О российской позиции по иранскому удару по Израилю

223

Милитарист: Исследователи российской программы израильского института Бат Чен Дроян Фельдман и посол Аркадий Миль-Ман о позиции России по поводу иранского ракетного удара:

Нападение Ирана на Израиль привело к официальному осуждению со стороны многих стран мира. С другой стороны, заявление, опубликованное МИД России, было далеко не таким. Россия призвала все стороны проявлять сдержанность, но российское заявление носило явно проиранский характер. В заявлении была представлена ​​позиция Ирана, согласно которой нападение является законным ответом в соответствии со статьей 51 Устава ООН и его правом на самооборону после нападения в Дамаске, и подразумевалось, что оно носило провокационный и безответственный характер.

Пресс-секретарь МИД России заняла более жесткую позицию в ответ на слова израильского посла в Москве, написавшего, что Израиль ожидает от Москвы осуждения нападения Ирана, и ответила ей: “Напомните мне, когда Израиль хотя бы раз осуждал нападение киевского режима на территорию России? Не помните? И я нет. Но я помню частые сообщения о поддержке Зеленского от чиновников». Посол России в ООН также оправдал нападение Ирана на Израиль.

Подход России и ее антиизраильская позиция неудивительны. Это еще один пример тенденции укрепления отношений между Россией и Ираном и позиционирования России рядом с Ираном на мировой арене. Сотрудничество между двумя странами значительно углубилось после их стратегического решения. Можно ожидать, что в ближайшей и среднесрочной перспективе стратегический альянс, представляющий собой значительную угрозу безопасности Израиля, будет углубляться.

Реакция России демонстрирует проблематичность израильской политики «хождения сквозь трещины». С точки зрения России, особенно после российского вторжения в Украину, Израиль рассматривается как часть западного лагеря и как протекторат США. Поэтому осторожные попытки Израиля не выражать четкую позицию в пользу Украины не способствуют отношениям между Израилем и Западом и не приведут к защите Россией израильских интересов.

Поэтому лица, принимающие решения в Израиле, должны учитывать российскую политику и готовиться к дальнейшему ухудшению отношений между Россией и Израилем и российской помощи врагам Израиля.

Еще мнение:

ИноСМИ: Иранский удар основан на военной логике, которой руководствуется Россия, как говорит военный аналитик Микулецкий

Аналитик Микулецкий: иранский удар похож по логике на действия России на Украине
iROZHLASЧехия ОРИГИНАЛ СТАТЬИ

Удар Ирана по Израилю был самым масштабным использованием беспилотников в военной истории, заявил iROZHLAS аналитик Милан Микулецкий. Он очень похож на то, как русские сейчас применяют дроны и ракеты на Украине. Прослеживается общая логика — перегрузить противника и его систему ПВО.

Какие последствия уже повлек ночной воздушный удар Ирана по Израилю? Какой арсенал и тактику применил Тегеран при первом прямом ударе по еврейскому государству? Как Израиль может ответить на мощный иранский налет и насколько это столкновение отразится на безопасности всего региона в долгосрочной перспективе? Иран предупредил Израиль о возможном возмездии за ночной удар ракетами и беспилотниками. Ситуацию комментирует военный аналитик Милан Микулецкий.

Милан Микулецкий: Иран воспользовался почти всеми типами оружия, о которых можно сказать: сила человека для их применения не нужна. Например, Иран воспользовался самолетами так же, как прописано в наших западных доктринах, а также дронами, крылатыми и даже баллистическими ракетами.

— Таким образом, это был самый масштабный удар беспилотниками в военной истории?

— Можно сказать, что да. Отмечу, что и Россия наносит удары беспилотниками, которые, кстати, поставляет Иран, а еще иранцы нанесли этот удар вскоре после того, как завершилась беседа между иранским представителем и российским министром иностранных дел. Так вот с нынешним иранским ударом даже российские атаки Украины дронами не идут ни в какое сравнение.

Если говорить об Израиле как таковом, то, разумеется, он сталкивался и с куда большими ракетными ударами, в том числе со стороны палестинцев и проиранской “Хезболлы”.

— Примечательно, что американский Институт изучения войны уже вскоре сообщил, что ночной иранский удар очень похож на то, как русские сейчас применяют дроны и ракеты на Украине. Вы тоже видите сходства?

— Сходство есть, но дело не в том, что этот удар координировали русские. Я так не думаю. Дело тут в военной логике. Цель — перегрузить противника и его систему ПВО как можно большим числом целей.

Разумеется, сначала вы отправляете самые дешевые, которыми проще всего пожертвовать, и когда ПВО противника не знает, что сбивать первым делом, или не успевает пополнять перехватчики, которые обезвреживают летящие угрозы, вы отправляете уже “настоящее” оружие, которое дорого стоит и наносит серьезный ущерб в случае поражения цели.

— Что, скорее всего, стало целями иранского удара, если судить по доступной информации?

— Мы этого, разумеется, не знаем. Благодаря тому, что Израилю и его союзникам удалось сбить подавляющее большинство из того, что было отправлено на Израиль, раньше, чем цель была поражена. Но, конечно, целями ударов были военные базы, потому что одна из ракет ударила по авиационной базе, которой не нанесла, по крайней мере если судить по поступившей информации, серьезного ущерба.

Тем не менее можно говорить о том, что при такой массовости примененных средств и пресловутой ненадежности иранских дронов “Шахид”, которые также применяются на Украине, сбить их было большой удачей, поскольку в противном случае, несомненно, пострадали бы гражданские объекты.

— Как ответ Израиля характеризует потенциал его ПВО, и насколько тяжелее для израильской ПВО стала эта ситуация по сравнению, например, с ракетными ударами движения “Хезболла” из Ливана и ХАМАСа из сектора Газа?

— Большим преимуществом, если так можно выразиться, стало продолжительное время подлета этих дронов, ракет и так далее. Израиль, которому пришлось научиться реагировать на удары, например, системами залпового огня (нам они известны как “Катюши”, советские “Грады”), а в их случае времени на ответ остается очень мало.

Ракета летит короткое время, и в нее трудно прицелиться, трудно ее уничтожить. Тут же, например, дроны летели несколько часов, и у Израиля появился шанс уничтожать их над территорией его соседей. Большую роль сыграла Иордания, как и некоторые страны арабского залива. Об этом, конечно, не скажут, но они сыграли весьма важную роль.

— Насколько значимым в отражение иранского налета был вклад союзников Израиля, то есть американской, британской, французской авиации, а также вмешательство иорданских самолетов для обезвреживания иранских дронов и ракет? Можно ли сказать, что это была по-настоящему исключительная совместная операция в данном регионе против подобного рода ударов?

— Да. Израиль, конечно, смог бы и сам защититься от этого удара, даже если бы ему никто не помог. Однако помощь пришлась очень кстати и облегчила Израилю задачу. Ему не пришлось задействовать все ресурсы, которыми он располагает, и поэтому он смог оставить их там, где они защищают его от вероятных угроз с территорий Ливии, Сирии. Местные власти совершенно не контролируют у себя некоторые силы, которые находятся под влиянием радикальных палестинских организаций.

Мы редко об этом говорим, но интересы целого ряда арабских стран совпадают с интересами Израиля. Речь и об относительно “демократичном” Египте, и о некоторых нефтяных монархиях Персидского залива. Они больше, чем Израиля, боятся “Братьев-мусульман”* и разные ответвления этой организации, которые поддерживает Иран. Они поддерживают связи и, разумеется, сотрудничают с Израилем в оборонной сфере. Только признаваться в этом не хотят.

— Израиль заявляет — я цитирую, — что эта конфронтация “еще не подошла к концу”. В каком направлении могут развиваться события, и каким может быть ожидаемый ответ израильских сил?

— Президент США дал Израилю понять, что продолжать не следует, то есть не нужно отвечать Ирану. Но такое говорить просто, когда сидишь в кресле в Белом доме.

Я понимаю Джо Байдена в этом отношении, поскольку в США грядут президентские выборы, и любой крупный конфликт станет проблемой как для Соединенных Штатов в политическом и экономическом смысле, так и, что самое главное, для Европы. Речь идет о ценах на нефть и угрозах для логистических трасс.

Но в условиях Ближнего Востока Израилю придется предпринять что-то, чтобы показать свою силу противнику. Он не может позволить себе потерять лицо. Придется что-то сделать, но, как я предполагаю, удар будет чисто символическим и небольшим. Я склоняюсь к тому, что в каком-то смысле повторится ситуация 1991 года, когда Израиль за свою сдержанность в ответ на ракетный удар Саддама Хуссейна, то есть за то, что не ударил по Ираку, получил большую военную помощь от Соединенных Штатов Америки. Израиль скорее пойдет по этому пути, то есть как-то “монетизирует” свою сдержанность.

* запрещенная в РФ террористическая организация, прим. ред.

Автор: Владимир Кроц (Vladimír Kroc)

Заставка: Перехват иранских ракет системой ПРО «Железный купол» над Иерусалимом. Авторство: Mehr News Agency, CC BY 4.0, wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: