Путин будет учредителем нового мирового порядка



глобальный кризис, СССР-2 и имперский социализм

Грядёт «ужас какой» мировой экономический кризис, который в очередной раз перекроит карту мира. Путин задумался о создании СССР-2, в его состав войдут и страны Восточной Европы. Запустить экономику Россия сможет легко, но для этого надо сбросить зависимость от мировой финансовой элиты, которую сильно ослабил Трамп. Такой сценарий развития событий нарисовал известный экономист, президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин в ходе интернет-конференции в «БИЗНЕС Online».

«Либеральная модель больше не работает»

— Михаил Леонидович, начну не с вопроса, а с благодарности нашего читателя Романа Загидуллина в ваш адрес: «Спасибо за интеллектуальный труд и вклад в общее дело». А вообще, вас часто благодарят?

— Достаточно. Обычно присылают письма. Но дело в том, что есть довольно много людей, которые воспринимают мои выступления как источник каких-то рекомендаций. И они иногда обижаются: дескать, вы говорите, а мы не понимаем, что делать дальше. Я всегда пытаюсь объяснить, что не даю индивидуальных советов. Более того, это невозможно, потому что личные советы можно давать только индивидуально, после разговора с человеком. А общие советы в СМИ и так далее — это скорее описание среды, в которой вы живете. А описание среды — это отдельная тема, она требует, чтобы человек размышлял, как он вписывается в мир, что он думает.

— Как вы охарактеризуете 2019 год с точки зрения мировой экономики и какие перспективы нынешнее состояние закладывает на 2020-й? (Дмитрий.)

— Прежде всего прелесть этого года в том, что наконец-то началась ситуация, которой на нашем веку не было. Весь фокус состоит в том, что примерно с 1989 года мы жили с ощущением, что та модель, в которой мы находимся, не имеет альтернативы. Вот есть модель (назовем ее либеральной), которая всюду — в Западной Европе, Японии, Китае, Африке, США. И мы должны в нее войти, потому что вне ее жить нельзя. И мы даже готовы чем-то пожертвовать, потому что опоздали. У тех, кто первый, есть преимущества, а мы не успели.

И вдруг неожиданно в этом году стало понятно, что данная либеральная модель больше не работает. Причем дошло подобное в абсолютно доступном и понятном всем виде. Правда, некоторые сделали вид, что не заметили этого. Хорошо помню, как лет 10–12 назад в Казани был большой семинар, на котором выступал я, а также Андрей Фурсов и Елена Пономарева.

— Семинар проводила наша газета. Это было после Болотной площади.

— Да, Елена Пономарева рассказывала про «оранжевые революции»: технологии, явки, пароли, как деньги шли. Я никак не мог понять, почему столько народа это слушает, а потом осознал, что «оранжевая революция» глубоко противна татарскому менталитету, поэтому все слушали, чтобы не допустить такое безобразие у себя.

Так вот, в прошлом году впервые провалились сразу три «оранжевые революции»: в Грузии, Молдове и Чехии. При этом в Молдове точно был отслежен американский посол, который вызвал главного олигарха и сказал: цыц! В Грузии не был отслежен американский посол. В Чехии вообще ничего не было отслежено, потому что приняли решение, что в стране Евросоюза «оранжевой революции» быть не может, даже если ее организуют для того, чтобы сбросить премьер-министра, который не понравился Соросу. И никаких последствий: протесты просто рассосались. И стало понятно, что в мире происходит что-то такое, чего в предыдущие 25 лет не было.

— А летние московские события — в этом же русле?

— Нет, московские события — это совсем другое. В Москве не было реальных протестных выступлений. У меня недавно состоялась беседа со студентами, которые присутствовали на данных выступлениях, а один даже отсидел какое-то время. И я сделал вывод, что это люди, которые не понимают, чего они хотят, и лозунгов у них нет. Они не в состоянии объяснить, зачем они вышли на площадь.

— Наверное, это и есть «оранжевая революция»?

— Нет, на «оранжевую революцию» люди выходят с воплями: «Долой кровавую клику Януковича с золотыми унитазами!» Потом выясняется, что унитазов нет, экономика росла и гривна была устойчивой.

— А в Москве — «долой кровавый режим и нечестные выборы»…

— Да, «долой кровавый режим», но дальше выясняется, что нет отработанной технологии, выступления какие-то доморощенные. На «оранжевую революцию» ресурсов не хватило. Когда её готовят, мы видим это. Но наше правительство целенаправленно делает так, чтобы произошла «оранжевая революция». У нас в стране экономический спад уже 7 лет, все на экономическом спаде всегда снижают налоги, а у нас они растут. Они чуть-чуть растут, то есть появляются новые налоги, увеличивают старые. Но они растут еще сильнее с точки зрения администрирования. И налоговая нагрузка на предпринимателей выросла в 2,5 раза за последнее время. И многие предприниматели уходят в тень или вообще закрываются.

— В такой ситуации «оранжевая революция» в России возможна?

— «Оранжевая революция» — это организаторы, с ними у нас худо-бедно, но борются. В России будет повышение внутренней напряженности.

К слову сказать, Владимир Владимирович Путин за последнее время проявил феноменальную активность и сказал много такого, чего раньше никогда не говорил. Из чего любой нормальный человек сделает вывод, что у него появились новые мысли, которые так или иначе он обкатывает — абсолютно целенаправленно. Владимир Владимирович вообще известен тем, что когда что-то говорит, он не зря это делает.

«Трамп целенаправленно рушит Бреттон-Вудскую финансовую модель»

— Какие новые мысли у Путина?

— Давайте об этом чуть позже, а пока я договорю про 2019 год… Дональд Трамп целенаправленно рушит Бреттон-Вудскую финансовую модель. Это была проблема еще с 1944 года. МВФ, ВТО и Мировой банк контролируются мировыми финансовыми элитами, а эмиссионный центр находится под национальным контролем США. В 2011-м была попытка вытащить ФРС на международный уровень, то есть под контроль банкиров, но это дело закончилось Стросс-Каном, и банкиры отступили. После этого стало понятно, что у них начнутся проблемы.

В 2014 году Обама остановил эмиссию, а с осени 2014-го, после промежуточных выборов в США, стало понятно, что альтернативные силы, условно, национальные промышленники (условно потому, что общепринятого названия у них нет, а вообще, это остатки капиталистического глобального проекта, то есть люди, у которых национальная ориентация) настолько сильны, что даже могут своего человека вытащить на выборы. Фокус в том, что Трамп, несмотря ни на что, продолжает гнуть свою линию железной рукой. Надо отдать ему должное. И он заставил ФРС сменить свою политику. Обращаю ваше внимание: это был непростой момент.

Это системный момент, который обязательно нужно описать. Дело в том, что сегодня доходность капиталов в среднем по миру отрицательная. Это не всегда видно в показателях ВВП, потому что ВВП «рисуют» живые люди, и мы их понимаем: у них начальство, дети кушать просят… Начальство велит показать экономический рост — ну что делать? «Партия сказала: „Надо!“, комсомол ответил: „Есть!“» — рисуем экономический рост… Вот в Татарстане есть экономический рост?

— Формально, конечно, есть. Как в среднем по России — 1,7 процента. Но есть подозрение, что это без учета оборонки, которая везде падает. Значит, промышленность ушла в минус. Как минимум идет серьезное снижение темпов из-за падения оборонки.

— И везде так! А самый наглядный показатель, который не обманешь, это доходность по депозитам. В Западной Европе он уже отрицательный: если в банк положить тысячу евро, то через год вернут 999,5. Это означает, что капитал не воспроизводится. И по данной причине руководитель ФРС Пауэлл решил, что надо поднять ставку. В США ставку опустили в ноль, а ее надо поднимать, иначе кредитование реального сектора экономики будет убыточным. Поскольку в этом году вышла моя книга «Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики», в которой все это описывается в деталях, я повторяться не буду, желающие могут прочитать все это в книге. На решение Пауэлла поднять ставку Трамп написал: «Дружок, ты спятил?! Я хочу вернуть производство в США, для этого нужен спрос, а после кризиса 2008 года, который приостановили, но не ликвидировали, долги домохозяйств составляют 100 процентов от их годовых доходов. Зачем ты хочешь ставку поднимать? Люди все зарабатываемые деньги будут тратить на обслуживание кредитов!» Обращаю ваше внимание: данная дискуссия носит адекватный характер, это не политика, а экономика. Они какое-то время препирались, эта ругань просачивалась в прессу, но в конце концов Трамп Пауэлла «заломал».

— Интересно, какие аргументы нашел Трамп для независимого ФРС?

— Видимо, он сказал: «Историю со Стросс-Каном помнишь?» (Смеется)

«Два сценария для США»

— Не повысили ставку, и что это означает?

— Это означает, что Пауэлл сдался, что Трамп на административном уровне «заломал» мировую финансовую элиту. Она поняла, что пробить национальные интересы США при Трампе невозможно. Почему они так тащили в президенты Хиллари Клинтон? Потому что Клинтон — она «ихняя», банкирская, а не американская. Клинтон просто тупо печатала бы деньги для банкиров и поднимала бы ставку, а что в США — хоть трава не расти. А сейчас ситуация другая, потому что Трампа волнует, что будет с американским населением, ему небезразлична роль США в мире и т. п. Я сказал 5 ноября 2014 года, что есть два сценария для США: один — спасают мировую долларовую финансовую систему ценой американской экономики, ее разрушения; второй — спасают реальный сектор американской экономики ценой разрушения мировой долларовой системы.

— Почему спасать мировую долларовую систему можно только ценой разрушения американской экономики?

— Когда всё началось, в 1944 году, доля американской экономики по потреблению и производству была 52–53 процента от мировой. Сегодня по потреблению у США — примерно 32–35 процентов, а по производству — 17 процентов. То есть поддерживанием мировой долларовой системы США сильно ослабили свой реальный сектор относительно своего потребления. Чтобы спасти мировую долларовую систему, нужно эти 17 превратить, условно, в пять. И в этом случае, если что-то происходит с мировой долларовой системой, Америка умирает, потому что там недостаточно экономики, чтобы кормить свое население, а денег на то, чтобы импортировать, нет. Вот и сейчас они импортируют на эмиссионные деньги. Вся Бреттон-Вудская модель для США — это экспортировать эмиссионные доллары и получать обратно дешевые товары.

— А что им мешает и дальше печатать доллары?

— Вот если бы деньги непосредственно вкладывали в промышленность, как это было в СССР, когда государство само строило предприятия на бюджетные деньги. А система в США устроена так: деньги дают банкам, полагая, что они будут вкладывать в реальный сектор, а банки обнаружили, что инвестиции в реальный сектор убыточны, и они просто не вкладывают. Они инвестируют в финансовые спекуляции. Всё! А как их заставить вкладывать в реальный сектор? Можно создать государственные институты, которые будут вкладывать, но, во-первых, эти институты еще надо организовать, во-вторых, чиновники могут деньги положить себе в карман и сбежать в Лондон. Или можно средства для реального сектора направить через министерство финансов США, но они скорее отдадут их на выращивание марихуаны, потому что доходы от этого самые высокие.

«Нас всех накроет такая волна кризиса! Это будет ужас-ужас»

— Долги ведь можно закрывать, напечатав необходимое количество денег. В чем проблема-то?

— Поясню на примере. Вот стоит завод, который производит нечто очень важное, но у него очень низкая рентабельность. В него надо вложить средства, иначе он через некоторое время сломается. Но никто не хочет инвестировать, потому что вложения, которые нужны сегодня, при нынешнем уровне цен сделают производство нерентабельным. Пока этот завод работает, пока издержки на ранее взятые кредиты — нулевые, он рентабельный, поэтому его не закрывают. А новый делать — нерентабельно. Поэтому все ждут, когда завод выработается в пыль. Дальше все ждут, когда цены на этот товар сильно вырастут, тогда вкладываться станет рентабельным. Планирования нет! А когда его нет, мы все видели, что произошло в 90-е годы в России: все вкладывали туда, где рентабельно, и не инвестировали туда, где невыгодно. В итоге — посевного зерна у нас нет и много чего еще, а производства лекарств нет, потому что государство ограничивало цены.

Западная машинка, поддерживающая экономику, остановилась, больше не крутится. А выйти из нее через социалистические методы, то есть через государственное планирование, теоретически возможно. Но проблема в том, что экономикой сегодня руководят банки, а если машинка планирования окажется в руках у Трампа, они сегодня на это не пойдут. Теоретически они должны были бы сесть и договориться: мы станем финансировать вот это и вот это, потому что иначе все рухнет. Но они на это пойти не могут, потому что есть универсальная система контроля за банками, которая следит, чтобы они получали доходы. А если они вдруг начнут кредитовать то, что не совсем рентабельно, у них начнет падать капитализация.

Иными словами, эта модель больше не работает, поэтому вы можете печатать денег сколько угодно, а экономика все равно будет падать, но зато станут расти финансовые институты. Вот сейчас ФРС начала печатать деньги, потому что финансовой системе не хватает долларов. Напечатала полтриллиона. И что мы видим? Уже неделю рекорды на Dow Jones. А такие достижения — преддверие кризиса. Пусть по шкале это будет еще в 2028 году, но разница только в том, что в 2029-м разрыв между расходами американских домохозяйств и реальными доходами составит 15 процентов в пользу расходов, а сегодня 25 и больше.

Нас всех накроет такая волна кризиса! Это будет ужас-ужас. Мы можем выкрутиться, как в 30-е годы, но для этого нам надо менять систему управления экономикой. А у нас единственный регион, в котором нормальная система управления, — Татарстан. Все это знают. Ну, может, еще Белгородская область.

И дальше всем стало понятно, что Трамп, скорее всего, выигрывает, а вся вакханалия с импичментом — это технологическая операция, потому что какой-то гуру-политтехнолог написал, что, если демократы не начнут импичмент, понимая, что они его завершить не могут, они не смогут выиграть выборы. Они его начали, в результате — подставились. Джулиани явно что-то накопал в Киеве. Если уж он написал об этом в своем «Твиттере», то у него точно есть железные доказательства, он опытный адвокат и подставляться не стал бы. Когда в суде все принесут присягу и начнется перекрестный допрос, то тогда демократам мало не покажется…

— А что написал Джулиани в своем «Твиттере»?

— Он написал, что на Украине украли 100 миллиардов долларов иностранной помощи, при этом откаты чиновникам администрации Обамы составляли 70 процентов. И рейтинг у Трампа сегодня самый высокий за все время его президентства. Он выиграет выборы почти наверняка.

— Что это означает?

— Что модель будет разрушаться окончательно. А две недели назад перестал работать Высший апелляционный суд.

— Может, апелляционный суд еще заработает?

— А Трамп не будет его восстанавливать, ему это не надо. Он же сказал, что ВТО им не нужно. А ВТО и нам не надо, о чем я писал 15 лет назад. Но нам выкрутили руки, ради вступления в ВТО истребляли целые отрасли российской промышленности в пользу иностранных конкурентов. Это было очевидное либеральное вредительство. Если честно, я сейчас уволил бы всех, кто нас втянул в ВТО.

«Путин всерьез размышляет на тему СССР-2»

— Греф же стоял во главе этого процесса?

— Греф, Кудрин — вся эта шайка… Дальше мы видим, что Путин в своих последних выступлениях начал поднимать темы, которые вызывают большой интерес. Одна из таких тем — Ленин и национальная политика в 1922 году. Какое отношение имеет национальная политика в 1922-м, то есть в момент создания СССР, к нашей нынешней ситуации? У меня есть гипотеза. Я думаю, что Путин всерьез размышляет на тему СССР-2.

— Все-таки не уничтожение республик внутри страны, а создание СССР-2?

— Да. И по этой причине ему очень важно, чтобы этот СССР-2 был не национальным. И каким-то образом подобное нужно делать. Сегодня страны, которые могут на это теоретически претендовать, — это Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. Обращаю внимание: за исключением Беларуси, которая является частью русского мира, все эти страны — тюркские, а тюрки вообще очень склонны делать надгосударственные образования, это их историческая привычка. И как только начнется кризис, актуальность объединения резко вырастет. Более того, все руководители — что казахские, что азербайджанские, что узбекские — все это понимают.

Еще есть Малороссия, и совершенно очевидно, что Украина распадается. Потому что данное образование, которое они пытаются террором объединить, экономически существовать не может. Американцы выкрутили нам руки и заставили еще пару лет давать им деньги через газ, но это не поможет, денег слишком мало.

А в рамках естественных геоэкономических процессов, а именно: распада Евросоюза, мы должны получить Восточную Европу. Понятно, что Словакию, Румынию, Болгарию никто спрашивать не будет. Есть две страны, которые спрашивать надо, — это Польша и Венгрия. Но Венгрия для себя уже все решила: Орбан еще несколько лет назад говорил, что экономическое будущее Венгрии — на Востоке. А вот Польша… Она тоже всё понимает. Уже лет 5–8 назад у простого народа Польши русофобские настроения исчезли, их просто нет. Они есть только на верхнем политическом уровне у националистической проамериканской группы, которая сегодня там правит. Но поляки еще в 2015 году говорили мне прямым текстом: «Мы знаем, что эти люди пока не дадут нам проводить пророссийскую политику, но они уйдут». Поляки все прекрасно понимают. Но им надо дать какой-то кусок. Например, Галицию, и пусть они там разбираются. Вы поймите, что это националистическое образование, которое на Украине сформировалось десятилетия назад, спокойно сидеть не будет. И уже сегодня главным поставщиком оружия экстремистским исламским организациям Западной Европы является Украина. Если думаете, что это всем нравится — во Франции, Германии, Испании, то вы ошибаетесь. Но сделать с этим ничего нельзя — они же из политических соображений ввели безвизовый въезд.

И в результате получается, что Украина распадается на две части. Области от Харькова до Одессы войдут в Россию, в которой они и были всегда. Правда, там придется делать небольшую чистку, маленькую, потому что большая часть бандеровцев сразу сбежит оттуда. Малороссия — Киев, Чернигов, Полтава, Сумы — вот кусочек, который выхода к морю не имеет, он примыкает к Беларуси, потому что это часть княжества Литовского. Княжество Литовское восстанавливаем в управленческом или даже юридическом виде. В Вильнюсе есть башня Гедиминаса, где при советской власти на стене висела конституция (статут) великого княжества Литовского. А при независимости этого статута там уже не было. Спрашиваю у смотрительниц: «Куда статут дели?» И одна из них, отведя меня в сторону, сказала: «Ну как можно в этом независимом литовском государстве показывать старую конституцию великого княжества Литовского, написанную на кириллице?!» Потому что литвины — белорусы, а литовцы — жмудины. Литва — это государство белорусское. Когда я был в Гродно, а Гродно — город, который расположен на границе Польши, Литвы и Беларуси, и родственники живут там во всех этих трех странах, и сказал, что будет единое государство со столицей в Минске и уездными городами Киевом, Черниговом, Полтавой, меня спросили: «А уездный город Вильно будет?» Я ответил: «Да, но чуть-чуть позже». «Тогда нас все устраивает, у нас противоречий нет», — сказали мне. То есть они так живут и эти тенденции чувствуют на пальцах. У них там такой велико-литвинский империализм.

— То есть Беларусь не войдет в это новое союзное государство с Россией?

— Войдёт. Дело в том, что, скорее всего, на первом этапе будет объединение конфедеративного типа. То есть создадут единые институты — финансовый и прочие, а управление территориями станет осуществляться на местах. Беларусь просто увеличится на эту малорусскую часть. Дело в том, что надо вводить международное управление Украиной, иначе они этим оружием закидают всех, у них его навалом. А оно нам надо?!

А дальше такой план: «Новая Ялта» и «Новый Бреттон-Вудс»

— Вы считаете, что есть объективные основания для объединения?

— Если вспомнить историю, Великая Степь все время стремилась объединиться: сначала был тюркский каганат, потом — империя Чингисхана, затем — империя Тимура. Время от времени великие ханы выясняли, кто круче, но к общехозяйственным связям это не имело отношения: торговые караваны как ходили, так и продолжали ходить. Более того, Чингисхан жестко наказывал тех, кто нападал на торговые караваны.

— А потом Российская империя и Советский Союз?

— Обращаю внимание: когда пришла романовская империя, она руководителей этих государств не снимала, а были подписаны вассальные договоры. И отменили рабство. На этом православная империя стояла железно: рабство убирайте. Именно поэтому появились проблемы на Северном Кавказе с черкесами, потому что у них рабство было основой экономики: они захватывали рабов в одном месте, продавали — в другом. И поэтому их разогнали. И в Крыму то же самое было. А в Средней Азии таких проблем не возникло, потому что там рабы являлись вспомогательной силой: нельзя рабов иметь — и не надо, без них обойдемся. В советское время там происходило похожее: одни баи сбежали в Афганистан, а те, которые остались, стали секретарями райкомов партии.

— По большому счету империй-то и не осталось, кроме США…

— Трамп очень грамотно рассуждает, он говорит: «У нас больше нет ресурсов держать мировой порядок. Когда они у нас имелись, всем было хорошо». Как было замечательно в 2000-е годы в нашей стране: темпы роста — 15 процентов, все начинают платить белую зарплату, цены на нефть высокие. А потом эта система стала сыпаться.

— В какие годы ждать создания СССР-2?

— Никто не знает. Но тенденция, очень четкая, идет к этому. И дальше начинается план, который я придумал, — это «новая Ялта», «новый Бреттон-Вуд». Ну придумал — сильно сказано, потому что это типовой вариант, который используется в мире. Вестфальская конференция по итогам наполеоновских войн, Парижская конференция по итогам Первой мировой войны, встреча в Ялте и Бреттон-Вудская конференция по итогам Второй мировой войны — это державы-победительницы утверждают новый мировой порядок. А сегодня уже понятно, что Бреттон-Вудский порядок больше не работает.

— И кто будет делать новый мировой порядок? 

— Трамп, Путин и Си Цзиньпин. Запущен этот процесс будет сразу после того, как Трампа переизберут президентом. Если Трамп выборы не выиграет, то в США начнется гражданская война.

Критическая точка – ноябрь 2020 года

— То есть критическая точка — это ноябрь 2020 года?

— Да, ноябрь 2020-го. Как только у Трампа пройдет похмелье после празднования победы, он начнет звонить Си и Путину, и между ними начинаются разговоры. Думаю, сначала они легитимируют свои команды, которые этим станут заниматься. Потом года два будут прилаживаться, а к концу 2022 – началу 2023 года они сядут и начнут рисовать на глобусе окончательные красные линии.

— Какие еще темы, которые Путин затрагивал в последнее время, кажутся вам важными?

— Еще одна такая тема — предвоенное деление Европы, пакт Молотова–Риббентропа. Сейчас пытаются осуждать нас за этот пакт, а Путин говорит: «Вы охренели, что ли?! Это европейская традиция многих веков! Всегда так было — рисовали красные линии». И я понимаю, что тем самым Путин готовит легитимацию «новой Ялты». Почему либералы так кричат по поводу пакта Молотова–Риббентропа? Потому что они прекрасно понимают, что вот оно сейчас снова начнется. По данной причине они пытаются внушить и сформировать общественное мнение, что подобное неправильно, аморально и т. п. А Путин им отвечает, что это европейская норма, всегда державы-победительницы делили территорию. Возникает вопрос: а где война, кто победители? Война сейчас идет, а державы-победительницы — это те, кто побеждает финансовый глобализм. Все — за победу над финансовым глобализмом. Именно в эту сторону Путин и гнул.

Соответственно, следующее действие — «новый Бреттон-Вуд». Нужно будет построить иную мировую финансовую модель. Если вы видите еще что-нибудь, кроме валютной зоны, описанной в 2003 году, то лично я ничего не вижу. Есть проблемы, например, что будет с Евросоюзом, куда денется Великобритания? Я думаю, что Великобритания в виде Англии станет 52-м штатом США. Ямайка — 51-м штатом, а Англия — 52-м. А куда им деваться, если у них нет зоны валюты? Они не могут вытащить свою экономику за счет тех 50 миллионов человек, которые живут в Англии. А Шотландия вернется к континентальной Европе.

— В Европе будет доминировать Германия?

— Конечно! В Берлине недвижимость выросла за последние два года в три раза! Лондон переезжает в Берлин как в новый финансовый центр. А в Берлине, кстати, 200 тысяч русского населения. Еще из Лондона тысяч 150–200 сбежит. Так что, будет полмиллиона русского населения. Наш человек в Берлине чувствует себя как дома.

«Экономику мы запустим быстро — здесь и сейчас»

— А с экономикой России что происходит и что будет?

— Фрау Меркель сказала: «Моя задача — довести Германию до уровня мировых политических тяжеловесов — США, России и Китая». Путин вывел Россию в мировые политические лидеры! Меркель подтвердила это.

— То есть это не наши пропагандистские миражи, а Россию реально считают одним из мировых политических лидеров, несмотря на такую маленькую экономику?

— Давайте разберемся. Официальный  ВВП у нас 1,2 триллиона долларов США, но если учесть монетизацию по американскому образцу, то есть монетизировать все, что можно, то у нас  ВВП — 6,7 триллиона. Реальный ВВП США — 14 триллионов. То есть у нас 50 процентов от американского. А это совсем другая история!

— А где тогда наша продукция?

— Либеральное правительство и Центральный банк целенаправленно убивают нашу экономику. Есть две задачи, которые ставит либеральное правительство и Центробанк: первая — не допустить рублевые инвестиции в российскую экономику. Еще со времен Гайдара рублевые инвестиции не пускают в экономику. Преодолеть этот барьер удалось только Маслюкову и Геращенко в 1998–1999 годах. В результате — темпы роста были 15 процентов в год. Набиуллина недавно сказала: «Чтобы не было конфликта интересов, я готова продать правительству пакет Центробанка в Сбербанке за 3 триллиона рублей». То есть, чтобы сменить одну строчку в документе, Центробанк хочет вытащить из бюджета 3 триллиона рублей! Вместо того чтобы направить их в реальный сектор.

— Центробанк вроде бы формально наш, куда он направит эти 3 триллиона рублей?

— Набиуллина воспринимает себя как офицера МВФ, как руку Вашингтона. И, соответственно, ведет такую политику.

— А какая вторая задача у Центробанка и правительства?

— Вторая задача — это обеспечить максимальный отток капитала на Запад, соответственно — поддержка валютных спекуляций. Они просто делают так, чтобы вкладывать в российскую экономику было абсолютно невыгодным, а заниматься валютными спекуляциями — выгодно.

— То есть вы считаете, что если процесс объединения пойдет и мы уйдем от диктата МВФ, экономику сможем быстро запустить?

— Да, экономику мы запустим быстро — здесь и сейчас. У нас импорт ширпотреба — 200–250 миллиардов долларов в год. Вот представьте себе, что эти 250 миллиардов — внутренний спрос. Ладно, полмиллиарда — закупка оборудования, микросхем и т. п. Но что нам мешает купить на Тайване завод по производству микросхем? Думаете, китайцы не продадут?

И вообще, в чем проблема? У нас 40 процентов монетизации, и если у нас ВВП реально 2 триллиона долларов, то 60 процентов — это 1,2 триллиона долларов чистых инвестиций. Создаем институты развития, куда вкачиваем бесплатные эмиссионные деньги, и по проектному принципу они начинают финансировать. Допустим, Татарстану в институты развития выделяется 200 миллиардов долларов, и правительство республики говорит: «Эй, ребята, кто готов построить за 200 миллионов долларов станкостроительный завод?» И набегает какое-то количество предпринимателей, которых просят показать свои компетенции. Если вы юрист или менеджер, то это не для вас. А вот если вы окончили политех, то стройте завод. И говорят ему: «Зачем государству завод? Давай сделаем так: мы выдадим тебе лично кредит на 30 лет и ты на эти деньги выкупишь у государства завод. Построишь, и он будет твоим личным предприятием! Ты готов?» «Конечно!» — скажет предприниматель. А возвращать кредиты ему не нужно будет, потому что он строил завод по проектному принципу. То есть его себестоимость — низкая, он конкурентен. И это не олигарх, который на заводе никогда не был, а человек, который данное предприятие построил.

Мы такую программу считали в середине 90-х и с интересом обнаружили, что, когда запускаем эмиссионную инвестиционную программу, например на 10 лет, объемом 1,2 триллиона долларов, приходится еще допечатывать деньги, потому что сфера оборота рубля увеличивается быстрее. В результате — монетизация растет, ВВП тут же подскакивает.

— Но экономику мы не запустим, пока не решим политические вопросы?

— Да, пока экономику контролирует финансовый глобализм, пока мы его не уберем, не сможем распоряжаться своей экономикой. Поэтому Путин размышляет на данную тему, и это прорывается в его речах.

«Почему Путин до сих пор не зачистил этих гадов-либерастов?»

— Какие еще темы вы услышали в речах Путина?

— Он сказал о чистках. Обратите внимание: не о репрессиях, а о чистках. Почему Путин до сих пор не зачистил этих гадов-либерастов? Потому что у них хорошая крыша на Западе, которая до появления Трампа обладала 100-процентной надежностью. И было невозможно выйти из этой системы, а сегодня можно, потому что появился Трамп. И Путин стал на такую тему размышлять. Но есть еще одно обстоятельство, он говорит: «Ребята, для того чтобы делать чистку, нужна машинка. Но у этой машинки есть одно свойство, которое проявлялось всегда, — она сама не останавливается». И очень часто те, кто ее запускает, становятся ее жертвой, поэтому это надо делать очень осторожно. Путин молчал-молчал на данную тему, а тут сказал. Может быть, это предупреждение: «Я бучи не хочу, но обстоятельства меня вынуждают. Я вас предупреждал. Уходите сами».

— По большому счету нужно менять политический класс?

— Конечно! У нас дефицит квалифицированных кадров патриотического толка очень велик. Условно, в Татарстане на каждую должность есть два-три человека резерва, которые вполне адекватны. А в Москве нет вообще никого! Потому что тех, кто хоть что-то мог, истребляли железной рукой, из страха. Люди, которые сегодня сидят в министерствах, тотально некомпетентны! Их надо всех увольнять, но это 3 миллиона человек, а с семьями — 10 миллионов. И что с ними делать?! Вы никогда не задумывались, почему так много чиновников? При советской власти чиновников было меньше миллиона, а сейчас — 3 миллиона.

— И это еще притом что внедрили современные компьютерные технологии…

— Да! Я вам расскажу, почему сегодня так много чиновников. При советской власти чиновник персонально отвечал за результат, а сегодня его главная задача — это распил бюджетных средств. А распил ведется в пользу финансово-промышленных групп, и они делегируют в министерства своих смотрящих — на должность замминистра или начальника департамента. А как иначе — вдруг обделят?! Рядовые чиновники долю не имеют, получают мало, поэтому нормальные специалисты не идут туда.

Поэтому я думаю, что будет тотальная чистка, а если она произойдет, то надо начинать с судов. Суда у нас нет вообще! И не может быть нормальной экономики в стране, где совсем нет суда. Думаю, идеальный вариант — уволить всех судей. Причем сделать это радикальным способом: предложить написать заявление об уходе по собственному желанию, и тем, кто написал, — полная амнистия. А если судья остается, то в этом случае государство имеет право расследовать его решения, а любой гражданин, который пострадал от его решения, может подать на возмещение ущерба в рамках расследования.

— А где новых судей возьмем?

— С улицы. Пускай судят в соответствии с пролетарской революционной целесообразностью. Это будет более справедливо, чем судят сегодня.

— Что делать с правоохранительными органами в таком случае? Кем заменить?

— Правоохранительные органы на самом деле не такие плохие. Они живут в рамках тех условий, которые им дали. Конечно, там есть и нехорошие люди, как и везде. С ними надо бороться. И, конечно, там есть люди, поставленные финансово-промышленными группами для решения их проблем. Но в общем и целом там работают абсолютно адекватные люди. Они говорят: «Дайте нам работать в рамках закона, а вы от нас требуете политических решений». Кроме того, у нас очень сильно уменьшили количество «полевиков» — участковых и информаторов. При советской власти именно эти два инструмента раскрывали основное число преступлений. А сегодня основной способ раскрытия преступлений — это видеокамеры. Надо увеличивать штат участковых и возвращать агентуру.

Инструкция для ЦБ: «Делать как можно хуже для народа, чтобы он поднялся и свалил Путина»

— Наши читатели в комментариях рассуждали о рецептах, как запустить российскую экономику. Один написал: «Рецепт на поверхности лежит: объявить реальную войну коррупции, бюрократии, резко сократить количество чиновников, уменьшить налоговую нагрузку на граждан и на малый бизнес, сократить государственный сектор экономики и естественных монополий. Остальное само пойдет!» Другой читатель ответил ему: «Вы думаете, что федеральные министры и силовики не знают о проблемах в системе и не представляют пути решения?» А вы что думаете на сей счет?

— У нас есть чиновники, которые представляют мировую финансовую элиту и контролируют финансово-экономический блок правительства и Центральный банк. Они ничего не хотят знать! Занимают свои места и получают бешеные деньги в виде взяток за то, что выполняют инструкции МВФ. Их вообще не интересует, что происходит в нашей стране! Одна из инструкций — как можно хуже делать для народа, чтобы он поднялся и свалил Путина. Потому что Путин — друг Трампа, который обижает мировую финансовую элиту. Вот вся логика, она очень простая!

— Путин не может уволить Набиуллину?

— Пока нет, потому что, если бы сделал это, получил бы экономический коллапс. А вот сейчас ситуация меняется, и мы видим, что Путин стал делать очень интересные оговорки.

— Вы считаете, что Путин работает в рамках неких договоренностей — это можно, а то нельзя? 

— Да! В 90-е годы, еще до появления Путина, мы были встроены в эту систему, и альтернативы ей нет. Хорошо было, когда существовал СССР: странам можно было балансировать между двумя центрами силы — СССР и США. Поэтому надо создавать второй центр силы.

— Наша экономика сильно зависит от экономики Китая. Хорошо, завтра у них резко снизятся темпы ВВП, тогда что — у нас опять будет кризис? Как нам защищаться от этого? (Мунир.)

— Нам надо переходить на внутренний рынок, где в качестве партнеров у нас будут Средняя Азия, Япония, Турция и Иран. Что касается Китая, то любой экономист, которому предъявят две цифры, понимает, что дела в Китае идут очень плохо. Первая цифра — это профицит внешнеторгового баланса — около триллиона долларов. А вторая цифра — платежный валютный баланс, которого в Китае уже дефицит. Они связывают внутренние эмиссионные юани через вывод доллара. Если в Китае денежный мультипликатор — четыре, то значит, что 2 триллиона внутренних эмиссионных дотаций, если 6, то три триллиона. Если реальный ВВП США — 14 триллионов долларов, то ВВП Китая — порядка 16. 2 триллиона от 16 — это примерно 15 процентов, а если 3 триллиона, то это уже 20 процентов. Другими словами, в Китае колоссальные эмиссионные дотации. Если начинаются проблемы во внешней торговле, то китайская экономика начинает сыпаться. Кроме того, в Китае капвложения на протяжении нескольких десятилетий составляли 40 процентов от ВВП при норме 21–27. И в этой ситуации сегодня в Китае из всех высокоскоростных магистралей, при всех дотациях рентабельна только одна — Пекин — Шанхай. Представляете, что будет после кризиса?

— Считаете, что перспективы Китая не очень хорошие?

— Как и США. Они все это понимают, но ничего не могут сделать: если у груженой машины на подъеме отказали тормоза, то она катится вниз и остановить ее очень тяжело.

— По сути, США и Китай как сиамские близнецы?

— Экономика США и Китая — две стороны одной монеты.

«Доллар будет расти»

— Что будет с рублем в 2020 году — валюту покупать или не стоит? (Альберт.) А что с долларом?

— Перспективы доллара более-менее понятны: по мере увеличения кризисных тенденций в Штатах доллар будет расти, по понятным причинам — это наиболее ликвидный актив. Чем выше неопределенность, тем больше народа бежит за ликвидными активами. Поэтому доллар будет расти, а потом, когда кризис произойдет, он постепенно станет падать. По этой причине, скорее всего, нас ждет девальвация рубля.

— Как вы считаете, дедолларизация российской экономики будет?

— Если мир распадается на валютные зоны, то это произойдет практически автоматически.

— Нас не заставят сдать все доллары?

— Конфискационной реформы не будет. Самое страшное, что нас ждет, — обмен по фиксированному курсу, как это было в 1998 году. Я считаю, что угрозы со стороны нашей налоговой и банковской системы намного больше, когда у людей начнут блокировать счета: пока вы не докажете, что эти 5 рублей получены законным образом и с них уплачены налоги, счет вам не разблокируют. Если подадите в суд, то он продлится два-три года, а все это время ваши деньги будут на счете в банке и банк станет снимать их за пользование счетом. Три года пройдут, и окажется, что в банке ваших денег уже нет, более того — вы должны банку за пользование счетом. Кстати, это одна из проблем Сбербанка — люди начнут закрывать банковские счета.

А еще у нас появился такой жанр — судебные приказы: человек может получить от судьи бумажку, с ней прийти в банк и снять деньги с вашего счета. А если обнаружится, что этот судебный приказ фальшивый, то банк деньги все равно не вернет, скажет: «Подавайте в суд на мошенника». Кто мошенник — неизвестно, в результате вы просто теряете свои деньги. Поэтому я думаю, что люди будут постепенно закрывать свои счета в банке. А на работе скажут, что хотят получать зарплату наличными в кассе, и им не имеют права отказать в этом. Я был единственным человеком в экономическом управлении администрации президента РФ, который получал зарплату в кассе наличными…

«Олигархов ждет национализация»

— Читатель написал: «Богатейшие кланы России, имеющие такие простые русские фамилии, как Ротенберг и прочие, сильно рискуют потерять все из-за своей банальной алчности и жадности в рецидиве 1917-го». Как считаете, это так?

— Ротенберги не являются богатейшим кланом, они операторы вложения денег в российскую экономику, альтернативные бюджету. Поскольку российские олигархи отказываются инвестировать в экономику, придумываются разные паллиативы — вроде проектов, от которых нельзя отказаться, и разных государственно-частных партнерств. Такие операторы — это держатели общака на что-то непредвиденное. Наводнение в Иркутской области четко показало, что сегодня ничего нельзя сделать просто потому, что слишком долгое согласование документа. А тут появляется как бы меценат Ротенберг и начинает строить на якобы частные деньги. Вот Дерипаска и Потанин — это олигархи.

— А что ждет настоящих олигархов?

— Думаю, олигархов ждет национализация в том или ином виде. Например, отберут у американцев наши алюминиевые заводы, которые они де-факто отобрали у Дерипаски. А заплатят ровно ту же сумму, по которой завод был приватизирован. Приватизировал за 100 рублей, вот и получи 100 рублей. В лучшем случае 100 долларов.

— С чем связана легализация Волошина и активность Юмашева в последнее время?

— Это значит, что у «семейных» проблемы. Они идут к Медведеву и просят помощи. Медведеву это не нравится, потому что он не все может решить. Поэтому он придумал: Волошин легализуется, и он будет отправлять всех к нему, Волошин составит окончательные предложения и придет ко мне с официальным документом. Думаю, Медведев так рассуждал. Но это признак не силы, а слабости. А Юмашев волнуется потому, что если «новая Ялта», то «скрипач не нужен», они выпадают. И по такой причине Юмашев занимается делегитимацией Путина: типа того, что это обычный человек, мы его просто поставили, а он из себя строит. Их поведение понятно: если Путин выходит на «новую Ялту», то его личный статус внутри страны сильно повышается. Он будет не первым среди равных, а фигурой более высокой. Лично Путин станет учредителем нового мирового порядка. И как после этого можно будет им управлять?!

— Путин повернет влево и сделает премьером Грудинина, министром иностранных дел —  Платошкина, а вас министром экономики? (Мурат Сиразин.)

— Мечтать не вредно… Если вы начинаете эмиссионную поддержку экономики, а без этого никуда, то государственное управление неизбежно. А государственное управление — движение влево, по этой причине левый поворот все равно неизбежен, но его форма может быть разной. Даже у Трампа левый поворот…

— Путин — это действительно навсегда, до его, как говорится, гробовой доски? (Жуков.)

— Нет, после «новой Ялты» Путин уйдет и вообще может провести абсолютно демократические выборы. Потому что «кто же его посадит — он же памятник»… Поэтому я не верю в разговоры о так называемом транзите власти. До этой «новой Ялты». Потому что Путин должен довести и провести «новую Ялту». А как только он это сделает, условия сменятся настолько, что обсуждать их сегодня бессмысленно.

«Будет новая идеология — имперско-социалистическая»

— А какие силы придут? Наверное, они должны заявиться с новой идеологией?

— Понятно, какая будет новая идеология — имперско-социалистическая. Я думаю, она частично станет православно-социалистической, частично — исламско-социалистической.

— По большому счету будет идеология справедливости?

— Да.

— Если начнет строиться конфедерация, то будет верховный правитель, а территориями станут управлять избранные президенты? 

— Да, некий верховный арбитр.

— В этой ситуации Путин вряд ли уйдет…

— Пока жив, конечно, куда он денется…

— Почему вы не присоединяетесь к оппозиции? Вот выступили бы на конференции левых сил — вы ведь тоже ругаете эту власть. (Лев Иванович.)

— Во-первых, меня приглашали на эту конференцию, и я к ним пришел бы, но меня не было в Москве, находился в командировке. Я же не получаю грантов — ни кремлевских, ни западных, поэтому должен зарабатывать деньги, а волка ноги кормят, как известно… А во-вторых, я по характеру закулисный махинатор.

— Почему власть так не любит митинги, мягко говоря? Где тогда людям говорить о своих наболевших проблемах? (Марат.)

— Дело в том, что власть понимает, что митинги организовывает кто-то другой. Они не всегда контролируют данную ситуацию, и это их волнует. Кроме того, они понимают, что, поскольку уровень напряженности нарастает, любой митинг может стать той точкой, когда народ взбеленится. Власть вот этого боится. В перенасыщенный раствор ничего нельзя бросать — может начаться кристаллизация.

«Совет каждому: минимизировать зависимость от банковской системы»

— Какой совет вы дадите простому среднестатистическому жителю России? «Новая Ялта» еще не скоро, а что делать в 2020 году?

— Нужно исходить из того, что уровень жизни будет падать, поэтому надо прошерстить все расходы и определить, что не является остро необходимым. Обязательно нужно прикинуть, какие случаи могут стать неожиданно остро необходимыми, например, к какому врачу пойти, где взять деньги, если вдруг кто-то заболеет. И надо минимизировать зависимость от банковской системы.

— А как минимизировать? Деньги в стеклянной банке хранить?

— Либо надо иметь 10 счетов в 10 банках, в каждом по чуть-чуть денег. На случай, если что-то закрыли, чтобы это не было критично. Либо переходить на наличный оборот. От греха подальше, потому что это реально может стать проблемой. И, конечно, внимательно следить за работой: минимизировать вероятность увольнения, не пытаться искать лучшее место, потому что можете уволиться, а на новое месте в условиях кризиса вас не возьмут. То есть надо задраивать все люки и проявлять бдительность.

— Михаил Леонидович, спасибо за полезный и очень интересный разговор!

Публикация: БИЗНЕС Online

Источник: zavtra.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике ЭКОНОМИКА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.