К вопросу о тусовках артистов во время войны.

98

ТВЩ: Знаменитый на всю Европу Федор Шаляпин открыл и содержал за свой счет два госпиталя в Петербурге, где медперсоналом работала его жена и все его дети, а сам Шаляпин проводил концерты и отправлял деньги на лечение раненых и поддержку сирот. А с носком на члене Шаляпин по Петербургу не ходил.

Помимо этого он содержал старых артистов. Платил им пенсии из своих средств

И еще один пример

Пример Вертинского – уж он-то был тусовщиком из самых авангардных, мегабогемным персонажем, ультрамодным, суперпопулярным и гиперактуальным, кривлялся – куда там нынешним клоунам, баловался всеми доступными тогда веществами и т.д. Началась война – пошёл служить в санитарный поезд. Юноша 24 года.

Александр Вертинский, Вера Холодная, Аркадий Бойтлер. 1917 г. wikimedia

Столетие“: …Шел 1914 год. Вертинского пока ещё не мобилизовали, и он устроился санитаром на поезд, возивший раненых с передовой в Москву. После богемной беззаботной жизни ад санитарного вагона – слишком резкий переход. Он писал: «У нас в поезде солдаты молчали, покорно подставляли обрубки ног и рук для перевязок и только тяжело вздыхали, не смея роптать и жаловаться. Я делал все, что в моих силах, чтобы облегчить их страдания, но все это, конечно, была капля в море!».

Александр великолепно освоил азы перевязки. Он мог работать часами, когда другие санитары уже валились с ног от усталости. Перевязки легкораненым делали сёстры милосердия, Вертинский работал только с тяжелыми. Согласно книге учёта санитарного 68-го санитарного поезда за время службы Александр Вертинский сделал 35 000 перевязок. Тридцать пять тысяч грязных, пропахших смертью повязок он сменил на стерильные бинты, дарящие хоть какую-то надежду.

Однажды в вагон положили раненого полковника. Ранение смертельное, старший военный врач, который командовал погрузкой, предупредил: полковник – не жилец. Входное отверстие от пули – не больше замочной скважины, после осмотра доктор вынес вердикт – вынуть пулю не получится, потому как это очень тяжёлый случай, да и хирургические операции во время движения запрещены. Вся надежда на хорошо оборудованный госпиталь, но до него полковник вряд ли дотянет. Тут Вертинский вспомнил, что командование перед отбытием посылало его в магазин хирургических инструментов фирмы «Швабе», где он приобрёл всё, что ему поручили, но совершил самовольный проступок – купил и длинные тонкие щипцы, которых не было в списке – корнцанги. Вертинскому они понравились своим «декадентским» видом – корнцанги отличались не только длиной, но и кривыми поперечными зубчиками. И вот, глядя на несчастного полковника, Вертинский вдруг вспомнил о тех щипцах. Он разбудил санитара Гасова, который до войны был мороженщиком, и попросил помочь. Потом прокипятил корнцанги и положил в спирт. Часы показывали три часа ночи. Вагон трясло. Полковник был без сознания. Вертинский извлёк пулю. Доктор стоял за спиной: «За такие штучки отдают под военно-полевой суд…». Но дело было сделано. Вертинский промыл рану, перебинтовал и впрыснул полковнику камфару. К утру тот пришел в себя и был благополучно доставлен в Москву, в госпиталь…

Потом Вера Холодная и Вертинский пели дуэтом и танцевали в госпитале для раненых офицеров. Они великолепно исполняли танго и вальс и по воспоминаниям их современника Леонида Борисова «были награждены такими аплодисментами, о которых только и можно мечтать каждому артисту».

Заставка: Ф. И. Шаляпин с семьёй в военном госпитале во время Первой мировой войны, 1915 год.

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: