Цифровые эксперименты разваливают школы

568

Светлана Цикулина

Российские школы всё чаще становятся полигоном для различных экспериментов, где в роли подопытных выступают ученики и учителя. Родители и общественники полагают, что разрушение системы образования в стране через тотальную цифровизацию и другие новации осуществляется чиновниками не только из меркантильных побуждений, но и в интересах западных стран.

Нули вместо двоек

Много шума наделал эксперимент с процедурой оценивания в известной московской школы № 1514. На собрании родителей учеников начальных классов поставили перед фактом – вместо стандартной пятибалльной системы вводится трёхбалльная (0–2).

– Директор Анна Белова сообщила нам, что школа переходит на критериальную систему оценивания (КСО), которая проверена и применялась в других учебных заведениях, – рассказывает мама одного из учеников Кристина. – На деле оказалось, что система разработана центром «Точка Пси», в Москве её впервые применила именно наша школа. Дети стали участниками эксперимента, согласия на который у родителей не спрашивали. Понятной процедуры нет, нет готовых маршрутных листов – списков образовательных результатов и критериев их оценивания, их разрабатывают сами учителя. Как следствие, педагоги оценивают детей по-разному.

Мама школьника уточняет, что нагрузка на учителей после введения новой системы оценивания значительно увеличилась.

Педагоги не прошли обучение по КСО и не знают, как с ней работать, но на их плечи легла огромная дополнительная бумажная отчётность. Таблицы по переводу баллов должны вручную заполнять в программе Excel и рассылать родителям каждого ученика. Младшеклассники часть урочного времени тратят на заполнение маршрутных листов вместо освоения учебного материала. Детям, которые пропустили школу по болезни, за работу автоматически выставляются нули, снижается итоговый балл. Переделать плохо написанную работу не разрешают.

– После введения новой системы дети не хотят идти в школу. Они не понимают критериев оценивания: почему, например, у ребёнка за одну ошибку один балл, а у соседа по парте такая же оценка за пять ошибок. Интересные до этого уроки превратились в лекции с тестированием в конце. Учителя всеми силами пытаются нивелировать негативные последствия от нововведений, но многие выдохлись от большой нагрузки. После коллективного обращения родителей к директору выставлять баллы детям в тетради перестали и рисуют смайлики или пишут комментарии вроде «молодец» или «подумай ещё», в какие оценки всё это выльется, взрослым непонятно, – заключает Кристина.

Родители из других школ рассказывают, что из-за перехода учебных заведений на новые федеральные стандарты изменились критерии выставления оценок по итогам года, а также появилась промежуточная аттестация. Итог – увеличение числа контрольных и проверочных работ, которых и до этого было чересчур много.

– В некоторых школах промежуточную аттестацию решили проводить весной, – рассказывает мама шестиклассника одной из столичных школ. – Дети должны написать дополнительные контрольные по всем предметам, оценка за них вместе с оценками за четверти или триместры учитывается при выставлении итоговой годовой. В нашей школе пошли дальше: дополнительные контрольные у вторых – восьмых классов, а также у 10-го класса проводятся в конце каждого триместра. При этом они одновременно считаются и текущими в учебном периоде, и частью промежуточной аттестации. То есть если ребёнок получает тройку за работу в тройном коэффициенте, она превращается сразу в шесть оценок, и так будет каждый триместр.

Родители отмечают, что введение промежуточных аттестаций не отменило текущих проверочных и диагностических работ для внешней проверки – Московского центра качества образования (МЦКО) и всероссийских проверочных работ (ВПР).

В результате на уроках всё больше времени уходит на контроль, а не на получение знаний. А школьную программу дети вынуждены изучать дома с родителями и репетиторами.

Эксперименты, которые раньше по любому поводу проводились в московских школах, стали распространяться на другие города, говорит лидер общественного движения «Родители Москвы» Илона Менькова.

– Цель экспериментов – дезориентировать учителей и родителей. Например, в ситуации вокруг школы 1514 законные представители детей говорят, что не могут понять новую систему оценивания и, следовательно, не знают, где у детей пробелы в знаниях. В последнее время у нас говорят о единстве образовательного пространства, а на деле в случае очередного эксперимента школа заявляет о своей автономии и праве вводить любые порядки. Попытки директоров школ угодить вышестоящему начальству и получить высокую позицию в рейтинге приводят к тому, что дети становятся неинтересны системе.

Менькова уточняет, что педагогов ещё на старте реформ поставили в зависимое и унизительное положение перед администрациями. За любое неосторожное действие или слово их могут уволить с чёрной меткой, устроиться потом на работу в учебное заведение будет невозможно.

Компьютерные игры для бесполезных детей

В этом году в учебные заведения регионов пришла цифровая образовательная платформа «Моя школа». «Вскоре появятся интерактивные тетради для лабораторных работ учащихся 7–11-х класов», «Ученики 5–6-х классов смогут использовать в работе цифровой школьный атлас с интерактивными школьными контурными картами», «Выйдет первая виртуальная лаборатория для учеников начальной школы» – вот типичные новости российского школьного образования в 2023 году.

И это только начало. В Москве анонсировано внедрение в учебный процесс искусственного интеллекта и создание библиотеки цифровых учебников. А на государственном уровне пытаются легализовать использование на уроках мобильных телефонов в учебных целях.

Цифровое портфолио школьника: есть ли плюсы?

Предложения об отмене единого государственного экзамена в последнее время звучат с завидной регулярностью. Однако никаких реальных подвижек в этом вопросе не наблюдается. Поступление в вузы сводится к натаскиванию детей на экзамен, а преподаватели негодуют от невежества новоиспечённых студентов. Чиновники из Минпросвещения и Рособрнадзора считают, что альтернативой ЕГЭ может стать цифровое портфолио выпускника – своеобразный банк достижений ребёнка за школьные годы.Перейти к материалу

«Ещё в прошлом году большую часть домашних заданий детям задавали из учебника, с этого года в дневнике одни цифровые тесты и презентации. Уже и на уроках вместо объяснения часть учителей стали включать ролики из цифровой школы. На наши жалобы администрации школ не реагируют», – сообщают родители.

Всё, что сейчас происходит в российских школах, полностью соответствует этапам трансформации образования в форсайт-проекте «Образование-2030», говорит Илона Менькова.

– Цель реформ состоит в уничтожении традиционной школы, на смену которой должно прийти онлайн-образование, где в роли учителя будет выступать искусственный интеллект, о внедрении которого в учебный процесс без всяких исследований и обоснований уже заявил в начале осени мэр Москвы Сергей Собянин, – считает собеседница издания. – Все эксперименты, которые происходят сегодня в образовании, внедряются с явными нарушениями. Нормальный эксперимент – это, например, когда берутся две группы учащихся: одни учатся в традиционном формате, а другие – в цифровом, затем их результаты сравниваются и делаются выводы. У нас повально внедряют в школы различные цифровые инструменты и без всяких исследований признают эксперимент успешным.

По мнению общественницы, тот факт, что разрушительные реформы в образовании не только не прекратились, но и стали более масштабными после того, как Россия вступила в противостояние с западными странами, говорит о том, что среди чиновников, управляющих этой сферой, по-прежнему находятся агенты западного влияния.

– Юваль Ной Харари, советник основателя Всемирного экономического форума Клауса Шваба, в июле этого года сказал, что единственное, чем можно занять бесполезных людей (имеется в виду большинство жителей планеты), – это наркотики и компьютерные игры, – продолжает Менькова. – Разрешения на употребление наркотиков в России, к счастью, пока нет, в отличие от США, где в отдельных городах уже сформировались целые героиновые кварталы. Однако в сфере цифровизации мы бежим за Западом. Взять хотя бы пропаганду в стране киберспорта, который, по сути, и представляет собой соревнования по компьютерным играм, цифровизация активно подменяет собой и традиционное обучение.

Правозащитница полагает, что чиновники, которые лоббируют продвижение таких проектов, отчасти делают это ради обогащения, на цифровизацию образования в последние годы выделяются миллиарды из бюджета. Одновременно с этим эксперименты последних лет стремительно разрушают российскую систему образования, что в первую очередь крайне выгодно западным странам. Не оттуда ли получают инструкции реформаторы?

Коллаж на обложке: Анна Бабич

Источник: octagon.media

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: