«Русских не остановить»

200

Профессор Чикагского университета Джон Миршаймер отвечает на вопросы подполковника Дэниела Дэвиса

 Редакция Завтра

— В российско-украинском конфликте всё складывается не так радужно, как преподносят американские массмедиа, — и в политическом, и в дипломатическом, и в военном плане. Желание Киева продолжать войну поддерживают в НАТО. Но за такую политику расплачиваются обычные украинцы. Печально, что с обеих сторон гибнут люди. Почему в мире нет понимания того, что Украина не может победить в войне с Россией?

— Проблем сегодня гораздо больше, чем многие думают. Особенно для Украины. В долгосрочной перспективе последствия для неё будут просто ужасны. Это касается и грядущих демографических проблем в стране, и территориальных. Украина уже потеряла много территорий, сократилась в размерах, и никто не знает, каким в итоге будет это государство после того, как война закончится. Конечно, с точки зрения украинцев, которые рискуют своей жизнью, умирают на поле боя, эта война ужасна. Но нужно помнить про более глобальные негативные последствия, которые она несёт. Если продолжать воевать, страну ждёт неминуемый крах. Поэтому в интересах Украины — закончить эту войну как можно быстрее. У неё нет никакой возможности выиграть у русских. Она проиграет. Вопрос только, сколько территорий и сколько своих людей она при этом потеряет. Американцы же хотят, чтобы украинцы сражались и дальше, жертвовали собой. Такое можно было бы понять, если на горизонте маячила бы победа Киева. Но ведь этого нет — все видят его сплошной проигрыш. Поэтому непонятно, что мотивирует украинцев идти умирать, когда в этом нет никакого смысла. Этим они принесут своей стране только больше разрушений и больше смертей. Вместо этого им сейчас надо срочно заключать мировую сделку с Россией.

— Почему политики на Западе и президент Украины не идут на это? Они хотят ослабить Россию? В 2022 году украинским военным удалось вернуть часть своих территорий. Но сейчас военная мощь Вооружённых сил РФ выросла, и разница между ними и ВСУ огромная. Запад этого не понимает?

— Да, возможности российской армии по сравнению с украинской очень сильно изменились в пользу России. И дальше этот разрыв будет только увеличиваться. На Западе это тоже понимают. Но многие забывают про один очень важный фактор, мешающий пойти на соглашение между воюющими сторонами. Это репутация западных лидеров, которые тесно связаны с Украиной. Они годами кричали о великой победе Украины и Запада и предсказывали поражение России. И если Владимир Путин победит, репутация этих политиков рухнет. Они не смогут уйти от ответственности за то, что столько времени толкали украинцев на смерть ради призрачной цели.

США далеки от Европы, между нами — океан. У нас безопасно, мы богатые, сильные, у нас всё хорошо. Поэтому американским политикам легко говорить: “Продолжайте воевать, украинцы”. Их активно поддерживают СМИ. Они гонят людей на смерть, а сами выжидают в Америке и надеются на победу прозападной Украины, потому что только так их репутация останется чистенькой.

Между тем Россия не собирается сдаваться, а только укрепляет свои позиции. Например, российские военные начали применять управляемые авиационные бомбы, являющиеся довольно серьёзной угрозой для украинских войск. Придумали ставить на обычные снаряды модули, которые превращают свободнопадающие авиационные бомбы в управляемые и точные боеприпасы, способные поражать цели с безопасного расстояния. Эти бомбы стали сущим адом для украинцев, учитывая недостаток вооружения у ВСУ, в том числе артиллерии.

— Я слышал про эту “адскую бомбу”. Она летит по какой-то необычной траектории, её очень сложно сбить…

— Да, и даже трудно засечь. Зато использовать легко, и они очень эффективны. Эти “адские бомбы” — огромная проблема для ВСУ. И не надо забывать, что у украинцев до сих пор очень мало самолётов, в воздухе преимущество у русских. Даже если в июне Киев получит обещанные F-16, это мало что изменит.

Не так давно серьёзные общественные организации провели опросы среди простых американцев. Только 12% жителей США продолжают сегодня верить в то, что Украина может победить в войне. У большинства же нет никакого интереса к ней, им плевать на исход событий. То же самое можно сказать и по итогам опросов в Европе: лишь 10% обычных европейцев считают, что Киев способен одержать верх над Москвой. Это очень важно на фоне того, что говорят элиты с экранов телевизоров и в других СМИ. У политиков мнение отличается от позиции большинства их сограждан именно потому, что западная элита вложилась в российско-украинский конфликт и сделала ставку на Украину. Если она проиграет, политиков, поддержавших её, ждёт неминуемый конец. Поэтому отовсюду звучит призыв всячески поддержать Киев. Это нужно понимать.

Российско-украинский конфликт — это война на истощение. Здесь важен не только вопрос захвата территорий. Две армии стоят друг против друга, пытаясь уничтожить противника. Главное — кто из них продержится дольше. В какой-то момент одна из сторон будет истощена. Я считаю, что это будет Украина. И тогда конфликт перейдёт из войны на истощение в войну-движение. Русские будут двигаться на запад. Сейчас они очень умно поступают, не пытаясь быстро захватывать новые территории, потому что наступление — всегда сложно и чревато большими потерями. Российские военные ведут позиционную войну и имеют в этом преимущество. Они истощают противника.

А украинцы, напротив, прошлым летом начали активное наступление и потеряли огромное количество людей. Это был довольно глупый шаг с их стороны.

— Они пытались взять реванш…

— Вот именно. Из-за таких необдуманных действий украинская армия сейчас истощается. У российской стороны превосходство в живой силе, потому что население страны в пять раз больше, чем на Украине. Тем не менее русские берегут своих солдат, ослабляют противника и ждут, когда откроются возможности для продвижения на запад. Поэтому не нужно верить тем, кто говорит, что русские завязли на одном месте и проигрывают. Так рассуждают те, кто не понимает реальную ситуацию на фронте.

— Какое основное условие для окончания войны?

— Очевидно, что Украина должна иметь нейтральный статус. Речь здесь идёт не только о вступлении в НАТО. Все серьёзные военные связи Украины с Западом надо убирать. Россия неоднократно говорила, что это составляет угрозу для её безопасности. Поэтому, чтобы закончить войну, необходимо устранить этот фактор напряжённости. Уже после начала СВО, в марте-апреле 2022 года, в Стамбуле прошли переговоры, где обсуждался вопрос о нейтралитете Украины. Украинцы были готовы на это пойти, а Запад всё никак не мог такое принять…

— Да, помню, что за несколько дней до этих переговоров даже Владимир Зеленский публично говорил о том, что готов рассмотреть вопрос нейтрального статуса Украины. Почему он так резко поменял свою позицию?

— Борис Джонсон вместе с американскими кураторами Украины выступил против заключения этой сделки, хотя переговорщики были полны оптимизма для её реализации. На Зеленского надавил Запад, но главным образом — США. Этому есть две основные причины.

Первая. Какое-то время украинской армии удавалось отражать атаки русских на поле боя. Конечно, с помощью Запада. И её успехи тогда дали нам уверенность, что Украина сможет победить в войне. Но потом разрыв военных возможностей и мощи между украинской и российской армиями очень сильно увеличился в пользу России.

Второй момент. Мы думали, что санкции поставят Российскую Федерацию на колени. Но и это не сработало. Более того, санкции — они очень больно сказались на европейском рынке.

Мы хотели ударить по России с двух сторон. И весной 2022 года во время переговоров в Турции Запад исходил именно из уверенности в положительном исходе задуманного. Но наши расчёты оказались, мягко говоря, неверными.

Кстати, американский генерал Марк Милли уже осенью 2022 года официально говорил о том, что российско-украинский конфликт может завершиться дипломатическим путём. Он понял, что санкции не работают, что у России будут деньги на ведение войны и проблем с численностью армии не будет. Действительно, Путин вскоре мобилизовал 300 тысяч новых солдат, а также на фронт пришли 450 тысяч добровольцев. Поэтому Милли после первых успешных действий ВСУ, когда были возвращены кое-какие территории, предложил закончить конфликт.

Сегодня основная проблема для украинцев — это даже не недостаток вооружения, хотя это очень серьёзная помеха. Гораздо серьёзнее — нехватка боевых резервов. Украине нужно полмиллиона новых бойцов, чтобы заменить старых и перекрыть потери в живой силе. Но такой возможности у украинцев нет. 500 тысяч — это слишком большая цифра для них. Тотальная мобилизация может вызвать общественные протесты. Да и просто не смогут они нормально обучить и экипировать такое количество солдат. У них нет такой возможности.

— Официальные источники говорят, что Украина сможет мобилизовать максимум 200 тысяч человек. Но их нужно ещё по-быстрому научить держать автомат, стрелять и так далее.

— Да. Кое-кто на Западе требует от украинцев начать наступление и вернуть утраченные территории, не понимая, что для этого солдаты должны быть очень хорошо обучены, иметь серьёзный фронтовой опыт. Наступление — очень сложная вещь. Украина к нему не готова. Впору ставить вопрос: сколько своих территорий она ещё может потерять в ходе войны? Вот о чём нужно думать. Потому что, например, невозможно не принимать во внимание разницу между доминированием сторон в воздухе, разницу в вооружении армий, особенно в артиллерии. Невозможно не видеть огромную проблему с нехваткой людей в рядах ВСУ. Всё это указывает на серьёзные проблемы Украины. Нельзя не сказать и о том, что растёт разница между военными возможностями противоборствующих сторон. Поэтому я думаю, что остановить русских будет практически невозможно, они будут двигаться в сторону Запада, забирая всё больше территорий.

— Возможно ли, что Зеленский всё же начнёт мирные переговоры с Россией? Что вы думаете по поводу развития этого военного конфликта в 2024 году?

— Говорить, что в этом году украинская армия развалится, я бы не стал. Но многие факты указывают на то, что дела там идут не так хорошо, как им хотелось бы. Я уже сказал об этом. Есть ещё важные проблемы на Украине, о которых мало говорят. Например, замена главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного на Александра Сырского. Новых генералов солдаты не любят. Это тоже штрих, указывающий на политический кризис в Киеве. То есть у них проблема на проблеме. И воюющие люди смотрят на это и понимают, что в руководстве страны нет единства. А значит, нет согласия в том, чтобы поддерживать бойцов на фронте. Это всё тоже сильно влияет на общую ситуацию. Есть проблема и с политической поддержкой Украины Вашингтоном. И так далее. Видя эти и другие негативные моменты, украинский военный не может не задать себе простой вопрос: “А стоит ли мне умирать ради всего этого, ради неминуемого проигрыша Украины?”

Заставка: Джон Миршаймер Chatham House, Лондон Creative Commons Attribution 2.0 .wikimedia.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: