Прогрессия НДФЛ и на порядок большие перегибы в УСН и НДС

207

справедливые налоги в пользу промышленности и сокращение дробления бизнеса в сфере потребления

Сергей Ануреев

Бизнес не просто так соглашается на прогрессию НДФЛ, отдавая малое, чтобы сохранить намного большие «дыры». Под прогрессивный НДФЛ (ставка 15% с доходов свыше 5 млн. рублей за год) попало лишь 9% поступлений НДФЛ или 0,6 трлн руб. в 2023 году. Всего же Федеральная налоговая служба (ФНС) собрала 49,2 трлн руб. налогов и социальных взносов, и НДФЛ лишь пятый по значимости налог.

У индивидуальных предпринимателей (ИП) средний оборот 3 млн руб. в год (предельный по законодательству 150 млн руб.), средняя ставка 6% на Упрощенной системе налогов (УСН), фактические налоги в 6 раз меньше НДФЛ и социальных взносов работников с аналогичным доходом в 3 млн руб. на Основной системе налогов (ОСН).

Самозанятые имеют предел 2,4 млн руб. в год и платят в среднем 555 руб. налогов за месяц, а работники предприятий – в среднем по 5 тыс. руб. НДФЛ и еще социальные взносы.

ИП и самозанятые должны платить с доходов свыше МРОТ хотя бы по ставке НДФЛ 13% (о социальных взносах по ставке 15-30% даже не говорим), что даст бюджету 1,8 трлн руб., иначе еще больше высокооплачиваемых работников станут ИП и самозанятыми.

Фактическая ставка НДС в обрабатывающей промышленности составила 15% в 2023 году, тогда как у банков – 1%. При этом валовая добавленная стоимость всей обрабатывающей промышленности у нас всего в 2 раза больше финансовой (в советские времена была примерно в 10 раз больше).

В оптовой торговле, транспортировке и хранении, гостиницах и общепите, операциях с недвижимостью – фактический НДС в среднем 3%, а эти отрасли сферы потребления дают вклад в ВВП даже больше всей промышленности, и именно в сфере потребления ИП и самозанятых в 6,6 раз больше, чем в промышленности.

Если бы фактическая ставка НДС была хотя бы 10% у всех (про 20% даже не говорим), то банки доплатили бы 1,1 трлн руб. и отрасли сферы потребления – еще 1,4 трлн руб.

Угольщики и металлурги возвращают от государства НДС на 0,5 трлн руб. больше, чем сами уплачивают. Производители электроники, оборудования и транспорта, наоборот, уплатили НДС 0,5 трлн руб., и, может, потому эти товары у нас в основном импортные.

Возврат НДС по капиталовложениям и экспорту следует ограничить только отечественным оборудованием и товарами глубокого передела, как это сделано в государственных закупках и ускоренной амортизации, отчасти как в ресторанах с возвратом НДС не больше суммы уплаченного.

Стратегические социальные и экономические установки из Послания Президента РФ оценены примерно в 3-4 трлн руб. ежегодных дополнительных расходов, плюс вероятный рост расходов на СВО и новые российские регионы. Предложенные в данной статье меры могут дать 4,8 трлн руб., в 8 раз больше сложившейся прогрессии НДФЛ.

Перейдём к некоторым деталям указанных предложений.

Налоговая нагрузка в 1,5 раза больше на обрабатывающую промышленность и строительство, чем на сферу потребления

Федеральная налоговая служба, пожалуй, самое прозрачное и оперативное ведомство в части публикуемой статистики. На сайте ФНС в разделе «Статистика и аналитика» можно найти данные по фактическому поступлению конкретных налогов по отраслям и по регионам. Росстат также публикует много полезного, но с большим временным лагом относительно ФНС, менее детально и с некоторыми нестыковками.

Возьмем статистику ФНС по форме №1-НОМ (очень длинное название, опустим его), а также росстатовскую структуру ВВП по добавленной стоимости по отраслям. Росстат дает за 2023 год ВВП 156 трлн руб. без учета налогов на товары и импорт, а с их учетом 171 трлн руб. Федеральная таможенная служба сообщала о собранных в 2023 году налогах и пошлинах 6,6 трлн руб., пока без их детализации и распределения по отраслям. Это немного относительно поступлений по линии ФНС, а потому в данной статье не анализируется. Сравним сумму фактических поступлений налогов и социальных взносов (как выше указано, это 49,2 трлн руб.) и ВВП (171 трлн руб. без учета таможенных сборов 6,6 трлн руб), получим фактическое налоговое бремя 29,9%.

По объему поступлений первыми идут социальные взносы – 11 трлн руб., затем НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) – 10,7 трлн руб., НДС – 8,3 трлн руб., налог на прибыль – 8,2 трлн руб., НДФЛ – 6,9 трлн руб., далее – другие налоги и акцизы. Как минимум сразу видно, что обсуждаемый в части прогрессивных ставок НДФЛ является лишь пятым по значению налогом, наименее важным для бизнеса.

ВВП есть сумма валовой добавленной стоимости (ВДС) конкретных отраслей, а также сумма зарплаты, прибыли, амортизации и налогов по отраслям. Взяв данные формы 1-НОМ, можно посчитать ВДС и фактическое налоговое бремя по конкретным 120 отраслям (Росстат дает лишь около 40 укрупненных позиций). Сразу надо оговориться, что хотя налоговая ВДС и совпадает с росстатовской на уровне ВВП в целом, но отчасти отличается от нее по ряду отраслей, являясь более детальной и надежной.

Зарплата легко рассчитывается исходя из суммы поступлений НДФЛ, на 96% состоящей из трудового дохода с фактической средней ставкой 13,1%. Поступления УСН, где очень мала сумма официальных расходов на бизнес, идут по фактической средней ставке 6,0%, хотя по сути близки к зарплате. Прибыль четко вытекает из сумм поступлений налога на прибыль и его фактической ставки 20,5%, поскольку этим налогом облагается не только прибыль, но и ряд расходов бизнеса с элементами потребления. Амортизация высчитывается исходя из поступлений налога на имущество, соотношений облагаемых этим налогом видов основных средств и не облагаемых, которые можно почерпнуть в данных Росстата.

Поступления НДПИ и за пользование природными ресурсами составляют 10,7 трлн руб. и 1,3 трлн. руб., относительно ВВП составляют 7,3%. Из этих двух родственных налогов на добычу нефти и газа пришлось 10,5 трлн руб., на добычу угля и руды – еще 0,4 трлн. руб., почему-то на оптовую торговлю – 1 трлн. руб. (скорее всего, также связанную с сырьем). Отрасли нашей экономики за периметром добычи полезных ископаемых почти лишены этих двух налогов, и там фактическая налоговая нагрузка в среднем складывается на уровне 26%, с существенными различиями по отраслям.

Обрабатывающие производства показывают налоговую нагрузку 35% по данным и ФНС, строительство – 32%, оптовая торговля – всего 22%. Буквально, как если бы оптовая торговля платила только НДС без ухищрений (то есть 20%) и еще немного акцизов, однако фактическая ставка НДС здесь лишь 4,2%. Налоговая нагрузка в оптовой торговле в 1,5-1,6 раза меньше строительства и обрабатывающего производства, хотя торговля является лишь надстройкой над базисными производством и строительством.

В оптовой торговле велика доля нефтепродуктов, которая отдельно не указывается, что сильно затрудняет анализ. С торговлей нефтепродуктами связана треть топливного демпфера, возвращаемого из бюджета в виде отрицательного акциза 0,6 трлн руб. (еще 1,2 трлн.руб. возвращается отрасли добычи нефти).

Похожая ситуация складывается с фактической налоговой нагрузкой в транспортировке и хранении – 22%, финансах – 21%, гостиницах и общепите –19%, операциях с недвижимостью – лишь 15%. Даже в социально ориентированных образовании и здравоохранении с нулевым НДС во многих случаях налоговая нагрузка составляет 27-28%, зримо больше надстроечных отраслей и сферы потребления.

УСН как внутренний офшор для процветания сферы потребления в ущерб промышленности

Вспомним, сколько было за последние годы заголовков в СМИ, что рабочие и мигранты массово ушли в доставку, такси, что разливать кофе в Москве выгоднее и проще, чем работать на конвейере условного Ульяновского автомобильного завода. Перекосы нашей налоговой системы категорически усиливают перекосы рынка труда, увеличивают дефицит кадров вместо того, чтобы содействовать первоочередной занятости именно в промышленности. Газета «Завтра» писала об этом в статье «Дефицит кадров из-за перекосов структуры занятости» в ноябре 2023 года.

Рассмотрим распределение фактических поступлений УСН по основным сферам экономики. На добычу полезных ископаемых и обрабатывающие производства приходится всего 7,7% поступлений УСН, хотя вклад этих двух сфер в ВВП составляет 30%. На оптовую и розничную торговлю, транспортировку и хранение, гостиницы и общепит, операции с недвижимостью приходится 51% поступлений УСН и 34% ВВП. При сопоставимом вкладе в ВВП производственной и потребительской сфер различия в поступлениях УСН в 6,6 раза.

Российские производственные предприятия в основном на Общей системе налогов столкнутся с ростом налоговой нагрузки из-за обсуждаемой прогрессии НДФЛ, тогда как сфера потребления продолжит процветать на УСН. Многие политики, бизнес-ассоциации, ученые активно продвигают поддержку малого бизнеса как столпа экономики, только необходимо четко поставить вопрос: производство или потребление является столпом экономики? Должны ли мы поддерживать малый бизнес в дорогих ресторанах, ночных клубах, салонах красоты, бутиках, недвижимости, ориентированных на потребление богатых, так же, как малый бизнес с реальным производством? Газета «Завтра» писала об этом в мае 2023 года.

По УСН за 2022 год объект обложения составил без малого 18 трлн руб., уплачено налогов 0,8 трлн руб. при ВВП 156 трлн руб. (подробной статистики по УСН за 2023 год пока нет). То есть через малый бизнес прошло почти 12% ВВП, но уплачено всего 2% от всех налогов, а реальная ставка УСН составила 4,7%. Социальных взносов малый бизнес заплатил 236 млрд руб., лишь 1,3% со своих доходов, доведя фактическую суммарную ставку до 6%. В 2023 году на Общей системе налогов поступления социальных взносов составили 11 трлн руб. из 165 трлн руб. ВВП без таможенных пошлин или 6,7%, только по одному виду налогов.

Самозанятых на конец 2023 года было 9 млн человек, и они заплатили всего 60 млрд руб. налога на профессиональный доход, в среднем по 555 руб. в месяц. Трудовой доход в 2022 году получило 55,7 млн человек, суммарно 25 трлн руб., в среднем 37 тыс. руб. в месяц. Они заплатили только НДФЛ по 5 тыс. руб. в месяц, а еще работодатель заплатил социальные взносы. О подмене трудовых отношений самозанятыми вокруг крупнейших организаций газета «Завтра» писала в статье «Wildberries, Яндекс, Сбер, самозанятые и пенсии: новые законы или простые критерии ФНС» в мае 2023 года.

Приравнять ставки УСН и самозанятых с доходами свыше МРОТ к ставкам НДФЛ

Почему-то обсуждать прогрессивную шкалу НДФЛ можно, а прогрессивную шкалу УСН для ИП нельзя, хотя многие ИП получают доход зримо выше 1 млн руб. или 5 млн руб. (обсуждаемых порогов прогрессии НДФЛ). ИП обеспечили 11 трлн руб. из 18 трлн руб. доходов малого бизнеса. На середину 2022 года было зарегистрировано 3,7 млн ИП, средний оборот ИП составил 3 млн руб. в год, 250 тыс. руб. в месяц, а предельный оборот возможен до 150 млн руб. в год. 92% ИП выбрали объектом обложения доходы и лишь 8% – доходы за минусом расходов, что указывает на минимальность расходов на бизнес и массовое направление доходов на потребление.

В 2023 году наемный работник с зарплатой 3 млн руб. в год заплатил бы НДФЛ 13% (свыше 5 млн руб. – 15%) и социальные взносы 30% (свыше 1,9 млн руб. – 15%). В деньгах это 390 тыс. руб. НДФЛ и 735 тыс. руб. социальных взносов, суммарно 1,1 млн руб. Но типичный ИП с таким же доходом заплатит лишь 174 тыс. руб. Вроде для малого бизнеса понизили ставку социальных взносов за наемных работников до 15% в ответ на обеление зарплаты, но что-то несильно это сказалось на росте их фактического поступления.

Среди самозанятых много людей с редкими небольшими доходами, но также изрядно с большими доходами, а порог доходов для этого налогового режима 2,4 млн руб. в год или 200 тыс. руб. в месяц. Должны ли все самозанятые платить по ставке 4% независимо от дохода? Может, поднять ставку для самозанятых с доходами свыше МРОТ хотя бы до 13%? (МРОТ – минимальная оплата труда, 19 тыс. руб. в месяц с 1 января 2024 года).

Поступления повышенного НДФЛ с доходов выше 5 млн руб. по ставке 15% составили в 2023 году 0,6 трлн руб. или лишь 9% поступлений этого налога. Если бы все небедные ИП преимущественно из сферы потребления платили бы налог по ставке 13% вместо 6%, то дополнительные поступления составили бы 1,3 трлн руб. Если бы три четверти самозанятых платили 13% хотя бы с дохода уровня МРОТ и одна четверть – те же 13% с половины предельных 200 тыс., то есть по 2,5 тыс. руб. и 13 тыс. руб. в месяц вместо 555 руб., это дало бы еще 0,5 трлн руб.

Президент России в своем Послании четко заявил о борьбе с дроблением бизнеса (одновременно с амнистией за прошлое). Гораздо более четко, чем он заявил про прогрессию НДФЛ, и такие акценты не случайны. Проблема псевдо малого бизнеса и псевдо самозанятых стоит у нас намного острее проблемы прогрессивной шкалы НДФЛ. Если весь упор сделать только на рост прогрессии НДФЛ, то еще больше будет псевдо ИП и самозанятых, а поступления НДФЛ вырастут минимально. Еще раз следует подчеркнуть, что это не отрицание необходимости прогрессии НДФЛ, только нужно правильно понимать все ее аспекты.

Еще немного статистики в региональном разрезе. Из 604 млрд руб. поступлений НДФЛ по ставке 15% в 2023 году на Москву пришлось 351 млрд руб., на Московскую область, Санкт-Петербург и Краснодарский край суммарно еще 107 млрд руб., то есть около 75%. По статистике поступлений УСН с ИП в размере 643 млрд руб. в 2022 году на указанные четыре региона пришлось 264 млрд руб. или около 41%. По доходам от самозанятых ситуация похожая. Эти четыре региона имеют хорошую бюджетную обеспеченность, и не лучше ли будет зачислять обсуждаемый прогрессивный налог на состоятельных людей в федеральный бюджет для последующего распределения между небогатыми регионами?

Малость российской обрабатывающей промышленности сквозь призму возврата НДС по экспорту сырья и импорту оборудования

Фактическая ставка НДС сложилась на уровне 5,3% в 2023 году, если разделить фактические поступления этого налога 8,3 трлн руб. (по данным ФНС) на ВВП без учета налогов 156 трлн руб. (по данным Росстата). Указанный ВВП является суммой ВДС по отраслям, а значит, и по конкретным предприятиям как плательщикам этого налога. Фактически основная ставка 20% или льготная ставка на продукты питания 10% у нас встречаются достаточно редко, хотя в администрировании НДС и достигнуты большие успехи после введения много лет назад электронных счетов-фактур. Все дело в многочисленных официальных льготах и возмещениях этого налога.

Специфика НДС во многом является основой для вывода денег за рубеж, раньше через недружественные страны, теперь через дружественные офшоры. Для вывода денег достаточно продать что-то на экспорт по заниженной стоимости через внешне не связанную компанию в Эмиратах, Гонконге или где-то еще, либо даже по реальной стоимости с получением официального возврата НДС по экспорту. Можно импортировать какое-то оборудование, якобы никоим образом не производящееся в нашей стране, заплатить зарубежному посреднику из дружественного офшора, а в России получить возврат НДС по капитальным вложениям. Более детально газета «Завтра» писала об этом в статье «НДС: пересечение валютного контроля, доходов бюджета, крепкого рубля и опыт Китая» в октябре 2023 года.

Именно экспортеры с капиталоемким производством являются у нас лидерами по оптимизации НДС (по той же Форме № НОМ-1). Отрасли добычи угля, руды черных и цветных металлов получили от государства через возврат НДС на 272 млрд руб. больше, чем заплатили. Производители драгоценных и цветных металлов получили еще 192 млрд руб. Производители нефтепродуктов и химических веществ получили всего-то 42 млрд руб. Суммарно – 0,5 трлн руб., почти как дополнительные доходы от прогрессии НДФЛ.

Фактическая ставка НДС в нефтедобыче положительная, но не очень большая – 3,4%, хотя и добирается с помощью внушительного НДПИ до фактической налоговой нагрузки 58%. Однако в угольной и металлургической отраслях НДПИ ничтожно мал, по сравнению с нефтяниками и спецификой НДС в пользу этих отраслей.

Фактическая ставка НДС для отечественных производителей компьютеров и электроники, машин и оборудования, автотранспорта в среднем составляет 15% и сумма аккурат 0,5 трлн руб. То есть производители продукции конечного передела платят НДС, который затем с лихвой возвращается экспортерам сырья, субсидируя вторых за счет первых.

На первый взгляд может показаться, что первые произвели основные средства для вторых, вторым вернули НДС и усилили их способность покупать основные средства у первых. Но нет, электроника, оборудование и транспорт у нас в основном импортные, и возврат НДС фактически субсидирует зарубежных производителей за счет производителей российских.

Обратимся к сборнику Росстата «Инвестиции в России 2021», к таблице «Видовая структура инвестиций в основной капитал» (стр.42). На первом месте инвестиции в здания, сооружения, улучшение земель, составляющие 39,2%; затем следуют машины, оборудование, транспортные средства – 37,4%; потом жилые здания – 12,4%; интеллектуальная собственность – 4,1% и прочие – 6,9%. Из прогнозных инвестиций 2024 года размером 35 трлн руб. только 13,1 трлн руб. пойдет на машины, оборудование и транспортные средства. Здания в основном строятся офисные и торговые, а их капитальный ремонт частенько идет с признаками налоговой оптимизации.

Сообразно сборнику Росстата «Торговля в России 2021» (диаграмма 6.9 «Товарная структура экспорта и импорта Российской Федерации»), доминировали в составе экспорта минеральные продукты (51,3%), а в составе импорта – машины, оборудование и транспортные средства (47,7%). Возьмем эти 47,7% и прогноз суммарного импорта 2024 года (27,5 трлн руб.) – получим стоимость импорта машин, оборудования и транспортных средств в 13,1 трлн руб. Случайно ли статистические величины стоимости машин, оборудования и транспортных средств в инвестициях и импорте совпали?

От отрицательного НДС удалось избавиться в ресторанах, для которых в Налоговом кодексе теперь прописана невозможность возврата НДС больше фактически уплаченного. Может, такое условие сделать и для угольщиков и металлургов, организаций других сырьевых отраслей, запретив возврат НДС больше фактически уплаченного?

Что если оставить возврат НДС только по экспорту товаров глубокого передела и капитальным вложениям в российское оборудование, чтобы было выгоднее использовать сырье на производстве внутри нашей страны? Подобные условия уже применяется для государственных закупок и для ускоренной амортизации при расчете налога на прибыль. Бонусом экспортерам сырья может стать зачет такого НДС в отмену экспортной пошлины, имеющей схожую базу обложения и усиливающую налоговый пресс. Что если по стране в целом ввести единую ставку НДС 10% с категорическим сокращением льготных ставок и оснований возврата НДС?

Производители машин и электроники платят НДС по ставке в 3 раза выше ставок секторов потребления в основном богатых и среднего класса

Следующими бенефициарами специфики НДС являются организации финансово-банковской сферы с фактической ставкой НДС 1%. По уровню средних зарплат эта сфера никак не бедная, соревнуется с нефтяниками за самые большие зарплаты, многие из которых подпадают под прогрессию НДФЛ. Только как в случае с малым бизнесом, в финансовой сфере почти нет НДС, и, может, не случайно крупные банки не сопротивляются небольшому росту ставок НДФЛ?

Во многих западных странах НДС на банки уже ввели. Газета «Завтра» писала об этом в статье «Сверхприбыль российских банков: гордиться, недоумевать, увеличить налог, как на Западе?» в августе 2023 года. Сбер сообщал об уплате налога на сверхприбыль в размере 3 млрд руб. при прибыли 1,5 трлн руб. Прибыль всех банков составила 3 трлн руб. в 2023 году. Если бы банки, страховые и подобные организации платили НДС хотя бы по ставке 10% (даже не по 20%), это дало бы казне 1,1 трлн руб., почти вдвое больше текущих доходов от прогрессии НДФЛ.

Оптовая торговля платит НДС по фактической ставке 4,1% (хотя очень редко подходит под критерии малого бизнеса) во многом за счет половины своего внешнеторгового оборота с возвратом НДС. Допустим, возврат НДС производителям в ряде отраслей оправдан, но при чем здесь торговля? Транспортировка и хранение платит НДС по фактической ставке 2,9%, гостиницы и общепит – 2,6%, операции с недвижимостью – 3,8%. Сколько в этих отраслях реально крупных организаций и объектов собственности с дроблением бизнеса и УСН? Если бы эти три сферы потребления платили НДС по фактической ставке хотя бы 10%, то дополнительные доходы бюджета составили бы 1,4 трлн руб.

По нашей статистике потребления, упрощенно, на 10% населения приходится 50% потребления. Многие предприятия сферы потребления с низким фактическим НДС как минимум на половину работают на богатых и средний класс. Нелогично рассматривать умеренную прогрессию НДФЛ, при этом оставляя «за кадром» специфику НДС в таких потребительских отраслях, масштаба вдвое больше этой прогрессии. Может, подумать, как собрать в этих отраслях с ориентацией на потребление больше НДС для финансирования новых социальных инициатив из Послания?

Еще раз следует напомнить, что в этих секторах потребления существенную роль играют УСН и самозанятые. Точнее, именно здесь в основном процветает дробление бизнеса, отдельно указанное в Послании Президента, а также подмена трудовых отношений самозанятыми.

Таким образом, в рамках создания более справедливой налоговой системы следует урегулировать перегибы НДС и УСН, фактически складывающиеся в пользу экспортеров сырья, импортеров оборудования, а также потребления богатых и среднего класса и дать преимущества отечественным производителям, что позволит собрать дополнительные доходы на социальные инициативы из Послания. Совокупный масштаб вопросов к НДС и УСН, отмеченных в данной статье, составляет примерно 4,8 трлн руб., тогда как прогрессия НДФЛ дает лишь 0,6 трлн руб.

Автор – доктор экономических наук, профессор кафедры общественных финансов Финансового университета

Источник: zavtra.ru

Заставка: pixabay

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: