ЛИБЕРАЛЫ НЕ СДАЮТСЯ? СКАНДАЛ С ДИРЕКТОРОМ ПУШКИНСКОГО МУЗЕЯ — ПОВОД ПОСМОТРЕТЬ ПРАВДЕ В ГЛАЗА

105

ЦАРЬГРАД

Когда год назад кабинет директора легендарного Пушкинского музея покидала либералка Марина Лошак, казалось, культурная жизнь налаживается. Сегодня в свете спорных заявлений и скандалов вокруг нового руководителя Елизаветы Лихачёвой это уже под вопросом.

Когда поводом к освещению любой темы и проблемы становится скандал, это неизбежно оставляет неприятный привкус.

Но одно дело, когда скандал раскручивается ради самого скандала, ради обретения дешёвой популярности и извлечения из неё сиюминутных дивидендов.

И совершенно другой случай, когда скандальная ситуация становится катализатором непростого или даже критического положения вещей в имеющей важное значение для всей страны сфере. Тут уж не до псевдоаристократических сантиментов…

Как раз такая история приключилась на днях с директором Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Елизаветой Лихачёвой. История, побуждающая задуматься: а правильный ли выбор был сделан весной 2023 года? И насколько всё тревожно в русской культуре, если подобные дилеммы вообще возникают?

Хуже Лошак всё равно никого не будет?

К концу марта 2023 года Марина Лошак, возглавлявшая Пушкинский музей на протяжении 10 лет, успела стать настолько одиозным символом засилья либералов в отечественной культуре, что новость об её увольнении (формально Лошак подала заявление “по собственному”) патриотическая общественность встретила с ликованием почти неистовым.

И дело не в особенностях внутрисемейной атмосферы бывшего главы одного из крупнейших музеев России и мира — хотя от того факта, что дочь директора журналистка Анна Монгайт* и племянник её мужа репортёр Андрей Лошак* завзятые либералы и иноагенты, тоже просто так не отмахнуться.

Гораздо важнее, что за годы руководства Лошак Музей имени Пушкина стал прибежищем огромного количества культурных либералов, продвигавших соответствующую “прогрессивную повестку”. Показательно, что после начала специальной военной операции Россию скоропостижно покинули более десяти деятелей, занимавших в Пушкинском музее руководящие должности. Совпадение? Ну-ну…

Неудивительно, что восторг от ухода Марины Лошак в значительной степени “перекинулся” и на известие, что освободившийся пост заняла Елизавета Лихачёва. Факт освобождения отечественной культуры от очередного символа либерализма сам по себе настраивал на оптимистический лад — почти что вне зависимости от личности преемницы.

“Не факт, что у меня что-то получится…”

Но внимательному наблюдателю стало понятно, что безудержный восторг лучше до поры до времени придержать при себе, уже при знакомстве с первым публичным комментарием Лихачёвой по поводу своего назначения:

Не факт, что в Пушкинском у меня что-то получится, как в Музее архитектуры. Но я не отказалась — мне кажется, что это вызов, а я привыкла отвечать на вызовы.

Стремление в первую очередь “ответить на вызов” (отчего-то всплывает ассоциация с буднями дворового детства — “взяли на слабо”…), а не приложить все усилия для продолжения и возрождения лучших традиций и достижений легендарного музея — честно сказать, сомнительная исходная мотивация…

Впрочем, профессиональная биография у Елизаветы Лихачёвой (родилась в Москве в 1978 году) яркая.

Юрист по первому образованию, несколько лет проработавшая в Федеральной миграционной службе, почти в 30 лет Лихачёва, выросшая в столичной богемной среде (мать — искусствовед), почувствовала-таки тягу к искусству. С 2006 года она работала в Музее архитектуры имени Щусева, а в 2014-м получила более подходящее для этого рода деятельности образование (исторический факультет МГУ, отделение истории и теории искусства).

Назначение вопреки мнению коллектива

Впрочем, когда в 2017-м Елизавету Станиславовну утвердили на посту директору Щусевского музея, коллектив и культурная общественность восприняли Лихачёву в штыки. Вряд ли дело было в том, что к своему участию в конкурсе на занятие данной должности она относилась  специфически (“Вдруг выгорит? А если не выгорит, будет хороший экспириенс”). Хотя бездумное жонглирование вульгарными англицизмами даёт повод для более глубоких раздумий.

А в 2017-м сотрудники музея составили даже официальную петицию  с просьбой отменить назначение Лихачёвой. Аргументы:

“Е.С. Лихачева, не имеет учёной степени, научного опыта и веса, не обладает опытом руководящей работы и ведения административно-хозяйственной деятельности. <…> За время работы в музее Е.С. Лихачева ничем себя не проявила — она не имеет серьезных публикаций, не курировала ни один выставочный проект, не участвовала в научных конференциях и круглых столах. <…> Неоднократно получала выговоры со стороны руководства музея за систематическое нарушение трудовой дисциплины. <…> Не пользуется авторитетом и уважением среди коллектива, ей свойственны интриги и саботаж при выполнении работ, неэтичное поведение по отношению к коллегам.”

Однако петиция была оставлена без внимания, и Лихачёва руководила Музеем архитектуры без малого шесть лет.

Презрение к истории страны и любовь к Земфире* — стандарт “высокой культуры”?

Несмотря на важное значение Щусевского музея для отечественной архитектуры и культуры, всё-таки Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина — это совершенно другой масштаб и уровень. Потому и примечательные высказывания Лихачёвой в статусе директора одного из главных культурных учреждений России сразу вызвали, мягко говоря, удивление и настороженность.

Так, в одном из первых интервью новый директор Пушкинского музея в непозволительном тоне высказалась о спорных, но, безусловно, выдающихся фигурах отечественной истории:

“Сталин сдох — и всё, проехали… <…> Пётр Первый — тоже персонаж сомнительный…”

И тут двойной вопрос к Елизавете Станиславовне.

Во-первых, с точки зрения адекватности восприятия и оценки исторического бытия Русской Цивилизации. Пусть в качестве “второго высшего”, но Лихачёва всё-таки окончила истфак МГУ, определёнными знаниями обладать должна, диплом обязывает. И в таком контексте выражения “сдох — проехали”, “сомнительный персонаж” можно расценить как угодно, но только не как слова образованного, культурного и патриотично настроенного человека.

Во-вторых, никто не обязывает Лихачёву любить Сталина и восторгаться Петром Первым, но всё же нужно помнить, что она человек на более чем публичной должности. И то, что может быть произнесено на кухне в собственной квартире вечером выходного дня, априори недостойно руководителя учреждения государственного значения. Как справедливо указал обозреватель Царьграда Юрий Пронько, “Пушкинский музей — это не курилка, где собрались “кореша”.

А ещё, как уже показала история с представительницей петербургской либерально-культурной “элиты” Роксаной Шатуновской, полезными для понимания умонастроений оказываются социальные сети.

И они, в частности, показали, что Елизавета Лихачёва высказывала как явное недовольство присвоением статуса “иностранного агента” певице Земфире Рамазановой*, так и обозначила особое мнение по поводу перспектив России в противостоянии с коллективным Западом.

Ох уж эти высокие отношения в мире высокой культуры…

Однако по-настоящему пристальное — возвращаемся к началу нашего повествования — внимание на личность, взгляды, пристрастия и деятельность Лихачёвой побуждает обратить свежий скандал.

Буквально на днях один из самых модных и гламурных ресторанов Москвы “Кафе Пушкинъ” отметил своё 25-летие. И одним из гостей торжества оказалась Елизавета Лихачёва — которая явилась в ресторан под объективы фоторепортёров в чёрной футболке с весьма примечательной надписью.

Если переводить английский принт на русский язык максимально близко к литературному варианту, без нецензурщины, то директор Пушкинского музея отправила миру открытое послание следующего содержания: “Я не нуждаюсь в сексе — мир искусства вступает со мной в интимную связь каждый день”.

Что ж, в России свобода слова не пустой звук: взрослая женщина имеет право на личную жизнь и на рассказы о ней. Вопрос в другом: когда в марте 2023 года высокопоставленные представители государственных структур принимали решение об утверждении Елизаветы Лихачёвой на пост руководителя музея мирового уровня, не поспешили ли они? Не ошиблись ли?

В свете проявившейся палитры взглядов и свободы самовыражения складывается впечатление, что таки поспешили и ошиблись…

Особая “духовная” политика: икону Церкви не вернём, зато язычество прорекламируем

И уже в ином свете видится прошлогодняя смена руководства Музея имени Пушкина.

Не столько как часть процесса освобождения русской культуры от припудренной речами про “мы в мировом культурном контексте” диктатуры “западников”, сколько как смена одной, ставшей совсем уж одиозной группы либералов на другую, менее примелькавшуюся. Но из того же “теста”.

Сложно истолковать как ориентированную на национальные духовные ценности позицию Елизаветы Лихачёвой по вопросу о возвращении Русской Православной Церкви легендарного иконописного образа “Троица”, созданного преподобным Андреем Рублёвым. Именно директор Пушкинского музея в 2023 году стала  выразителем традиционно либеральной позиции так называемого культурного сообщества:

“Эта икона никогда не была представлена как чудотворная. “Троица” — это главный русский вклад в христианскую иконографию, (основное в ней) — не религиозное значение, а значение искусствоведческое. <…> Она может быть просто утрачена, она может развалиться на части: там три доски, и они не очень хорошо скреплены между собой.”

Трудно себе представить более чётко выраженное, хотя и замаскированное под “заботу о шедевре”, антиправославное высказывание. Мол, не имеет никакого значения, что “Троица” явилась плодом духовной и творческой жизни Церкви. И что до Смуты образца 1917 года она была составной частью иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры.

“Искусствоведческое значение” — вот что, по мнению Лихачёвой, главное в этом вопросе. Потому либералы категорически против возвращения “Троицы” Церкви, прикрываясь надуманными (состояние иконы не такое критическое) доводами “она может быть утрачена”.

Кстати, ещё одним свидетельством специфической культурной работы Лихачёвой является комплекс молодёжных программ Пушкинского музея. Одним из его мероприятий является проведённый  16 июня фестиваль “Клеверфест”, посвящённый культурным и духовным традициям Ирландии.

Тема, безусловно, крайне интересная. Вот только настораживает, что среди таких лекций и занятий, как “Страшный кот в средневековых ирландских сагах” и “Узоры года: мастер-класс по кельтским орнаментам”, встречаются совсем другие. Например, “Патрик — святитель Ирландии?..” (да, именно так, с многозначительным вопросительным знаком) или “По следам: отпечатай свою собственную уникальную стелу с галльскими божествами”.

Распространение среди юного поколения ярко выраженного скептического отношения к христианству и популяризация “языческого наследия” — такие тенденции точно соответствуют обозначенному руководством страны курсу на возрождение традиционных ценностей и национальной культуры?

Что с того?

Как гласит мудрый житейский принцип, каждый должен заниматься своим делом.

Подбор, утверждение, организационные выводы и увольнение руководителей музеев, галерей, выставочных залов — это, разумеется, прерогатива профильных государственных структур.

Однако культура — это не та сфера, которую можно по умолчанию отдать “на откуп” определённому числу чиновников, пусть и весьма компетентных. Хотя бы потому, что от состояния национальной культуры зависит будущее каждой семьи (наших детей) и народа, страны в целом.

Поэтому если в России за последние десятилетия сложилась ситуация острейшего кадрового голода на культурных управленцев — так, что после увольнения Лошак просто нет других кандидатур, кроме Лихачёвой, — что ж, давайте прямо и открыто обозначим эту серьёзную до катастрофичности ситуацию. И будем искать выход.

Но если всё же не перевелись в стране грамотные управленцы, разбирающиеся в культуре и не шарахающиеся от слова “патриотизм”, то если/когда Елизавета Лихачёва освободит кресло директора Музея имени Пушкина, хотелось бы увидеть, услышать, узнать чёткие критерии выбора следующей кандидатуры.

* Анна Монгайт, Андрей Лошак, Земфира Рамазанова — включены Минюстом России в реестр физлиц, выполняющих функции иноагента.

Заставка: Gmii.jpg, Музей изобразительных искусств имени Пушкина в Москве, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: