Александр Давыдов. К испытаниям ИЛ-96-400м и для тех, кто пропустил Ил-86

520

Александр Давыдов

Прошли испытания ИЛ-96-400М и мне хочется обратить внимание авиакомпаний и Уральских авиалиний – прежде всего на новую старую возможность, и — на мою мечту. Мне хочется летать из Екб в Моску (и не только) на широкофезюляжном ИЛ-96.

Почему у меня эта мечта? Потому что я уже раньше летал на ИЛ-86. 90-е годы были ужасом, который надо было и преодолеть, и вызовом, в котором надо было преуспеть. Но и в ужасе были счастливые антракты отдыха, чтобы восстановить силы. Такими мне запомнились полеты на рейсах в Москву и обратно на Ил-86.

Я не люблю долго сидеть в кресле, мне необходимо встать, размяться, походить по салону. Для этого в эрбасах и боингах я покупаю места у прохода или в тех местах, где я могу встать, постоять, сходить якобы в туалет, но на самом деле просто пройтись. Но если едет еда в тележке, то сиди и жди. Проходы узкие, разойтись даже с человеком – сложно. Мы привыкли к таким самолетам. И я привык к тому, что багаж — это задержка, его надо ждать. А чтобы не ждать, надо иметь махонький.

Тем удивительней вспомнить, что не всегда было так! Раньше было на порядок лучше. Это сложно представить, но в 90е на советском ИЛ-86 летать было на порядок комфортней. Я хорошо помню, какой кайф было в 90е летать в Москву и обратно на Ил-86.

Во первых, он был слишком большой для трансфера в автобусах, летело 280+ человек. Автобусов надо было бы 4+ штук, столько обеспечить было нереально. И телескопических трапов не было, а одного входа было мало. Входили-выходили сразу из 2-3-х входов. Поэтому Ил-86 ВСЕГДА парковался рядом с входом-выходом помещений аэропорта, чтобы пассажиры могли пешком самостоятельно пройти к самолету или от него. И так чтобы ручной багаж донести.

И ограничений на ручной багаж практически не было. Ты проходишь в самолет и на первом этаже большое багажное хранилище, где на полках можно оставить ручной багаж. Сколько унесешь — все можешь оставить, а при выходе — забрать. Сказать, что такая свобода — это хорошо — ничего не сказать. Это экономит драгоценное утреннее и вечернее время командировки на 20-30 минут – каждое. Если есть время- сдаешь в багаж. Нет времени, тащишь на себе и никто слова не скажет.

Это плюс, но не основной. Главное достоинство 86го было невероятно большое свободное пространство в салоне. Компоновка кресел была 3+3+3. Два продольных широких прохода, несколько поперечных проходов, большой задний «салон» возле туалетов, где желающие могли курить, и где вставали беседовать не мешая никому. Самолет, летящий вечером из Москвы в Екб превращался в большую тусовку, где знакомые радостно встречались, обсуждали, знакомились. Я не курил, но полностью использовал атмосферу этой «курилки».

Это была прекрасная разрядка после тяжелого рабочего дня в Москве, которая восстанавливала моральные силы. За полет я находился в кресле может половину времени. Высоченный потолок самолета, как в нормальном доме, огромный салон — ничего не стесняло, не давило. Не самолет, а корабль. Попав в ИЛ-86 я был почти дома в Екб. Один Ил перевозил пассажиров как два среднемагистральных, поэтому удваивалась вероятность встретить знакомых. Это был самый актуальный слот утренний (около 8:30) и вечерний (около 21:30) для командировочных, то вероятность еще удваивалась.

И хотя с возрастом я перестал летать на один день в Москву и обратно, но по прежнему жду, когда широкофезюляжный ИЛ вновь появится и мой полет превратится из стоического терпения и ожидания конца полета в нормальный кусок жизни.

Заставка: РНК

Если вам понравился материал, пожалуйста поделитесь им в социальных сетях:
Материал из рубрики: