В Третьяковской галерее обсудили ход реставрации полотна Репина



Текст: Иван Владимиров

Огромный стол с вакуумным аппаратом. Консилиум специалистов из России, Великобритании, Дании, Италии, Нидерландов. Экран, на который выводятся данные проб, анализов, сравнительные графики состояний. Со стороны все это напоминает консилиум врачей перед операцией. Пациент жив, но пережил нападение. Состояние стабилизировано, но каждый следующий шаг надо тщательно просчитывать. Проблема в том, что пациент 1885 года рождения и много чего пережил на своем веку. Пациент – картина Ильи Репина “Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года”.

Консилиум проходил в реставрационных мастерских Третьяковской галереи. Огромный стол, который можно поднимать и опускать при работе реставраторов, как и вакуумная камера (четвертая по счету!), сконструированная для расчистки холста от клея, делались специально “под Репина”. За полтора года работы удалось успешно раздублировать полотно (картина была дублирована на второй холст после первого покушения на нее в 1913 году). Проведены исследования родного холста картины, грунта, свинцовых белил, красочных слоев, проведена микросъемка, рентгеновская съемка… Начата расчистка от клея.

“С момента трагедии мая 2018 собрана большая информация, – говорит Юлиан Александрович Халтурин, заведующий отделом комплексных исследований Третьяковской галереи. – Речь о точном, детальном знании пигментов, материалов холста, клея, который был использован при дублировании, процессов и механизмов старения, которые происходят в произведении, и понимании, какие ограничения они могут наложить на реставрацию… Каждый шаг должен быть просчитан.

И, видимо, наступил момент, когда результаты исследований нужно обсудить с теми, кто имеет опыт, хорош в профессии… В разных странах существуют разные реставрационные школы. И обсуждение с профессионалами разных школ “случая Репина” очень плодотворно, по-моему. Никто не ждет, что в конце обсуждения появится рецепт, который сразу все решит. Волшебной кнопки нет. Это этапы пути. Но они очень важны”.

Главная сложность работы в том, что помимо трех разрывов картины после нападения на нее в мае 2018 есть еще и проблемы с красочным слоем на неповрежденных участках. Реставраторы говорят о непрочной связи красочного слоя с грунтом. Проще говоря, краска плохо держится на холсте. Хотя это проблема не только картин Репина, у реставраторов есть даже термин “репинская болезнь”.

“Репинская болезнь” – это нарушение связи между красочным слоем и грунтом. Это изначальная проблема, – говорит Александра Геннадьевна Орловская, реставратор высшей категории Третьяковской галереи. – Она связана с появлением промышленного производства красок, холстов… Мы сталкивались с этой проблемой, исследуя другие его картины. В данном случае мы имеем концентрацию этих проблем. Сошлось много факторов. Нам необходимо найти решение, как эту связь восстановить”.

По мнению реставратора из Великобритании Саймона Бобака, с живописью XIX-XX веков в принципе работать сложнее, чем с более ранними картинами. Ему есть с чем сравнивать, он работал с коллекцией Королевских музеев и с коллекцией Уоллес в Лондоне, реставрировал работы Хальса и Пуссена. Он считает, что живописные работы XIX более чувствительные к изменениям влажности и температуры.

Пока процесс реставрации картины Репина пока в начальной стадии. Если раньше называли 2020 год как год возможного окончания ее реставрации, то теперь очевидно, что потребуется более долгое лечение. Главное – не навредить, провести второе дублирование и сделать так, чтобы картина потом жила долго.

Прямая речь

Насколько важна открытость публике при обсуждении проблем реставрации? Понятно, что взвешенные решения будут приниматься специалистами.

Кейт Сеймур, ведущий реставратор Ателье Лимбург (SRAL) в Маастрихте (Нидерланды): Произведения искусства хранятся и реставрируются для людей. Мы, реставраторы, сделав свою работу, возвращаем произведения искусства людям. Это одна из целей сохранения культурного наследия. Поэтому так важно, чтобы люди видели, в какой огромной степени произведения искусства нуждаются в заботе и внимании. Они имеют право понимать всю сложность принятия решений мастерами. У нашего Ателье Лимбург в Маастрихте есть открытая работающая студия в Боннефантен музее (Bonnefantenmuseum), что находится по соседству.

Для работы нашей студии в музее мы выбираем работы большого формата со сложными проблемами. Речь не просто о замене рамы или удалении пыли. В течение месяцев идет глубокая реставрация на глазах у музейных посетителей. Они могут наблюдать за ходом “лечения” картины. Очень вдохновляюще видеть, как люди приходят спустя некоторое время – вновь и вновь, замечают улучшения состояния полотна. В примыкающем пространстве мы организуем маленькую экспозицию, где рассказываем о картине, контексте ее создания, материалах, которые использовал художник. Мы также проводим “туры” в течение дня, чтобы объяснить, что мы делаем и почему именно это.

 

Источник: rg.ru

comments powered by HyperComments

Перейти к рубрике КУЛЬТУРА


Уважаемые посетители сайта! Настоятельно просим не употреблять брань в комментариях.
Комментарии модерируются. Пишите корректно.
А если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях


Важно:
Все материалы представленные на данном сайте, предназначены исключительно для ознакомления. Все права на них принадлежат их авторам и/или их представителям в России. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала и не хотели бы, чтобы данная информация распространялась среди читателей сайта без вашего на то согласия, мы готовы оказать вам содействие, удалив соответствующие материалы или ссылки на них. Для этого необходимо, направить электронное письмо на почтовый ящик fond_rp@mail.ru с указанием ссылки на материал. В теме письма указать Претензия Правообладателя.