Что России делать с «поп-возвращенцами»

451

Эксперты поспорили о мерах в отношении антироссийски настроенных деятелей культуры

Рафаэль Фахрутдинов, Взгляд

В Россию продолжают возвращаться деятели культуры, которые ранее отметились эпатажными выходками и критикой в адрес ВС РФ. В обществе мнения о том, что делать с такими согражданами, разделились. Одним предлагают их жестко наказывать и перевоспитывать в армии. Другие, напротив, предлагают пожурить и простить. Как государству реагировать на происходящее и можно ли законодательно установить некую ответственность для колеблющихся «возвращенцев»?

Эдуард Шарлот – певец и блогер из Самары, ставший известным из-за эпатажного поведения. Он разместил видео, на котором сжигает паспорт, и заявил, что больше не считает себя гражданином России. Однако затем попросил в интернете деньги на билет на родину. Ночью 22 ноября Шарлот вернулся в Россию из Армении и был задержан в аэропорту Петербурга. В среду суд арестовал его на 13 суток за хулиганство.

Кроме того, как сообщила в своем Telegram-канале глава Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина, на Шарлота СК по Самарской области возбудил три уголовных дела: два из них по ч. 4 статьи 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма», еще одно – по ст. 148 УК РФ «Оскорбление чувств верующих». Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, между тем, заявил, что не следит за злоключениями Шарлота. «Я даже не знаю, кто это», – сказал представитель Кремля.

Все эти действия породили очередной виток дискуссии в Сети на тему того, как российское общество должно относиться к деятелям культуры, которые после начала СВО демонстрировали солидаризацию с противником, а спустя время в силу ряда обстоятельств изъявили желание вернуться в Россию.

К слову, этот вопрос затрагивал и президент России Владимир Путин. На пленарном заседании IX Санкт-Петербургского международного культурного форума российский лидер указал на важность чувства единства с народом для деятелей культуры, комментируя действия тех из них, кто покинули Россию, пытаясь так проявить свою идеологическую позицию.

«Смотреть нужно, конечно, не по тому, что люди говорят, а по тому, что делают. Если эта деятельность связана с тем, чтобы наносить ущерб собственной стране и собственному народу – а такая деятельность тоже имеет место быть, мы это видим: гонорары перечисляются куда-то, прямо скажем, противнику, и так далее – то это одна история, – рассуждает Путин. – Если это просто мнение, точка зрения, оценка ситуации – то другая. Поэтому есть еще одно обстоятельство, которое, безусловно, все мы должны учитывать: это настроение в обществе и мнение народа страны, которую мы считаем своей Родиной. Или не считаем. И это такой объективный фактор, от которого никому никуда не деться», – подчеркнул он.

С этой позицией согласен и политолог Александр Асафов. По его мнению, люди, которые не чувствуют себя частью народа, не могут считаться и представителями его культуры. Но если они считают себя частью нашей цивилизации, что формируют культуру нашего народа – у них должна быть такая же позиция по главным вопросам, как и у их аудитории.

В данном контексте эксперты напоминают и про других одиозных деятелей культуры: это рэпер Алишер Моргенштерн*, который признан иноагентом, и рэп-исполнитель Даня Милохин. Первый не так давно заскучал по родине, заявил о нелюбви к Америке и захотел вернуться в Россию. А второй в сентябре вернулся в Москву после продолжительного нахождения в Дубае, но испугавшись призыва в армию – покинул страну.

При этом желание «наказывать» деятелей культуры призывом в армию многими воспринимается в штыки. В частности, военные блогеры считают, что служить в армии – это достойнейшее дело, поэтому подобного рода наказания неуместны и негативно сказываются на престиже ВС России в глаза общества.

«Шарлот, Моргенштерн, Милохин и им подобные – это маленькие дети.

Они подвержены моментальной эмоции и не умеют экстраполировать текущий общегосударственный момент на будущее. Это такой юношеский максимализм. Они уезжают, и вдруг оказывается, что они там никому не нужны. Так появляются люди, которые понимают, что одним сжиганием паспорта или красивыми наколками на жизнь не заработаешь», – пояснил Максим Кононенко, политолог, музыкальный обозреватель.

«Честно говоря, я бы с ними ничего не делал, если они не совершают уголовных деяний. Пусть их судьба будет уроком остальным. Осуждения людей за то, что они наговорили лишнего, уехали, а потом вернулись – напрасны. Сюда же можно отнести и эпидемию доносов, которой подвержены, на мой взгляд, такие же несостоятельные люди, как и те, кого они осуждают. Кстати, все это описано во множестве произведений русской классической литературы первой половины прошлого века», – напомнил собеседник.

«О том, кто такой «певец» Шарлот, большинство россиян узнали только после его скандальной выходки. Я слышал одну его песню, вернее, видел клип, и моей реакцией был вопрос: это парень или девушка? Я не знаю, чем он знаменит. Это же касается Моргенштерна. Пусть они ездят куда хотят. И отправлять их в армию на перевоспитание тоже не нужно, потому что их там просто убьют. Но их можно отправить на заводы, пусть делают снаряды для передовой», – добавил эксперт.

«Аудитория таких «музыкантов» – это в большинстве своем 15-летние девушки. Через три-четыре года эти девочки будут заняты совершенно иными делами. И появятся другие люди, которые будут интересны уже другим 15-летним девочкам, которые к этому моменту подрастут. Этот процесс бесконечен. И никто не вспомнит нынешних Шарлота, Моргенштерна, Милохина. Поэтому никакой солидаризации аудитории с данными персонажами тут нет, как нет и самого предмета вообще, на который государству стоило бы обращать внимание. Я, кстати, отчасти тоже работаю в этом жанре: утром написал, вечером – в корзину. Я к этому отношусь спокойно. И всех призываю к тому же», – резюмировал Кононенко.

«Я видел, как этот Шарлот, не всецело похожий на представителя мужского пола, извиняется на камеру: «Простите, я больше так не буду». Что тут можно сказать? Паспорт-то тебе что плохого сделал? А Родина чем тебе насолила?»

– риторически отмечает продюсер Иосиф Пригожин. «Я толерантный человек. Мне все равно, кто чем занимается, если человек не нарушает закон. Но когда вы на ровном месте задеваете Родину, оскорбляете ее и пытаетесь сделать из этого какой-то хайп – это, конечно, непонятно и недопустимо», – полагает собеседник.

«Что в такой ситуации делать государству? Я думаю, что у менеджеров, которые раскручивают тиктокеров, блогеров, любых деятелей шоу-бизнеса, должны быть прописаны жесткие условия контракта, которым будут предусмотрены обязательства звезд не работать против Родины. Я уже второй десяток лет говорю о необходимости подобных мер», – считает Пригожин.

По его словам, в противном случае получается так: ряд деятелей культуры считают возможным «вытирать ноги о нашу страну, а наши ответы получаются какими-то неубедительными и невнятными, за нас никто не заступится».

«В США есть понятие three-strikes law – «закон трех ошибок». Название хорошее. Нам можно перенять этот принцип, переиначив его, и применять к таким «возвращенцам». За первую ошибку можно простить, за вторую – штрафовать, в случае третьей – заводить уголовное дело», – предложил Пригожин.

Что касается вопросов перевоспитания, «то Шарлотам, Моргенштернам и Милохиным для этого не обязательно идти на фронт». «Военным делом должны заниматься профессионалы. Но вот отправить в тыл их вполне можно, пусть картошку чистят или занимаются санобработкой помещений. Они же в своей жизни и дня по-настоящему не работали. Вот пусть узнают, почем в Одессе рубероид», – подчеркнул собеседник.

«Стоит отдельно упомянуть и аудитории этих деятелей. Пока существуют социальные сети, пока в Сети в открытом доступе можно публиковать что угодно, поклонники Шарлота, Моргенштерна, Милохина являются инструментом влияния на наше общество. Тут государству нужно задействовать все инструменты мягкой переориентировки этих людей на ценности, более близкие нашей российской цивилизации и традициям», – считает продюсер.

С другой стороны, появление русофобии в певческой и актерской среде Пригожин считает частичным упущением государства. «Где-то недосмотрели, где-то сместили приоритеты. Но у нас есть время и возможности, чтобы исправить недоработки. Нужно лишь начать этим заниматься», – заключил Пригожин.

В свою очередь член ОП РФ Александр Малькевич считает ошибочным перекладывать на общество регулирование тех вопросов, которые должны определяться законодательством. В противном случае реакция на действия деятелей культуры определяется «вкусовщиной», полагает эксперт.

«Одни активисты считают, что уехавших не надо пускать обратно. Другие говорят: если артист ничего плохого не сделал – надо пустить его обратно. Третьи предлагают им каким-то образом искупить вину. В этом получается целая палитра мнений, которые противоречат друг другу», – пояснил общественник.

«Госорганы должны взвесить все за и против, проработать известные сценарии и создать четкую систему градации для реагирования на подобные случаи, – считает Малькевич. – Например, если артист собирает деньги для ВСУ и публично желает смерти российским солдатам – это самый тяжелый вариант, который требует уголовного преследования».

В противном случае, по мнению собеседника, подобные артисты могут действовать так: они живут за границей, но сдают недвижимость в центре Москвы и получают за это деньги. Или же они могут через доверенных лиц продавать недвижимость и жить на вырученные деньги. «Так быть не должно», – добавил общественник.

Другое дело, если артист в прошлом году сказал: «Я не понимаю, что происходит», уехал из страны, но ничего глобально плохого не сделал, ВСУ не поддерживал и решил вернуться. Значит, претензий к нему быть не должно. Если же все-таки что-то плохое было сделано, тогда пусть такой артист выступит в госпитале перед бойцами или внесет определенную сумму в фонд помощи участникам СВО, «и все это должно быть прописано законодательно, чтобы избежать вкусовщины».

«Что касается предложений отправлять популярных «возвращенцев» в армию, то так делать нельзя. И нам нужно решительно одергивать людей, которые высказывают подобные предположения. В противном случае мы получим дискредитацию высоких целей и задач, которые стоят перед нашей армией, и ударим по репутации русского солдата. Кому нужно, чтобы рядом с подлинными героями России стоял не пойми кто?», – подытожил Малькевич.

* Признан(а) в РФ иностранным агентом

Заставка: «Бродячие музыканты», Францишек Костшевский. 1884 год wikimedia

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: