Дефицит кадров из-за перекосов структуры занятости

309

Росстат показывает не то что сокращение, а рост численности работающих

Сергей Ануреев

Росстат показывает рост, а не сокращение занятости. Пенсионеры стали больше работать за молодёжь. Занятость в торговле и услугах растёт при сокращении занятости в промышленности и строительстве. В здравоохранении и образовании имеется избыток управленческого и прочего неосновного персонала.

Почти ежемесячно различные чиновники и бизнесмены нам сообщают, что в России остро стоит вопрос дефицита рабочей силы. В очередной раз на это обратила внимание Эльвира Набиуллина, выступившая 9 ноября 2023 года на совместном заседании комитетов Госдумы по финансовой политике, по бюджету и налогам и по экономической политике. Основной причиной этого дефицита считается демографическая яма, но это очень упрощённое объяснение.

Его сторонники указывают на минимальный уровень безработицы, дескать, безработных мало, поэтому заняты почти все, и всё равно кадров не хватает из-за демографических проблем. Действительно, безработица сейчас сократилась до исторического минимума, в половину по сравнению с началом 2000-х годов. Однако более важным фактором является не безработица, а занятость, точнее, количество и структура работающих. Уровень же безработицы зависит от количества тех, кто регистрируется в качестве безработного, соответствуя неким формальным критериям для получения такого статуса.

Росстат показывает не то что сокращение, а рост численности работающих в 2021 году относительно 2008-го и особенно 2000 года. Оттолкнёмся от последнего доступного тематического издания Росстата “Рабочая сила, занятость и безработица в России”, вышедшего в 2022 году с цифрами за 2021 год. Такие издания выходят ежегодно, но с существенным временным лагом, и пока доступны данные только за полный 2021 год.

Итак, общая численность занятых составляла 65,1 млн человек в 2000 году, 71 млн человек в 2008 году и 71,7 млн человек в 2021 году. Росстат также сообщает о занятости в неформальном секторе, которая составляла 13,8 млн человек в 2008 году и 14,6 млн человек в 2021 году, дополнительно к занятости. К неформальному сектору Росстат относит людей, работающих вне трудовых отношений с юридическими лицами или вне собственного дела с его юридической регистрацией. Безработица сократилась с 7,7 млн человек в 2000 году до 4,7 млн человек в 2008 году и до 3,6 млн человек в 2021 году.

Разумеется, на обострение дефицита рабочих рук могла повлиять СВО. Западные СМИ писали о 0,5—0,6 млн релоктантов, предположительно половина которых продолжила работать на российские компании дистанционно или позже вернулась в Россию. Мобилизовано было 0,3 млн человек в 2022 году, в 2023 году примерно столько же подписали контракт. То есть сокращение рабочей силы на фоне СВО лишь немного превысило рост занятости за предыдущие 14 лет.

Категорически более значимым оказывается драматическое падение занятости молодёжи возрастной группы 15—19 лет. Эти люди рождены в первой половине 2000-х годов, когда наблюдался локальный бум рождаемости, в отдельные годы вдвое больший относительно начала 1990-х годов. Занятость в этой возрастной группе упала с 1,15 млн человек в 2008 году до 0,33 млн человек в 2021 году. Более того, доля занятых в этой возрастной группе остаётся мизерной: 11% в 2008 году и 4,6% в 2021 году.

Занятость сократилась также в возрастной группе 20—24 года, рождённых в конце 1990-х – начале 2000-х годов: с 7,1 до 3,4 млн человек, с сокращением доли занятых с 57% до 49%. Даже если бы на фоне сокращения численности этой возрастной группы её уровень занятости остался бы прежним, то на рынке труда было бы дополнительно 0,5 млн человек.

Самая очевидная демографическая яма была в 1990-х годах, то есть у текущей возрастной группы 25—29 лет. Только численность занятых этой возрастной группы сократилась всего с 9,2 до 7,9 млн человек или на 14%, тогда как в более молодых возрастных группах с лучшей рождаемостью численность сократилась в 2—4 раза.

По следующим возрастным группам наблюдается рост численности и доли занятых в возрастных группах 30—34, 35—39 и 40—44 года. Затем следует небольшое сокращение занятости в группах 45—49 и 50—54 года. После чего наблюдается существенный рост занятости групп 55—59 и 60—64 года.

Буквально, работает теперь на 3,8 млн человек больше из числа людей предпенсионного и пенсионного возрастов, а молодёжи возраста старших школьников и студентов работает на 4,5 млн человек меньше. Если бы можно было вернуть уровень занятости молодёжи на значение 2008 года, не говоря уже о советских временах, то никакого дефицита рабочей силы у нас не было бы.

О том, что возрастные люди работают за молодёжь, писалось в “Завтра” в статье “О старых и малых, коронакризис и демография“, а о том, как побудить молодёжь больше работать, – в статье “Трудовые резервы” (развилка “просиживать лекции или работать полдня“).

Возможно, увеличить долю работающих подростков поможет не только развилка школа-колледж, но и утреннее-вечернее обучение. Вечерние школы для старшеклассников, называемые школами рабочей молодёжи, были популярны в СССР времён наибольшего экономического рывка.

Президент и Правительство поднимали вопрос об упрощении найма подростков в возрасте от 14 лет. Возможно, для стимулирования найма такой возрастной группы следует ввести минимальный необлагаемый вычет по социальным взносам.

Занятость продолжает бурный рост в торговле и услугах. Занятость увеличилась в торговле с 10,6 млн человек в 2008 году до 11,2 млн человек в 2021 году, в транспортировке и хранении с 5,9 до 6,3 млн человек, в гостиницах и общепите с 1,5 до 1,8 млн человек, в прочих услугах с 1,3 до 1,8 млн человек, суммарно на 1,8 млн человек. Занятость сократилась на обрабатывающем производстве с 11,4 до 10,2 млн человек, в строительстве с 5,4 до 4,9 млн человек, суммарно на 1,8 млн человек.

Во всём Советском Союзе в 1980 году в торговле, общественном питании, снабжении работало 9,7 млн человек, то есть меньше, чем только в торговле в России настоящего времени. В СССР в строительстве работало чуть больше, чем в торговле и общепите, а сейчас меньше половины. В СССР занятость в промышленности была в 4 раза больше, чем в торговле и общепите, а сейчас сопоставима.

Много ли молодёжи сейчас идёт на производство и в строительство? Очевидно, молодёжь в основном выбирает работу в торговле, доставке, общепите, услугах, где работа проще в плане навыков и лучше оплачивается. Намного легче и выгоднее сидеть в торговом центре или кафе, особенно в богатой Москве, чем работать на сборочном конвейере условного Ульяновского автомобильного завода или на условной судоверфи «Звезда».

Упрощённая система налогов преимущественно используется именно в торговле, доставке, общепите, услугах и почти не доступна для среднего и особенно крупного производства. Ещё следует напомнить про огромный скачок самозанятых с символическим налогообложением, численность которых к середине 2023 года достигла 8,1 млн человек и которые концентрируются в перечисленных отраслях растущей занятости.

Сколько было сказано слов за последние несколько лет руководителями производственных и строительных компаний, что их рабочие уходят в такси и доставку. Что́ после тех слов поменялось? Был ли отрегулирован режим самозанятых, началось ли практическое применение критериев фиктивной самозанятости?

“Завтра” неоднократно поднимала такие вопросы в статьях “Wildberries, Яндекс, Сбер, “самозанятые” и пенсии”, “Сверхналог на дорогие рестораны, ночные клубы, салоны красоты и бутики“, “Избыточный ритейл“, “Промышленность или торговля“?

Удивительно, но Росстат показывает рост численности работающих в образовании, несмотря на болезненные реформы предыдущего десятилетия, с 6,5 млн человек в 2008 году до 6,8 млн человек в 2021 году. Для сравнения: во всём СССР в 1980 году в сфере образования работало 9,2 млн человек.

Тот же Росстат и другие государственные органы нам сообщают, что школьных учителей в России 1,2 млн человек, численность преподавателей вузов 0,2 млн человек, преподавателей и мастеров среднего профессионального образования 0,2 млн человек, работников дошкольных учреждений 0,6 млн человек, педагогов дополнительного образования 0,2 млн чековек, суммарно 2,4 млн человек. Многие регионы нам сообщают о дефиците преподавателей, а во многих вузах молодых преподавателей очень мало.

В образовании занято 6,8 млн человек, то есть ещё 4,4 млн человек дополнительно к педагогам. Буквально, на одного педагога приходится еще почти два работника где-то рядом, то ли бюрократов, то ли ещё кого-то. Помним ли мы в поздние советские времена двух методистов, юристов, бухгалтеров, завучей, работников РОНО на одного педагога школы? Так что же, два сегодняшних бюрократа на одного педагога являются выдумкой Росстата?

Но нет, флагманский по части различных реформ российский вуз “Высшая школа экономики” вполне такую статистику подтверждает на своём примере. Возьмём “Сведения о численности и квалификации работников НИУ ВШЭ за 2021год”. Количество ставок по штатному расписанию на конец года составило 14,5 тыс. человек, из которых 8,3 тыс. человек пришлось на “прочий персонал” и 0,3 тыс. человек на “руководящий персонал”, то есть 59% пришлось на работников, которые по штату не учат студентов или не занимаются наукой. Если же взять среднегодовую численность работников с учётом внешних совместителей, то из 8,6 тыс. человек на “прочий персонал” придётся 5,1 тыс. человек, те же 59% даже без руководящего персонала.

Ещё Росстат в указанном выше сборнике показывает рост численности работающих в здравоохранении и социальных услугах (сюда не входит социальное обеспечение, которое идёт в другой графе Росстата) с 5,1 млн человек в 2008 году до 5,6 млн человек в 2021 году. Во всём СССР в 1980 году в здравоохранении работало 6,2 млн человек.

Хотя СМИ со ссылкой на Росстат сообщали, что “в сфере медицины в стране трудится около 2 миллионов медицинских работников”. В эти 2 млн включались 567 тыс. врачей, 1,2 млн среднего медицинского персонала и более 270 тыс. младшего медицинского персонала.

Каждый из нас видел сообщения о сокращении численности медиков в 2010-е годы, о нехватке их сейчас, пусть умеренной. Только почему-то занятость в здравоохранении по Росстату выросла, и помимо непосредственно медиков включает ещё 3,5 млн человек.

Вероятно, причина в том, что как грибы разрослись частные компании по приёму медицинских анализов, которых теперь по десятку пунктов на типичный городской район с занятостью по десятку человек в каждом пункте приёма, суммарно как половина государственной поликлиники этого же района. В каждом городском районе также десятки аптек, а их работники должны иметь медицинское образование, при том, что в советские времена в каждом районе были 1—2 аптеки. Бюрократия в медицине также заметно выросла по сравнению с прежними десятилетиями.

Многочисленные частные кабинеты приёма анализов и аптеки также работают на франшизе и упрощённой системе налогов (УСН), их деятельность строго лицензируется государством. Много ли посетителей бывает в них, за исключением утренних и вечерних пиковых часов? У государства, конкретно у Минздрава и Роспотребнадзора, есть рычаги сокращения такой избыточной медицины.

Посмотрим теперь на рост занятости в “деятельности финансовой и страховой” с 1,3 до 1,6 млн человек, в “деятельности профессиональной, научной и технической, административной и сопутствующей” с 3,2 до 4,3 млн человек. Это суммарно ещё 1,4 млн человек дополнительной занятости, сопоставимо с сокращением занятости в промышленности и строительстве.

Вроде у нас количество банков сокращалось, вроде очевидны успехи цифровизации, и мы стали значительно реже ходить в банковские офисы. Только почему-то занятость в этой отрасли выросла на четверть. Юноши и девушки в залах отделений Сбера, навязчиво консультирующие нас по специфике маркетинга банковских услуг? Юноши-курьеры условного «Тинькова» по доставке кредитных карт? Кто ещё?

Объединение в одну строчку профессиональной деятельности, научной и технической и администрирования с огромными цифрами занятости и её роста – это как? Та же «Высшая школа экономики» со ссылкой на Росстат указывает численность научных сотрудников 0,6 млн человек в 2021 году. Где ещё 3,7 млн человек (разница между 4,3 и 0,6 млн человек)? Или на каждого научного сотрудника приходится несколько администраторов, как в народной поговорке “один с сошкой, семеро с ложкой”?

О дебюрократизации неоднократно заявляло Правительство РФ. Были развёрстки планов на конкретные министерства и ведомства, которые даже рапортовали о сокращении количества нормативных документов, но пока сокращения численности бюрократов не отмечено.

Таким образом, нам категорически следует переходить от ежемесячного причитания о якобы объективно непобедимой демографии к реальному решению вопросов занятости молодёжи, чрезмерно льготных налогов в торговле и услугах, бюрократии в социально-интеллектуальных отраслях.

Сокращение рождаемости и старение населения характерны для многих западных стран и даже начинают проявляться в Китае. Рост экономики теперь будет не за счёт роста численности населения – на первый план выходят вопросы отраслевых пропорций занятости, соотношения реально работающего и прочего персонала.

Автор – доктор экономических наук, профессор Департамента общественных финансов Финансового университета

Источник: zavtra.ru

Заставка: Бывшая территория ЗИЛ. Отдел кадров, 2016 г. wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: