но почему вырвать один кусочек и из этого кусочка обвинить, что я объявил. А они прессе верят. А пресса уже два раза меня хоронила, например. И это вываливается, как будто я какой-то женоненавистник. Теперь они, кто-то собирается в суды подавать. На основании чего? Не было события преступления.

«ИЗВИНЯТЬСЯ НЕ БУДУ»

Голованов:

– Вы отказались приносить слова прощения. А митрополит Волоколамский Илларион принес извинения. Позвольте, я зачитаю: «Протоиерей Димитрий Смирнов нередко позволяет себе эпатажные высказывания, оскорбительные для женщин…»

Отец Димитрий:

– Стоп! Какие высказывания оскорбительные для женщин? Ну-ка? Причем нередко – значит, часто. Часто – это хотя бы три. Ну, давайте тогда пусть приведут, что я говорил о женщинах. Да я даже о проститутках никогда плохо не говорил. Я только их жалею.

Голованов:

– Алена Водонаева, с которой вы тоже ругались заочно? Как минимум, дурой ее назвали.

Отец Димитрий:

– Не помню такого. Ну как можно в эфире, который слушает вся русская нация, сказать, что детей убивать можно и нужно? Это что, умный ответ? Как так? Мы – вымирающая нация. У нас полтора ребенка на семью в целом по стране. Наш национальный лидер говорит, что это главная задача – повышение рождаемости.

Отец Дмитрий Смирнов
Infogram

Голованов:

– Позвольте, я дочитаю, что владыка Илларион говорит: «Делает он это, как я полагаю, из благих побуждений, желая привлечь внимание общественности к теме защиты брака и семьи. Однако получается не всегда удачно. Приношу свои извинения тем многочисленным женщинам, которые почувствовали себя оскорбленными очередным эпатажным высказыванием священника».

Отец Димитрий:

– Но я-то не оскорблял их. Я выступал за женщин. Я хочу, чтобы у женщин был тот самый высокий статус, который ей придала церковь. Это лучшая половина человечества. Я не хочу, чтобы они были обмануты. Я не хочу, чтобы ими пользовались. Их молодостью, красотой. Я хочу, чтобы у каждой из них была семья, о которой она мечтает. Я хочу, чтобы ее добивались десятки человек, а она выбирала лучшего. А не отправлялась к первому встречному, который говорит: давай вот так.

«СДЕЛАЙ САМА ЕМУ ПРЕДЛОЖЕНИЕ»

Голованов:

– Все так всполошились, это все обсуждают. Столько оскорбленных. А почему?

Отец Димитрий:

– Оскорбленных к этому подготовили. Это вообще перестало быть грехом. Меня это явление оскорбляет.

Голованов:

– Вот эта проституция, которая происходит?

Отец Димитрий:

– Буквально, я просто назвал вещь своим именем. На вполне литературном языке. Явление, а не женщину. Даже сейчас, когда приходит женщина и говорит: у меня такая ситуация. Я ей всегда говорю: сделай ему предложение. Скажи: мы вот живем уже три года. Достаточно друг друга узнали. Ну давай поженимся. Если он этого не хочет, значит, он тебя не любит. И готов в любую минуту бросить. Чем позже, тем тебе будет больнее. Но это же факт.

Отец Дмитрий Смирнов
Infogram

Голованов:

– Давайте посмотрим, чем все это обернулось для вас, может, даже в какой-то степени. Потому что адвокат Алены Водонаевой Катя Гордон обещает подать на вас в суд.

 Екатерина Гордон (запись):

– Если честно, воспринимаю его не как протоиерея, потому что он гражданин, мы живем в светском обществе. И закон един для всех. Мне интересно, как юристу, насколько быстро включится механизм проверки. Поскольку с Аленой Водонаевой он был включен буквально через несколько дней. Как его вызовут для дачи пояснений, придет ли он, как пройдет лингвистическая экспертиза. И что спустя тридцать дней нам расскажут в прокуратуре или в Следственном комитете. Есть еще второй момент.

Я, как представитель той самой оскорбленной социальной группы, взываю к ответственности. И я хочу, чтобы меня, как женщину в России, которую оскорбили, и нас таких много, у меня на данный момент принято уже пять клиентов наших, которые аналогичные заявления готовы писать. Я хочу жить в стране, где не оскорбляют огульно женщин, где нет сексизма, где представители церкви не наделены какими-то дополнительными возможностями и опциями.

Голованов:

– Вы извиниться перед ними не хотите?

Отец Димитрий:

– А в чем? Я ее в глаза не видел. Как я ее могу оскорбить? Я говорю, что это явление, во-первых, порочно. Во-вторых, оно оскорбляет женщину, такой статус. И в-третьих, что я хотел бы это изменить. Если священник сталкивается с грехом и он молчит, этот священник изменяет Христу и церкви. Он должен назвать грех грехом. Что я и сделал в этой группе молодых людей, с которыми я беседовал. У меня спросили что-то вроде: как вы относитесь? Я ответил. Там не присутствовала ни мадам Гордон, ни ее сожитель, ни представители других социальных групп из этой группы. Мы беседовали. В чем мой грех? Что это было выложено в эфир? Мотив у меня какой? У меня мотивация противоположная.

«НАПАЛИ БЕСЫ»

Голованов:

– Вы перед эфиром сказали, что вам угрозы поступают.

Отец Димитрий:

– Мне уже несколько человек звонили. Одни – с желанием убить. Да, угрозы. Другие, я не буду повторять это выражение, но сильно избить. Эти люди не называют ни своих имен, ни адреса, ни е-mail. Я не знаю, кто.

Голованов:

– А от начальства вам кто-нибудь звонил, пытался сказать: отец Димитрий, хватит, не надо, извинитесь.

Отец Димитрий:

– Нет, никто не звонил. А мой начальник – Святейший Патриарх. Если он мне скажет, я вообще перестану выступать.

Голованов:

– Многие думают, что вы — троллите народ. Такой провокатор, шутник.

Отец Димитрий:

– У меня цель-то – не провокация. У меня ревность о Боге моем. А не создать провокацию. Я вполне доволен, что очень многие люди услышали об этой проблеме. И услышали старого священника, который об этом говорит. Может, задумаются. Может, кто-то прочтет. Может, это поможет какой-то ситуации. Может, какая-то женщина, которая находится в середине этого обмана, того мужчины, который ей пять лет морочил голову, и я ей помогу. Но цель-то не эта. А цель только одна – назвать вещи своими именами. Я понимаю, что если у человека что-то другое на уме, то у него может быть совершенно другой взгляд. Я-то – не рупор церкви. Это просто моя пасторская практика.

Вот еще очень знаменательно. В тот день, когда началась эта кампания против меня, мы освятили и подняли на храм в честь царственных мучеников золотой крест. И началось.

Голованов:

– Это бесы активизировались?

Отец Димитрий:

– А кто же? Может быть, и бесов нет? Бесы есть. Из Евангелия мы это знаем. И этому верим. Что я им сделал плохого? Ну что-то он сказал, – да плюнь и разотри. Все храмы, которые я построил, а это десять, это сопротивление отчаянное на любом уровне.

Голованов:

– Здесь это сопротивление есть?

Отец Димитрий:

– Я вот увидел.

«СОБЧАК ВЫГНАЛ БЫ ИЗ ХРАМА»

Голованов:

– Я хотел поговорить с вами про венчание. Потому что многие церковные люди говорят: «Почему церковь тогда допускает венчание в десятый раз Аллы Пугачевой. То на Филиппе Киркорове, то на Максиме Галкине. Потом пускают Собчак в храм, когда она на катафалке приезжает. Почему перед ней просто ворота на амбарный замок не закрыли, а пустили ее, понимая, чем это обернется».

Отец Димитрий:

– Нам сказали на епархиальном собрании, что эти люди (Собчак и Богомолов) перед этим покаялись во всех своих таких эпатажных. И никто в суд не подавал. Поэтому, если они покаялись, то да. Но то, что они тут же стали… вернулись к тому же, это безобразие. Я для себя решил, если бы ко мне пришли, я бы не стал.

Голованов:

– Вы бы не венчали их?

Отец Димитрий:

– Я бы – нет. Потому что потому что они свое покаяние как бы растоптали.

Голованов:

– Отче, а вы угроз не боитесь? Ведь правда могут напасть.

Отец Димитрий:

– Кстати, вот случай. Я ездил тут, было 135 лет епархии Екатеринбургской, на празднование. Меня владыка митрополит пригласил. И вот обратно возвращаюсь, в аэропорту «Шереметьево» жду, пока поедет эскалатор с моим чемоданом. Ко мне подходит мусульманин. Молодой, с бородой, ни одного седого волоса. Обнимает меня, называет свое имя. И говорит: я имам. Я тебя так уважаю. Я слушаю все твои проповеди. И рассказываю своим прихожанам. Обнимал меня с такой любовью, нежностью.

Если что-то начнется серьезное, я обращусь к мусульманам. Меня слушают, мои проповеди и мои призывы, все мусульмане. Они меня защитят. И от этих, кто мне грозит. Если не найдутся здесь в России защитить старика священника. Вот такое отношение ко мне человека другой веры. Почему? А потому что я уважаю другие веры. Уважаю вообще веру.

Священник, назвавший гражданские браки проституцией: «Меня угрожают убить или покалечить».Отец Дмитрий Смирнов в большом интервью Радио «Комсомольская правда» объяснил вызвавшие скандал слова

ИСТОЧНИК KP.RU

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЧЕЛОВЕК


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.